Tags: burma

mood

Magnificent Magenta

 

Два самых часто фотографируемых дерева во всей Бирме)

Нет, правда, это одно из самых фотогеничных мест, когда-либо мною виденных

Тут должен быть длинный пост про Европу, по которой я сейчас тоскую-нимагу, но у фотоведра случился тех.перерыв и картинки из него достать невозможно

так что пока будут бытовые пизстрадания

Collapse )
jump

Бирманский трафик из голубой коробочки

 

Его называют Blue taxi - маленький крытый пикап голубого цвета с жесткими лавками в тесном кузове и мотоциклетной мощности движком. Голубое такси - самый дешевый способ осмотреть окрестности Мандалая во вменяемые сроки; это прыжки по пыльным ухабам, вечно нажатый клаксон и резкие маневры в потоке хаотичного трафика, состоящего сплошь из экзотичных транспортных средств

В такси традиционной ориентации такого драйва не будет - амортизаторы сгладят неровности дороги, стекла защитят от пыли и звуков, а водитель будет гораздо больше аккуратничать - одна только пошлина на разваливающаяся 20 летнюю Тойоту составляет около 10 килобаксов.

Желающим прокатиться с ветерком и сблизиться с народом голубое такси strongly recommended - стань лягушенкой в коробчонке!

Collapse )
jump

Where the Flying Fishes Play (c) - летучие рыбы Мандалая

 

On the road to Mandalay
Where the flyin' fishes play


 ____________________

На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай

Живое (пока еще) подтверждение засевшим в голову с самого детства стихотворным строкам Киплинга попалось в окрестностях звучно названного города. 

Вот они какие, летучие рыбы на дороге в Мандалай
jump

Рассвет на мосту



Рассветы даются мне тяжело, ибо животное я ночное; поэтому для обозначения количества встреченных за год восходов солнца обычно достаточно пальцев одной руки.

В основном это рассветы случайно-неизбежные - слишком ранний вылет или прилет самолета, ночевка в треке с рассветом-частью обязательной программы, невозможность заснуть в поезде или автобусе до самого утра...

Но этот был специальный - ради него мы специально встали в 5-00, минут сорок тряслись в кузове маленького такси по пыльным ухабам и чуть не пропустили прекрасно-обильный buffet breakfast в нетипично дорогом для нас отеле.

Более того, в том числе и раде него мы четвертый раз приехали в Бирму и второй раз в город со звучным названием Мандалай, чтобы ходить по скользким от утренней росы стареющим деревянным дощечкам моста и смотреть на выплывающих из тумана закутанных в бордовое почти босоногих монахов. 

Collapse )
jump

Chin Woman, Burma


Туда можно добраться только по реке. Только с пермитом, который оформляется только предварительно и только на всю группу желающих, но желать можно и в одиночку (а найти попутчиков практически нереально).

До реки приходиться добираться на медленной, крытой плетеной соломой конной повозке через деревни, выглядящие как чистый Бангладеш – маленькие темные люди, женщины в ярких одеждах с блестящими на солнце алюминиевыми кувшинами на головах, дети с охапками хвороста, радостно пытающиеся ухватиться за вашу телегу…

Потом плыть три часа в один конец по водам мутной реки, вдоль почти достаточно высоких обрывистых берегов с огородами и постирушками, мимо сплавляющегося бамбука и его погонщиков на бамбуковых же плотах.

Чтобы увидеть их



В деревне, на которую дают пермит и куда попадают относительно любознательные туристы, их осталось четверо.

Версий происхождения татуировок несколько - защита от диких зверей, защита самых красивых девочек деревни от нежелательных мужей из других этнических групп, сакральное украшательство.. только вот точно никто не помнит – матерей, делавшим 6-7 летним дочерям татуировки, давно уже нет в живых, а девочки по малолетству не интересовались, просто сидели и терпели, ведь было так нужно.

Collapse )
mood

Burmese Years


Stupas in Mrauk-U, Burma

Два предыдущих новых года мы вчтречали Бирме. На этот раз мини-традиции придется изменить - популярность ее растет, и билеты даже на дискаунтер "воздух азии" стоят не вполне гуманно, а вменяемые пляжные отели забуканы прозорливыми товарищами еще в октябре месяце.

Эх, ведь я наконец-то прикупила 'Burmese Days' Оруэла в оригинале и хотела почитать ее так сказать "в декорациях"))

А вы где встречаете Новый год?

mood

Burmese Days: Монахи



Монашество в Бирме - институт многоранный. 

В монахи желательно "сходить" хотя бы раз в жизни каждому бирманцу - улучшить карму себе и родителям. Помимо таких "призывников долга" монахами становятя по множеству причин.

Маленьких мальчиков отдают родители, если не могут платить за школу (в монастыре какое-никакое образование бесплатно - научат грамоте, дисциплине, да еще и кормить будут - минус лишний рот);

В монахи идут диссиденты - бордовая роба дает иллюзию неприкосновенности и аудиторию для оппозиционных мыслей; самые крупные протесты против действующей власти были организованы именно монахами; 

В монахи идут беглые преступники - там их вряд ли будут искать, к тому же можно выбрать монастырь поудаленнее;

В монахи идут бездельники -  в Бирме добрые граждане щедро, искренне,часто отрывая от себя, подают монахам. Такие товарищи не стесняются побираться после обеда, принимать деньги и прикасаться к женщинам;

В монахи идут старики - чтобы облегчить жизнь совим уже взрослым и обремененным множеством забот детям и привести в порядок мысли;

В монахи идут искатели веры, ученья и света.

В двух последних категориях и встречаются те самые чудесные, солнечные дедушки, мужчины, а порой почти мальчишки, что на приличном английском удивляют путешественников своей образованностью, кругозором, доброжелательностью и становятся одним из самых ярких впечатлений о людях своей страны.
mood

Бирма. Шанские горы. Hsipaw

Городок Hsipaw лежит в 200 км севернее Мандалая.
Несмотря на английское написание, читается он нефига не как «Хсипо», а как Чибо или Тхибо. И хотя он не входит в «золотое кольцо» главных достопримечательностей Бирмы, да и во вообще не может похвастаться историческими монументальными сооружениями, все же частенько попадает в маршруты в основном импортных путешественников.
Едут они туда как раз за провинциальностью и относительной неиспорченностью. Ну и, что, наверное, самое главное, едут туда за треккингом к горным, но не очень диким племенам. Парадокс состоит в том, что только процентов 15 приехавших в городок таки решаются на треккинг. Остальные впадают в созерцание и лень и ограничиваются прогулами по окрестностям – благо сельскую жизнь можно в изобилии лицезреть и тут.

Для нас же, из-за ограниченности во времени, впадение в свойственный буржуйским путешественникам релакс и созерцание – непозволительная роскошь. Поэтому мы не поддадимся колдовству городка, и ранним утром в компании гида и еще двух пар уверенно выдвинемся в намеченный треккинг.

А пока солнце в зените, и пьем свежий (не просто свежезаваренный, а действительно свежий) чай на террасе гестхауса, отдыхая от пятичасвой дороги по серпантинам. Чай выращивают здесь неподалеку, в горах, и завтра мы вдоволь насмотримся на взбирающиеся по склонам чайные плантации и возделывающих их людей из племени палаунгов. Но это завтра.

Сейчас у нас есть полдня на изучение окрестностей – мы берем в гестхаусе нарисованную от руки карту и топаем к окраинам. Городок небольшой, и минут через десять мы попадаем на рисовые поля. По ним идут исчезающие тропинки и петляет ручей, который то и дело приходится переходить в брод.

На полях пасутся скромные трудяги водные буффало, в холодном ручье плещутся приветливые дети, радостно визжащие "хеллоу".



А на самих рисовых полях Collapse )