Category: 18+

... И после семи лет брака оставил жену с двумя маленькими сиськами

Предыстория: не так давно сидела в одной публичной аудитории, и в поле моего зрения был один мужской затылок. Поймала себя на мысли, что совершенно не могу сосредоточиться на цели мероприятия из-за изучения линии перехода стрижки в шею. Было очень интересно, насколько колючими могут быть самые короткие волоски в этой линии. Или вот, скажем, руки: это очень хорошо и очень правильно, что пожимать руку женщине входит в привычку, потому что это легализованная возможность дотронуться до красивой ладони (некрасивую ладонь можно не пожимать, сделав вид, что не поняла дружественного жеста).

В общем, у меня вопрос к широкой мужской аудитории. Поскольку я лишена возможности смотреть на мир мужскими глазами, мне интересно: какие неожиданные женские движения или жесты могут заставить вот так вот упереться взглядом? Или это очень индивидуально?

На правах рекламы

Несколько лет назад я прочитала роман А. Калецкого «Метро», полубиографический рассказ художника, актера, музыканта, вынужденного эмигрировать в США в 1975 году. В целом, роман оставил ровное неплохое впечатление, желания пролистывать страницы не возникло ни разу, а созданный автором образ «лирического героя» мне был даже симпатичен.

В результате странной комбинации различных совпадений, А. Калецкий оказался человеком, который в 2003 году гостеприимно показал нам Нью-Йорк в его, художника-эмигранта, видении. Ну то есть Гринвич Виллидж, начинающие ракинрольщики, Collapse ) Кстати, это было действительно интересно, даже интереснее прочитанного романа «Метро». Хотя чувствовалось за всем этим какое-то смутное разочарование; наверное, я ожидала увидеть «лирического героя», а увидела А. Калецкого. Ну да ладно.

А потом однажды зимой А. Калецкий приехал в Минск. Было всё традиционно, по-славянски: хождение сквозь сугробы, питие водки, прослушивание песен, всё - щедро сопровождаемое рассказом о том, как А. Калецкий снимался в фотосессии для мужского глянца вместе с обнаженной Джей Ло. Пытаясь, видимо, доказать самому себе, что талантливый человек талантлив во всем, помимо книг А. Калецкий пишет картины и поет собственносочиненные песни. Тогда мне попала в руки его вторая книга - «Темнота света». На обложке – загорелый седой мужчина в холщовой белоснежной рубахе поводит уверенной ладонью дланью над золотыми колосьями. Под обложкой - «…толкнув на жесткие кирпичи и электрическую проводку, задрал ей платье и сорвал колготки. Я грубо вошел в нее и начал вколачивать ее в стену. По ее ногам струилась влага. Но мне никак не удавалось кончить. Тогда я повернул ее и пригнул к полу… Этот вход был теснее пришлось послюнить кончик пениса и применить силу…». В общем, обложка и содержимое являли собой законченное идеальное и совершенное творение, особенно с учетом авторского автографа. Обложка очень подходила к содержимому, и наоборот. А главное – вся история (КГБ, эмиграция, водка, снег, Джей Ло, песни, поле-русское-поле, картины и заслюнявленный кончик пениса) сложились в голове в совершенно законченную великолепную картину. И возрадовалась я от совершенства этого славного мира.

Вот даже не знаю, к чему это я. Ну, пусть будет на правах рекламы, что ли.
  • Current Mood
    good good