?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: коллективная бессознательная фригидность

May. 15th, 2010

И снова подумала вот о чём: что я делаю целыми днями напролёт? Иронизирую. Почему? Потому что я слабая. Потому что для действий и чувств нужны силы, а ирония отлично подменяет собой и действия, и чувства. Для иронии достаточно сообразительности, которая мне досталась без приложения каких-либо сил. И похоже, херня как раз в том, что прочие сообразительные человеческие существа точно так же коллективно подменили иронией действия и чувства, и блистательно шутят, стесняясь серьёзности. Массовый онанизм. Вообще, искренность, серьёзность (как назвать одним словом? настоящесть?) стали признаком ненормальности, чудаковатости такой, недалёкости и асоциальности, вроде белых носков в чёрных туфлях. Я сейчас это всё говорю, потому что хочу понять причины, но кроме страха и слабости у меня объяснений и не находится. Понятного человеческого страха, что испортят, отнимут и высмеют что-то главное, очень нужное, что нужно спрятать как можно глубже и никому-никому не показывать. Есть ещё одно объяснение, более лестное, конечно: в пространстве абсурда можно спасаться только иронией, там нет места другим чувствам, и значит, всё нормально, мы в пространстве абсурда, и мы достаточно остроумны и социально адаптированы, чтобы над этим смеяться. Но ведь отчасти это пространство абсурда именно всеобщей иронией и создано; это пространство вполне могло бы быть живым, если бы его населяли живые люди, но эти люди всю свою потенцию спустили в иронию.

Кстати, подскажите: кто-нибудь написал в последние годы книгу о любви? Вот просто книгу о любви, вроде, скажем, "Трёх товарищей"? Не трэш, не рефлексию-вся-наша-жизнь-говно, не путеводитель по клубам, не изысканный стёб, не записки эротомана - просто книгу о любви. Я бы почитала.

Results

Что-то стремительно со свистом и топотом пронеслось по моей уютной жэжэшечке. В прошлый раз такое было, когда я написала о беременных женщинах, устраивающихся на работу на ранних сроках, чтобы трудоустроиться и тут же уйти в декрет без возможности быть уволенными. Моя мысль о том, что в мире здравого смысла человек устраивается на работу, чтобы работать, была тогда сметена волной народного гнева под лозунгом "обмани нанимателя".

Так в итоге выявились как минимум две болевые точки: не отдать ни пяди своего, но при этом самим нихрена не делать. Тут вам не шутки на самом деле, а свежий проект национальной идеи: отстаньте от нашей нации с первого по тринадцатое. Грустными толпами, склонив головы в пол, приходить на проходную за минуту до начала рабочего дня, и с готовностью героев рязановского "Служебного романа" бежать, мчаться, лететь с работы через минуту после его окончания. Точно знать, как надо делать, но при этом не делать ровным счётом ничего. Ненавидеть собственную унылую жизнь, сублимируя свою ненависть в упрёках к окружающим людям и несовершенству мира в целом. Обвинять в собственной импотенции кого угодно, только не себя.

Вы знаете наверняка чего вы хотите? Так делайте же.
... если девушки с юных лет уж не девушки, нет (с)

В раннем детстве я думала, что девочкой я являюсь временно; придёт время, и мне, как любому младшему школьнику, будет предоставлен выбор, кем быть дальше - мальчиком или девочкой. С выбором была полная неопределённость, но ведь и до школы была ещё куча времени. Потом оказалось, что выбора у меня нет, но девичья сущность меня уже вполне устраивала; она обещала, а потом и щедро дарила массу прекрасных жизненных моментов.

Когда я слышала что-то о печальной женской доле и дискриминации по половому признаку, я всегда недоумевала: по-моему, любая женщина находится в заведомо выигрышной ситуации по сравнению с мужчиной. Обладая теми же самыми навыками и способностями, она может сослаться на ПМС, слабость, усталость, сесть на единственный свободный стул, после чего рассеянно поправлять платье, не закрывающее коленки. Она, в конце-концов, не должна. А мужчина должен. Не знаю, кто там борется за права и зачем; меня такая навязываемая иллюзия неравенства полов вполне устраивает, ей же цены нет.

Но нет, равенство наступает. В калачик не свернёшься, слезу не пустишь, и против бейсбольной биты сложно шахматным ферзём. Феминистки, вы этого хотели?
Сидела сегодня в ожидании парикмахера, листала каталог с образцами дизайна ногтей (ниже см. наиболее безобидные примеры из гугла). В основном, конечно, цветочки, стразы и иероглифы (видимо, для интеллектуальных дам), но встречались также смайлики, черепа, божьи коровки, аквариумные рыбки и даже микропенисы. Взволнована. Нет: очень взволнована.

For educational purposes only. The contents and use of this pictures do not imply any responsibility from _katusha_

Фотошоп акбар

Знакомая девушка занимается профессиональным мэйкапом. Говорит, пришлось завести карманного фотографа, потому что свежепокрашенные барышни просят немедленно запечатлеть и отретушировать свою неземную красоту: им нечего ставить на комод, вконтакте и на одноклассниках.

Короче, вопрос прежде всего к женской аудитории. Барышни, готовы ли вы видеть себя на фотографиях настоящими?
Если бы у женщин был аналог члена (т.е. какой-то местный орган самоуправления, без которого полноценный секс был бы в принципе невозможен), жизнь была бы куда правдивее и проще.

Песни партизан

У меня на протяжении наблюдений последних месяцев как-то сформулировался ответ на вопрос "почему мы всё это терпим". Я о том, что почему-то считается особенной белорусской доблестью: "спачатку, вядома, цяжка было, а потым звыкся".

По неизвестной и непонятной мне причине белорусы себя стесняются, считая людьми второго сорта, а людям второго сорта по рангу положено терпеть. Белорусы стесняются своей истории, с готовностью отдавая её литовцам и полякам ("ну какая у нас может быть история"), своего искусства (ровно до тех пор, пока авторы не уезжают отсюда, становясь иностранцами), своей кухни ("ай, ну что уже про эту бульбу, то ли дело фуа-гра"), своей внешности, своего языка, своих обычаев, своего пива, как выяснилось - да всего. Эта стеснительность похожа на стеснительность деревенской бабушки, приехавшей в гости к своим городским родственникам: по сути, она может быть в сотню раз достойнее их, но всё равно будет застенчиво теребить платок. У меня обширный опыт контактов с белорусской действительностью в присутствии иностранцев и без них. Когда рядом со мной некто, говорящий на иностранном языке, чиновники распахивают двери, официантки бегают с утроенной силой, швейцары наклоняются до земли - это же иностранец. Когда иностранцев поблизости нет, всё возвращается на место: терпи, ты же своя, должна уметь терпеть. Вот, скажем, диппредставительства Беларуси за границей: никогда не наблюдали разницу в общении сотрудников белорусских посольств с белорусами и с иностранцами? Белорусы - свои, они потерпят; иностранцы - полубоги. Хотя по сути всё должно быть если не наоборот, то хотя бы на условиях равенства: в конце-концов, государство вообще и его учреждения в частности созданы именно для того, чтобы всегда и везде защищать интересы именно своих граждан. Ну чем ещё, как не неуважением к себе и не осознанием себя человеком второго сорта, можно объяснить смиренное молчание чиновника, которому "тыкают" и на которого орут сверху? И это цепная реакция, потому что человек, который себя не уважает, никогда не будет уважать других.

Как сшить абайю?

Всё-таки Стамбул удивительный город; в нём одинаково органично смотрятся женщины и в абайях/хиджабах, и в мини.

Да, кстати; а вы не находите явного внутреннего противоречия между феминистической кампанией против хиджабов и феминистической же кампанией против товаризации женского тела? Собственно, а к чему женщине вообще стремиться снимать хиджаб, кроме как не для пропаганды собственной сексуальности?
...Мои племянники сидят толпой под навесом отцовского двора, двоюродная сестра с дочерью хлопочут у стола. Один мальчик встает, чтобы взять себе попить. Мальчик постарше строго одергивает его: сиди! Разве у нас в семье нет женщин, чтобы ты сам приносил себе воду?

Мальчик растет в окружении прислуживающих ему женщин как маленький падишах. У меня две сестры, и в детстве я никогда не мыл посуду и не гладил себе рубашки. Лет до десяти я даже не одевался сам. Шнурки на моих ботинках завязывала сестра, пока я сидел с важным видом на стульчике...

...По чеченским обычаям женщина не наследует недвижимость. Зачем ей недвижимость? Чтобы она жила одна? Это недопустимо. Одинокая женщина несчастна и к тому же становится источником морального разложения общества.


На самом деле, я вовсе не хочу возмущаться и негодовать: то, что написанное должно теоретически вызывать возмущение - это слишком на поверхности, слишком просто и очевидно. Наоборот, я хочу понять суть написанного: ведь это тоже о разновидности счастья.

Как я подрочить ходила

Тут господин Тиньков отправил меня подрочить, но поскольку обстановка как-то не располагает, я пока подумала вот о чём. Люди из телевизора - они априори боги и полубоги. ЖЖ создает иллюзию личной близости "людей из телевизора" с любым и каждым: а вот возьму-ка я и пошлю нахуй Леонида Парфёнова или Татьяну Толстую! А они рраз - и меня в ответ нахуй пошлют! И потом я всем буду рассказывать, как мы с Леонидом Парфёновым и Татьяной Толстой за жизнь поговорили. Получается такая модель всеобщего равенства и братства, где, посылая реплику, ты как бы приобщаешься к личности собеседника и практически входишь в круг загорающих на пляжах Сан-Тропе. Так бездетные барышни с трепетом трогают животы своих беременных подруг. Так заставляет выше поднять подбородок мысль о том, что от тебя до любой знаменитости не более пяти рукопожатий. Так я доставала из кармана камеру, чтобы сделать фотографию Лукашенко.

А ведь быдло в самом деле всегда остается быдлом; блестящее телевизионное или немытое рабоче-крестьянское - не имеет ни малейшего значения. Любите себя, господа.

Profile

_katusha_
_katusha_

Latest Month

February 2011
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell