Category: медицина

Совок и медицина

У известного манипулятора Дюкова читаем: "разговоры об отсеивании слабейших сразу прекращаются после предложения признать себя слабейшим и отсеяться. Когда-то подобный спор возник на бывшей работе. Помня о том, что эксперимент критерий истины, я предложила всем присутствующим подумать и вспомнить, от каких болезней они и их близкие могли бы умереть в стародавние времена, но от которых их благополучно вылечила современная медицина. Вернуться к природе и истокам. Границей взяли советскую Россию, то есть то, что уже благополучно и просто лечили до 1917 года не берем во внимание.Оказалось, что все присутствовавшие, как и их родственники, считающие себя здоровыми, вряд ли бы дожили до 20 лет."

Кара-мурзовская по стилю манипуляция, причем логически очень тупая. Разоблачить ее очень просто. Прогресс медицины не имеет никакого отношения к совку или не-совку. Мало того, прогресс медицины в совке был несравнимо ниже с тем же прогрессом медицины на Западе. Если его тезис применить к любому гражданину запада и взять произвольной границей 1917 год, то будет то же самое без всяких Советов. Это раз. А во-вторых можно взять произвольной границей 1991 год и вспомнить, от какой из современных болезней они могли бы умереть тогда. Получится очень внушительный список, при тот что в позднем совке не было (например, список огромен - чего не было что есть сейчас) одноразовых шприцев, медтехника находилась в состоянии близком к зародышевому, особенно для совр. анализов, фармакология просто была провальная и т.п. Даже знаменитый центр микрохирургии глаза Федорова был ЦЕЛИКОМ создан на зап. оборудовании. и Третье - совершенно очевидно что без революции 1917 прогресс в медицине не уменьшился бы, а был бы сравним с западным, как и ДО 1917 года. Почему то никто из великих князей, к примеру, до революции не ездил лечиться в европейские клиники.

Оккупация глазами очевидцев - еще раз о "зверствах фошысстофф"

Интересные и многочисленные свидетельства очевидцев оккупации. Некоторые цитаты:

"Перед оставлением Днепропетровска группы "истребителей" разъезжали на грузовиках и поджигали оставшиеся объекты; так подожгли находившийся близ нашего дома хлебный завод. Поджигали и уезжали дальше - спешили на другую сторону Днепра. Завод сразу же потушили поднятые сторожем завода окрестные жители: "Мы же без хлеба будем сидеть!" В последние дни перед оставлением города в нем почти не было войск, были только спецчасти, которые подрывали заводы, жгли, что можно."

"И все говорили, что думали, горячо спорили. Тогда я глубоко поняла, что никакое иноземное владычество не может поработить и развратить народ сильнее, чем "своя" идеологическая диктатура. Идея с помощью войны сбросить эту идеологическую диктатуру, сбросить страшного Сталина владела мною полностью. Тогда, я помню, записала в своих записках: «Надо спасать душу народа»"
"Официально русским больницам и практиковавшим русским врачам выдавалось известное количество лекарств, и у них должно было лечиться русское население, военным же врачам было запрещено пользовать русское население. Но врачи с этим запретом не считались. Я не знаю случая, когда военный врач или фельдшер отказался бы пойти к русскому больному, даже поехать на открытой телеге, в мороз (затребовать свою машину они не имели права) в отдаленную деревню. Они также всегда давали медикаменты из военных запасов, списывая их на якобы заболевших солдат."

"Разрушенная войной и бомбардировкой жизнь города начала постепенно налаживаться. Из деревень стали привозить в город продукты. Румыны сразу объявили ликвидацию колхозов и совхозов и свободную торговлю. В первые два-три месяца стали открываться столовые, так называемые "бодеги" (закусочные с крепкими напитками), открылось много частных мастерских — сапожных, механических, появились хлебопекарни, кондитерские, затем стали открываться театры. Сначала на Греческой улице, а потом и городской оперный, где поправили взорванный полуторатонный занавес. Торговля быстро расцветала, и о базаре стали говорить, что он стал таким, "как при царе". Частной инициативе была предоставлена полная свобода»."

«Было отстроено какое-то самоуправление, и люди жили и приспосабливались к той обстановке, которая была при оккупации.
Нужно сказать, что материальное положение, особенно на селе, при немцах было лучше, чем при советской власти. Стало и свободнее, потому что более-менее можно было критиковать немецкие действия в разговорах между собой. Это было «расковывание» сознания, снятие тотального пресса, который лежал на людях. Начали открывать церкви.
Ну и жизнь развивалась себе, более-менее, нормально, как она могла развиваться в условиях войны и оккупации. Конечно, город был разграблен - ( прим мой - не немцами а своими), были разбиты склады, магазины. Но это продолжалось очень недолго, около двух дней. Причем, когда громили те или иные склады, то там обнаруживались продукты, которых люди не видели уже десятки лет, со времен нэпа, к примеру, сладкое сгущенное молоко. Люди брали это, как свое. Конечно, это не был справедливый дележ, потому что, кто был энергичней, тот хватал больше; интеллигенция вообще в этом мало участвовала. Но бандитизма, грабежей квартир, личного имущества, актов мести, чтобы кто-то кого-то убивал, сводя старые счеты, - ничего этого не было. Быстро восстановили электростанцию, восстанавливали, насколько это возможно, нормальную жизнь города, открывались парикмахерские, сапожные мастерские, ресторанчики, разные магазины"

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ - ЦЕЛИКОМ ИНТЕРЕСНЕЙШИЕ ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ОККУПАЦИИ - ЗДЕСЬ