May 15th, 2010

(no subject)

И снова подумала вот о чём: что я делаю целыми днями напролёт? Иронизирую. Почему? Потому что я слабая. Потому что для действий и чувств нужны силы, а ирония отлично подменяет собой и действия, и чувства. Для иронии достаточно сообразительности, которая мне досталась без приложения каких-либо сил. И похоже, херня как раз в том, что прочие сообразительные человеческие существа точно так же коллективно подменили иронией действия и чувства, и блистательно шутят, стесняясь серьёзности. Массовый онанизм. Вообще, искренность, серьёзность (как назвать одним словом? настоящесть?) стали признаком ненормальности, чудаковатости такой, недалёкости и асоциальности, вроде белых носков в чёрных туфлях. Я сейчас это всё говорю, потому что хочу понять причины, но кроме страха и слабости у меня объяснений и не находится. Понятного человеческого страха, что испортят, отнимут и высмеют что-то главное, очень нужное, что нужно спрятать как можно глубже и никому-никому не показывать. Есть ещё одно объяснение, более лестное, конечно: в пространстве абсурда можно спасаться только иронией, там нет места другим чувствам, и значит, всё нормально, мы в пространстве абсурда, и мы достаточно остроумны и социально адаптированы, чтобы над этим смеяться. Но ведь отчасти это пространство абсурда именно всеобщей иронией и создано; это пространство вполне могло бы быть живым, если бы его населяли живые люди, но эти люди всю свою потенцию спустили в иронию.

Кстати, подскажите: кто-нибудь написал в последние годы книгу о любви? Вот просто книгу о любви, вроде, скажем, "Трёх товарищей"? Не трэш, не рефлексию-вся-наша-жизнь-говно, не путеводитель по клубам, не изысканный стёб, не записки эротомана - просто книгу о любви. Я бы почитала.