December 10th, 2013

махакала

Просветление это растворение границ эго

Просветление это растворение границ личности, исчезновение границ эго.

С другой стороны, слабость личности, её непутевость - есть неопределенность границ эго, когда человек не знает чего хочет, что ему надо, какая у него цель, не знает, что его, а что чужое. Такой человек жаден, либо расточителен, или в одно время его одолевает алчность, а в другой момент небережливость. Он не способен что-либо создать, вырастить, развить.

Человек, хорошо сознающий свои личностные границы и границы других, обычно успешен, он процветает.

Индивидуум со слабыми границами, получая духовный опыт, скорее всего пройдет полосу деградации, его жизнь разрушится в той или иной мере. Он может обрести мнимую реализацию, считая себя просветленным, достигшим счастья и свободу, это будут временные переживания, за ними неотвратимо последует разочарование и неудовлетворенность, это образец человека - несчастного духовно-ищущего. Если в этот период он не бросает поиск и оттачивает искренность к себе, то есть вероятность укрепления границ эго. Однако последующие их растворение скорее большое чудо, чем закономерная цель Поиска - слишком болезнен опыт прошлого, опыт своей иллюзорной святости.
махакала

09.12.13 Индия. Мамала-пурам (Махабали-пурам)

Ночевал в древнем храме на вершине горы. Чуть не обделался от страха. Пробираясь к мистическим сооружениям, вспомнил, что и прошлой ночью, когда ночевал в пещере внизу, тоже приходило чувство страха. Пещера тот же небольшой храм, выдолбленный в скале, пять кубических помещений с прямыми стенами, с искусными барельефами грудастых божеств, в смысле женщин с красивыми обнаженными грудями. Два дальних отделения храма-пещеры, размерами метр на два, с квадратными отверстиями в полу, бог знает для чего эти подозрительные дыры. Пещера в метрах ста от освещенной дороги, совсем не далеко от людей, я лежал в спальнике на пенке, и в проеме входа видел незатейливые постройки торговцев, закрытые на ночь, летучие мыши стремглав пересекали эту панораму, а тропические цикады подыгрывали шуму дождя.

За двое суток в Пураме испытал несколько видов страха, экстремалы идут навстречу своим страхам. Заметил, что перестал уделять должное внимание этому чувству, не описал его в дневнике, не запомнил. Лишь пробираясь в ночи по темным глубинам древнего заброшенного города, который отдален от поселения людей, освежаю память тревогой и тихим ужасом. Страх проходит, и о нем легко забываешь, не вспоминаешь, пока он снова не придет, вот он появился вновь, в заросшем тропическими джунглями городе-призраке, и я пообещал себе в детальных подробностях описать это неприятное, но полезное чувство.

Первый вид страха, скорее волнение,- пришло, когда решил незаметно перебраться через ограду, окаймленными сверху пиками. Выждал удобный момент, чтобы не было глаз вокруг, чтобы никто не видел, моего проникновения в закрытую на ночь территорию. Выбрал момент, когда улица опустеет. Перемахиваю через железную ограду, цепляюсь за ограду трусами, пика с треском разрывает одежду на заднице. Хорошенькое начало! Под покровом ночи пробираюсь к пещере, из дальнего угла доносится хлопанье, темнота там кромешная, луч моего фонарика тонет во мраке, врядли пещерные хранители аплодируют моему выходу на «сцену», моему приходу в этот храм. Угадываю собаку, пес потряхивается. Значит, я здесь не один, ну, вместе `веселей`. Раскладываю пенку, залезаю в спальник, укладываюсь. Пес порыкивает, может на меня, или ещё на кого, а может ему что-то снится.
Дождь усиливается. Выдолбленные древними барельефы божеств на стенах, будто превращаются в летучих мышей, или я засыпаю? Вдруг, отчетливо и резко чувствую чье-то присутствие позади себя, кто-то стоит рядом со мной! Вот он и второй вид страха,- внезапный испуг, животный страх – здравствуй! Оборачиваюсь, включаю фонарик… никого. Только летучие мыши пересекают двойной вход в храм.

Мы с псом в пещере понимаем друг друга, он долго ходит вокруг меня, останавливается, прислушивается, принюхивается, подолгу чешется и потряхивается, и рычит, близко не подходит, выдерживает дистанцию. Рычу в ответ, в тон ему. Совсем не злой у него рык – не нравятся ему ночные незваные гости.
Одновременно с собакой атакуют комары и комарьё, жужжат под ухом, щекочут, кусают. Отгоняю их шляпой. Жалею, что не взял анти-москитный аэрозоль. Надеюсь, что охота москитов всего на пару часов, такой летный режим у российских комаров, в 12 ночи все полеты прекращаются у русских комаров. Не тут-то было, индийцы жаждут моей крови до самого рассвета.

Приходит `предзасыпное` настроение. Никто ничего не сыпет, не засыпает, это желание уснуть, вопреки всем передрягам одерживает уверенную победу в моем сознание. Ясно осознаю состояние, которое предшествует сну. В обычной ситуации это состояние психики незаметно, но здесь, в древнем храме, я будто получаю посвящение – могу вызывать качество предшествующие сну по своему желанию, и выходить из него. Иногда это состояние называют «просоночным», промежуточным, пограничным между сном и бодрствованием. Пещера, собака, комары, движение руки, отгоняющие шляпой насекомых – тренируют меня. Засыпаю на минуту и просыпаюсь, отгоняю комаров, опять засыпаю и вновь выхожу из сна, много раз пересекаю границу сна и реальности. Утро раннее прекрасно, странно, наперекор врагам, к пяти утра я выспался, бодр и в добром настроении.

Следующей ночью, забор преграждающий подход к древнему городу каменных изваяний, гораздо ниже и без острых пик, в одном месте с полметра высотой, всего-то нужно перешагнуть, людей в округе почти нет. Понимаю, вчера в пещере было испытание, сегодня приглашают к чему-то более серьезному.
Третий вид страха – «тихий ужас», причины его невнятны и необъяснимы. Темная ночь, древни мистические каменные изваяния: божества, тигры, гигантские выровненные плиты; тысяча лет назад здесь проходили ритуалы, возможно кровавые жертвоприношения, а вокруг густые таинственные джунгли. Ужас - это не то волнение, которое вчера сопутствовало преодолению ограды и опасению попасться в запретной зоне, сейчас - мистический страх. Спасает повторение про себя мантры, иначе убежал бы прочь!

В центре древнего города на возвышенности построили маяк, мощный прожектор периодами освещает всё вокруг рассеянным лунным светом. Там где деревья густы – темно. У подножья маяка слышу раскат грома, словно артиллерийский выстрел или гул реактивного самолета, догадываюсь, что это доносится шум прибоя, так слышится океан здесь на вершине горы – гремят и громыхают волны. Высокие деревья плотной стеной обнимают скалу высотой метров 300, внутри которой храм пещера, на вершине этой каменной горы– моя цель, место ночевки, храм со столбом. Здесь шума прибоя не слышно, что-то белое на скале привлекает моё внимание, выделяется ярким пятном, кажется это изваяние из белого камня, не помню чтобы днем оно здесь было. Хочу подойти поближе. Внезапно громкий крик пронзает пространство! Меня передергивает от испуга, ужас острыми иглами вонзается в макушку, на мгновение мои жилы цепенеют от страха. Звук исходит чуть выше белого пятна на скале, его издает неведомое существо, крик явно адресован мне. Ещё одно невероятно тревожное мгновение и я понимаю, что это кричит…коза.. их здесь множество, они полудикие и мастерски карабкаются по самым отвесным скалам. Белое пятно оказалось игрой света промеж извилистых веток, несколько раз близко подходил и отходил от скалы, трогал её, в близи пятна нет, в метрах пять – появляется, очень странно.

Взбираюсь на гору к храму, здесь высшая точка древнего города Махабалипурама, с десяток коз пускаются на утек, недовольно бе-е-екая, обхожу сооружение храма вокруг, снаружи полуголые богини, с боков тигры и неведомые звери, вход внутрь закрыт решетчатой дверью, внутри цилиндрический столб диаметром с метр, высотой метров 10. Выбираю место пошире, укладываюсь на ночлег, мне здесь очень спокойно, даже комфортно, сегодня чистое небо и видны звезды, устраиваюсь с видом на маяк.

На этот раз сплю вместе с козами, за ночь две пристроили в метре от меня, вот это романтика.)) Восход озаряет небо волнистым багрянцем, очень красиво, продолжаю спать. Ворона громко каркает, явно будит меня, карканье точно адресовано именно мне, говорит пора вставать, пора подниматься и собираться дальше в путь. Мне так здесь хорошо! Вечером, прежде чем заснуть почувствовал взаимопроникновение с храмом, древнее сооружение вошло мне в сердце, мы слились с ним в единое целое. Козы, наверное, чувствуют тоже самое, потому то их сюда так манит ночью?

Внизу на выходе из города встречаю знакомого молодого индуса, он спрашивает, где я ночевал? Отвечаю – на горе в храме. Удивляется: police? Snake?
Я: protection of Shiva…

92718,xcitefun-mahabalipuram-shore-temple-india-4
119887570d4f36678do
e90454a8661f7e572f35853597d012a1
fa73d6361c76c2633f3971f1cd6a87ff
mahabalipuram-picture-6