?

Log in

No account? Create an account

Дневник рекламного истребителя

... или то, на душе...

Previous Entry Поделиться Next Entry
Библия и ее критики
_jager_

Опять же Алексей Милюков.

"

Библия представляет собой сборник текстов законодательного, пророческого, религиозно-нравоучительного, исторического и даже поэтического «жанров». Однако отрицание как основной принцип «исследования» применяется критиками не только к космогонии Шестоднева или Апокалипсиса, но и ко всей Библии, включая даже явные аллегории и поэтические образы, в которых была описана та или иная библейская реальность. Человеку, прилюдно бы заявившему, что стихи Пушкина, повествующие о его (напомню, реальной) встрече с Анной Петровной Керн, содержат ошибки или не соответствуют современным научным представлениям (так как никакого «чудного мгновенья» и «мимолетного виденья» с научной точки зрения не существует), – такому человеку коллеги сразу вызвали бы карету скорой помощи. Поэтичность или реалистичность описания напрямую не связаны с реальностью описываемого события, а являются лишь стилистическим приемом его изложения. Однако когда дело касается Библии, критики себя ни в каких глупостях, а порой даже в откровенно идиотических измышлениях не ограничивают. Никакая логика или последовательность их, разумеется, не интересует – ведь отрицание у них первично.

 

Если оставить в стороне метод откровенного подлога, с завидной легкостью используемый в библейской критике «профессиональными» атеистами, то за ошибки Писания критики в лучшем случае выдают лишь свое собственное ущербное понимание[2] библейского текста или просто его незнание. Я хочу акцентировать внимание читателя именно на этом. С моей стороны это не просто дань занимаемой полемической позиции. При любом знакомстве с аргументами атеистов всегда  бросаются в глаза эти две особенности – личная неприязнь к Библии и элементарная безграмотность в отношении предмета критики. Ограниченный ум с отсутствием творческого начала считает рациональное мышление универсальным и, подозреваю я, наиболее адекватным инструментом познания. В этом и заключен феномен непонимания Библии атеистами – даже при попытках непредвзятого исследования. Доводя до абсурда – невероятно, например, чтобы какой-нибудь атеист мог быть заслан в стан врага в качестве штирлица – он «спалится» при первом же вопросе, как бы ни маскировался (– «Что ты чувствуешь, читая эти библейские строки?». – «Как, что? Удовольствие!»). Непреодолимым барьером для них становятся специфические особенности библейского повествования, связанные с обычаями, образом мышления, менталитетом древних авторов, стилистическими и жанровыми особенностями текста.

 

Так, любимой областью приложения  драгоценного атеистического внимания всегда был антропоцентризм Библии; известный художественный прием, когда восприятие окружающего, каким бы чудесным и неземным оно ни являлось, описывается в терминах человеческого восприятия. Не истерики при описании величия Творца и творения, не восточные эмоции, не числовые выражения в неимоверных степенях, а именно простой взгляд человека, стоящего ногами на этой земле и наблюдающего весь земной и небесный мир вокруг себя. Несмотря на то, что подход к такой библейской манере с «научной критикой» уже много веков оборачивается лишь конфузом для атеистов, своей «популярности» он не теряет. Это, собственно, интеллектуально низший, маргинальный уровень критики, но в силу того, что «доступен даже дилетанту», он и самый распространенный. "