Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

.

Я вдова Олега Бебенина. Собственно, мне не хотелось и по-прежнему не хочется ничего говорить, но полученный вчера email от неизвестного мне адресата, в котором содержится очередная фантазия на тему смерти моего мужа со ссылкой на якобы полученную от меня информацию, вынуждает меня высказаться, кратко и единожды.

Я не знаю, что, как и почему произошло. Я даже не знаю, когда это произошло: 2 или 3 сентября. Самое страшное, что возможно никогда и не узнаю, каждый день возвращаясь к этим вопросам без ответов. Нет ничего хуже неизвестности. Материалы проверки (в части, с которой я знакома), известные мне факты, детали и события тех дней однозначных ответов не дают. Именно поэтому я не хочу ничего говорить: любые мои слова на тему «что случилось», мои сомнения, версии, мысли будут лишь предположениями, но я не знаю истины. У нас с Олегом и со Стёпой была куча планов на ближайшие дни и недели, но им не суждено было сбыться. И ещё, знаете, просто очень больно говорить.

Никакие СМИ (печатные, телевизионные, интернет) не получали от меня никаких комментариев, касающихся гибели Олега. О произошедшем я говорила только и исключительно с нашими с Олегом друзьями и близкими, а также с представителями правоохранительных органов и экспертами. Любая информация со ссылкой на мои слова, исходящая из других источников – ложь.

Вокруг обнаружилось неожиданно много посторонних людей, которые жаждут обсуждений и сенсационных подробностей. Нет, не друзей – совершенно чужих и незнакомых людей, которые отчего-то считают себя вправе найти наш домашний телефон и позвонить с вопросами, или приехать на нашу дачу «посмотреть всё своими глазами». Я понимаю, что трагическая смерть человека – это отличный информационный повод, куда перспективнее новостей о погоде, но прошу: загляните в себя и постарайтесь найти хоть что-то человеческое. Если он был вам близок – помните его, любите его, делайте всё для его памяти. Если он был вам никем – не делайте больно тем, кто помнит и любит. Жизнь – очень хрупкая штука, какими бы долгосрочными не были ваши планы на счастье. Достаточно нескольких секунд, чтобы жизнь навсегда поделилась на «до» и «после». Возможно, когда-нибудь вы это поймёте, дай Бог – не поймёте никогда, потому что такого я не пожелаю никому. Никому не пожелаю видеть всегда счастливого и весёлого сына, который лежит, свернувшись калачиком, и не плачет даже, просто тихо скулит: «папочка, папочка, папочка…», и я бессильна ему помочь. Олег был замечательный муж и самый лучший папа. Каждый вечер, укладываясь спать, Стёпа говорил: «Папа, я тебя люблю. Мама, я тебя люблю. Как хорошо, что вы у меня есть». Теперь папы нет, но мы со Стёпой по-прежнему говорим друг другу, как мы его любим, и становится чуть-чуть легче, как будто папа снова с нами, просто мы его не видим.

Когда навсегда уходит близкий человек, ты вдруг обнаруживаешь, сколько несказанного, неуслышанного, неузнанного он унёс с собой, и всё это уже не сказать, не услышать и не узнать никогда. Очень хочется, чтобы не было так больно. Хотя бы на пять минут, на минуту получить передышку и иметь возможность посмотреть по сторонам с той безмятежностью, которая была у меня до. На снег, на солнце, на детей, которые гуляют с папами. Возможно, когда-нибудь смогу. Может быть, не смогу никогда, но я с каждым днём пытаюсь учиться терпеть.

Для представителей СМИ, которые, возможно, прочитают это, я повторю ещё раз: загляните в себя и постарайтесь найти хоть что-то человеческое. Не издевайтесь над сказанным, вставляя в придуманный контекст с придуманными комментариями. Для друзей: не пропадайте, не бойтесь звонить почаще, зовите в гости и приходите к нам. Возможно, со мной не всегда просто сейчас общаться, но вы просто знайте, что я вас люблю. Спасибо за поддержку в эти месяцы, без неё я бы сошла с ума.

P.S. Извините, что отвечаю не на все комментарии - просто всем спасибо за сочувствие.

я хотел въехать в город на белом коне

Когда-нибудь в Беларуси появится новый президент***, которому достанутся как минимум:

1. кредитные долги страны, взятые под гарантии правительства;
2. граждане, за многие годы разучившиеся принимать решения, но в совершенстве овладевшие навыком писать отчёты;
3. система декретов и указов, которые можно (а) отменить, и тогда в течение суток рухнет всё - от таможни до аптеки, или (б) оставить в силе, и тогда рухнут предвыборные ожидания избирателей;
4. система документов под грифом ДСП, после ознакомления с которыми п.п. 1-3 могут показаться рождественскими подарками.

Короче, ему достанется зазеркалье. По моему скромному недалёкому женскому мнению, в этой ситуации победителей быть не может в принципе. Можно разве что взять у братского народа погонять какого-нибудь улыбчивого Кириенко, чтоб заткнуть им амбразуру, как в августе 1998-го.

P.S. И кстати, совсем забыла, кто там в животном мире сам себя съедает?

*** Когда я однажды озвучила группе белорусских госслужащих этот совершенно очевидный, по-моему, факт, услышала в ответ "да как Вы можете говорить такое!".
  • Current Mood
    working

(no subject)

И снова подумала вот о чём: что я делаю целыми днями напролёт? Иронизирую. Почему? Потому что я слабая. Потому что для действий и чувств нужны силы, а ирония отлично подменяет собой и действия, и чувства. Для иронии достаточно сообразительности, которая мне досталась без приложения каких-либо сил. И похоже, херня как раз в том, что прочие сообразительные человеческие существа точно так же коллективно подменили иронией действия и чувства, и блистательно шутят, стесняясь серьёзности. Массовый онанизм. Вообще, искренность, серьёзность (как назвать одним словом? настоящесть?) стали признаком ненормальности, чудаковатости такой, недалёкости и асоциальности, вроде белых носков в чёрных туфлях. Я сейчас это всё говорю, потому что хочу понять причины, но кроме страха и слабости у меня объяснений и не находится. Понятного человеческого страха, что испортят, отнимут и высмеют что-то главное, очень нужное, что нужно спрятать как можно глубже и никому-никому не показывать. Есть ещё одно объяснение, более лестное, конечно: в пространстве абсурда можно спасаться только иронией, там нет места другим чувствам, и значит, всё нормально, мы в пространстве абсурда, и мы достаточно остроумны и социально адаптированы, чтобы над этим смеяться. Но ведь отчасти это пространство абсурда именно всеобщей иронией и создано; это пространство вполне могло бы быть живым, если бы его населяли живые люди, но эти люди всю свою потенцию спустили в иронию.

Кстати, подскажите: кто-нибудь написал в последние годы книгу о любви? Вот просто книгу о любви, вроде, скажем, "Трёх товарищей"? Не трэш, не рефлексию-вся-наша-жизнь-говно, не путеводитель по клубам, не изысканный стёб, не записки эротомана - просто книгу о любви. Я бы почитала.

Это праздник с сединою на висках

Из района Национальной библиотеки до окрестностей универсама "Рига" я добиралась сегодня около двух часов. С разворотами через бордюры и разделительные полосы, с заездами на тротуары и парковые дорожки, со сквозными проездами через дворы, с выяснением отношений с милицией и какими-то людьми в форме времён второй мировой, и так далее. ПО ГОРОДУ ШЛИ ТАНКИ. Родители не могли забрать детей из школ, таксисты не могли добраться на вызовы и нервно курили, машины "скорой помощи" стояли в общих пробках, мамам с младенцами в колясках не разрешали перейти на другую сторону улицы ("ну и что, что хочет есть"). ПО ГОРОДУ ШЛИ ТАНКИ. Под танками крошился асфальт, исчезала только что нанесенная дорожная разметка, один из танков загорелся, его долго тушили и пытались эвакуировать - короче, делалось всё возможное, чтобы горожане-автомобилисты испытали чувство патриотизма, радости и глубокой благодарности за происходящее. Ведь это блестящая идея - запустить в город танки в вечерний час пик по центральному проспекту и паре ключевых улиц.

Слышу рёв за окном - танки уезжают, чтобы вернуться. С праздником Великой Победы, дорогие соотечественники.

Вся в соплях и в зубной помаде перепачканное лицо

Весной всем полагается вдыхать свежий ветер и перерабатывать его в феромоны. Или вот ещё прыгать через лужи. Или спортивным шагом идти в тренажёрный зал. Или улыбаться подснежникам и набухшим почкам. Многие также пекут куличи и красят яйца, но это программа христианская, необязательная. В общем, весной полагается ощутить прилив новых сил и переродиться. А у меня болит горло, ручьём льются сопли, судя по отражению в зеркале, на голове сам собою образовался ирокез, на мне безразмерная полосатая майка, я лежу на кровати с ноутбуком, бутылкой Асахи, и изредка перемещаюсь только в двух направлениях: холодильник налево, туалет направо. Надо бы найти смысл делать что-то ещё, но смысл пока не находится, а бессмысленной необходимости, типа работы в выходные, на этот раз нет. Френдлента пестрит рецептами, усиливая моё чувство собственной неполноценности: последний раз я что-то вдумчиво готовила в прошлом году. Глобальная функциональная неисправность detected: не умею делать что-то, в чём не вижу смысла. Это какая-то неправильная весна, она даёт неправильные эмоции. "Шарлотте сложно слезы и сопли сдерживать, внутри у нее не стихает, бурлит беда. Такое бывает, если поешь несвежего или внезапно влюбишься не туда" (с) izubr.

Можно взять билет куда-нибудь и бесцельно улететь в это куда-нибудь между полётами в определённые места, но зачем? Где настоящая весна-то?

Фотография глазами. Начало.

Принцип Аристотеля "Nihil est in intellectu quod no prius suent in sensu", который среди прочих повторил Леонардо да Винчи ("Ogni nostra cognicioni principia dai sentiment!") выражал мысль, господствующую и поныне: "В интеллекте нет ничего, что вначале не было бы дано в ощущениях".

Такая простая мысль, и сразу столько контекстов, если вдуматься.

Кстати, судя по всему - весна. Смотрю погоду в Париже, а там и вовсе плюс 15.

Results

Что-то стремительно со свистом и топотом пронеслось по моей уютной жэжэшечке. В прошлый раз такое было, когда я написала о беременных женщинах, устраивающихся на работу на ранних сроках, чтобы трудоустроиться и тут же уйти в декрет без возможности быть уволенными. Моя мысль о том, что в мире здравого смысла человек устраивается на работу, чтобы работать, была тогда сметена волной народного гнева под лозунгом "обмани нанимателя".

Так в итоге выявились как минимум две болевые точки: не отдать ни пяди своего, но при этом самим нихрена не делать. Тут вам не шутки на самом деле, а свежий проект национальной идеи: отстаньте от нашей нации с первого по тринадцатое. Грустными толпами, склонив головы в пол, приходить на проходную за минуту до начала рабочего дня, и с готовностью героев рязановского "Служебного романа" бежать, мчаться, лететь с работы через минуту после его окончания. Точно знать, как надо делать, но при этом не делать ровным счётом ничего. Ненавидеть собственную унылую жизнь, сублимируя свою ненависть в упрёках к окружающим людям и несовершенству мира в целом. Обвинять в собственной импотенции кого угодно, только не себя.

Вы знаете наверняка чего вы хотите? Так делайте же.

Жизнь бардак, что-то видимо в ней не так...

... если девушки с юных лет уж не девушки, нет (с)

В раннем детстве я думала, что девочкой я являюсь временно; придёт время, и мне, как любому младшему школьнику, будет предоставлен выбор, кем быть дальше - мальчиком или девочкой. С выбором была полная неопределённость, но ведь и до школы была ещё куча времени. Потом оказалось, что выбора у меня нет, но девичья сущность меня уже вполне устраивала; она обещала, а потом и щедро дарила массу прекрасных жизненных моментов.

Когда я слышала что-то о печальной женской доле и дискриминации по половому признаку, я всегда недоумевала: по-моему, любая женщина находится в заведомо выигрышной ситуации по сравнению с мужчиной. Обладая теми же самыми навыками и способностями, она может сослаться на ПМС, слабость, усталость, сесть на единственный свободный стул, после чего рассеянно поправлять платье, не закрывающее коленки. Она, в конце-концов, не должна. А мужчина должен. Не знаю, кто там борется за права и зачем; меня такая навязываемая иллюзия неравенства полов вполне устраивает, ей же цены нет.

Но нет, равенство наступает. В калачик не свернёшься, слезу не пустишь, и против бейсбольной биты сложно шахматным ферзём. Феминистки, вы этого хотели?

Театр в тюрьме

Здесь о том, о чём я уже писала. Если вдруг так случится, что Саша отбудет там весь срок, к моменту выхода ему будет около 50-ти лет. Когда мы познакомились, он был младше, чем я сейчас. Какой маленький промежуток, оказывается.

А вот продолжение этой истории, которую мы вчера вспоминали со старинным приятелем. «Вы не представляете, что такое здесь, в колонии - учитывая все существовавшие до этого и существующие сейчас условности, - выйти на сцену!" Статья совершенное говно, но я о сути происходящего.

Всё-таки я верю в людей. Нет, не в чёрное-белое и плохой-хороший, просто верю в людей.