?

Log in

No account? Create an account
Ступени
 
И о том, что есть гордость, что - гордыня... И чем они отличаются друг от друга.
Гордыня, как известно, - грех.
А гордость - тоже грех?
Я понимаю гордость, как нежелание ввязываться попадать в ситуации унижающие человеческое достоинство.
Вспоминается мне по этому поводу часто стишок, (автора не знаю), запомнившийся с юности:
"Не смей прощать мне обиды, -
Прощенье, оно опасно.
Прощенье, - как разрешенье
Тебя обижать напрасно."

Однажды со мной произошёл случай, о котором я тоже размышляю по сей день... и по сей день не могу понять: были ли мои тогдашние глупые страхи на самом деле проявлением гордыни...

А произошло следующее -
Далее последует совершенно потрясающий рассказ о настоящей дружбе:Свернуть )
5-июн-2007 12:34 am - В память о маме
7 лет назад 4-го июня 2000-го года моей мамы не стало.
Целый день сегодня думаю о маме, - вспоминаю...
Вспоминаю детство своё, - время, когда мамочка была всегда рядом...
Вспоминаю наш дом, - она так любила свою квартиру!.. В доме всегда было очень уютно: каждый угол с любовью и вкусом был оформлен, - удивительной рукодельницей была моя мамочка;
И на окнах - всегда красиво цветущие растения, а под окнами - цветник...
Труженицей была неутомимой: никогда не сидела без дела, никакой работы не боялась, многое умела делать своими руками и на всё всегда у неё хватало сил, и на всё выкраивалось время...
Вспоминаю, как любила нас с братом,.. - пока сил хватало, бросалась к нам на помощь или подмогу по первому зову...
Вспоминаю, как жили вместе, когда она заболела...
Вспоминаю её последний день...
Многое вспоминается о маме.
У моей мамы был очень сильный характер и удивительная судьба:
если попытаться рассказать о маме, - можно написать целую книгу.
Даже сейчас, в день памяти, трудно выбрать, что именно рассказать о ней друзьям:
- о том ли, как она попала во время войны на территорию Германии и в 44-ом решила вернуться домой, (на Кубань), пешком, - как прошли они с подругой почти всю Польшу, (шли по ночам, а днём отсыпались в каком-нибудь случайном костёле), но перед самой линией фронта "напоролись" на СС-совский патруль... (Мама была 1925-го г.р. )
- о том ли, как возвращалась на Родину из лагеря, из Дании, в конце 45-го, - как встречали эшелоны (даже с советскими военнопленными!) на каждой станции Европы с цветами и подарками и как встретила их потом Родина...
- о том ли, как отправилась в далёкую Сибирь на поиски своей, потерянной во время войны, мамы и как прошла в январе месяце, в мороз, почти 30 км пешком и чуть не замёрзла в лесу под ёлкой...
- о том ли, как в 46-ом в глухой сибирской деревне в банный день бабы и девчата впервые увидели шелковое кружевное нижнее бельё и смеялись потом над ней: Лидка, - как мужик, штаны под юбкой носит!
...

И последние дни...
Мама практически сразу после приезда в Германию, через тройку часов после нашего приезда в лагерь для переселенцев, попала "по скорой" в больницу - да так из клиники и не вышла...
Умерла в Германии на 40-й день после нашего приезда.

29-го мая
Мама узнала, что сынок её обманул с деньгами за квартиру.
Проводил к самолёту с тремя потрёпанными цветочками и больше не вспомнил о ней...
Узнала, что любимый сыночек Вовочка, наобещавший: "Мам, - уезжай и не волнуйся ни о чём! Ты же знаешь: мне, что раз плюнуть - в Германию в любой момент прилететь! Если с тобой что случится, - я сразу прилечу!"
давно всё обдумал и решил, что деньги в жизни дороже близких.
- Я не хотела ей говорить о предательстве брата, (братец в ту пору был начальником крупной строительной фирмы,.. а через год после маминой смерти стал третьим лицом в руководстве Новосибирской области). И не сказала бы никогда... но она, увидев, что мы с сыном экономим каждую копейку, потребовала с меня отчёт о деньгах за свою квартиру.
И я вынуждена была рассказать маме правду, которую (не смотря на то, что уже догадалась и я, что обманул... - да и верить в догадку очень мне не хотелось) ещё пыталась хоть как-то смягчить:
- "Мама, у Вовы просто денег не было! Как только они у него будут, - он нам сразу их привезёт или перешлёт!"
(Ведь он и в самом деле, сунув нам 3,5 тыс. долларов, так обещал мне и моему сыну:
"Ребята, да вы что?! Ну, нету у меня сейчас больше! Но как только у меня будут, я - сразу! Сразу!!!
Сам прилечу в Германию, - вас не оставлю!")
Мама, выслушав меня, сказала тогда:
- Не вернёт, дочка - и не надейся. Он трясущимися руками прятал в карман деньги, когда мы продали с ним наш садик, уверив меня - так в дороге надёжней будет! А когда приехали и я спросила у него про деньги - зарычал и смотрел на меня так, что я поняла - у него рука не дрогнет и прибить за копейку.
..............
(Я не знала до этого истории про продажу родительского садового участка -
пожалели меня мама с папой в своё время... - промолчали...
....Зря промолчали! Увы,... - я и сама понимаю это лишь теперь:
- Гнать надо было это дерьмо после этой истории в шею из своего дома! На порог надо было и к родительскому дому не подпускать больше!
Может тогда и папа пожил бы ещё?!.. - Не добил бы его любимый сынок бесконечными упрёками и придирками?! - Всё-то моему "бедному" братцу в детстве не додали: не так сладко кормили и не так мягко стелили, как ему бы хотелось... - очень любил он родителей "повоспитывать".
(и это при том, что родители нам всегда отдавали всё, что было, делились с нами, взрослыми уже и самостоятельными, чуть ли не последним!
Пальто отец себе справил, выйдя на пенсию, а оно Вове приглянулось... -
забери, сынок, - я и в старом прохожу! Костюм фронтовику выделили... - та же история... Вова в гости приехал - родители расходы оплачивали за то, что осчастливил... А он уже и в родительский дом без скандала не входил - не там сели, не так встали, чай не с того боку подали...)
Папа слёг после поездки с сынком в родной город, - замолчал, замкнулся,..
а через две недели папы не стало...
...............

Просили мы с Димой маму:
- Ты только не расстривайся! Мы - вместе и мы - не пропадём!
Шутили с ней и рассказывали о том, что скоро снимем жильё и как будем его обустраивать...
Она улыбалась в ответ и обещала нам о плохом не вспоминать и не думать.

30-го мая
День рождения Алексея - внука, племянника, - сына моего братца.
Конечно, во время визита мы вместе вспомнили о дне рождения... Мама сникнув сказала:
- Это мы о них не забываем... А они не вспомнят обо мне больше, потому что с меня взять больше нечего... К вам с Димой они может ещё и подберутся, да и то лишь для того, чтоб по Европе покататься...

Ещё накануне, пытаясь отвлечь от случившегося, как бы шутя, мы с Димой взяли с неё слово: не думать и не говорить о больном и тяжёлом, - и в ответ мама нам пообещала, что брата и всего, что с ним связано, вспоминать больше не будет.
Нг сейчас сказала вдруг:
Я не буду больше его вспоминать, - обещаю. Потом мы больше никогда не будем говорить об этом, но только выслушай меня сегодня:
- Я всё пытаюсь понять - как же так можно?! Ведь я куска не съела, с вами не разделив! Как можно отнимать у матери последнее, хвастаясь при каждом удобном случае: гордись, мать, - твой сын один из самых богатых людей в Сибири!
Она не плакала, говорила тихо, - было понятно, что ей просто хотелось выговориться...
Я не помню теперь, чем утешала я маму и как уговаривала...
Но она промолчав мне в ответ, перед моим уходом вдруг добавила:
- Мне не жалко его, Таня.
Но мне страшно за него, - потому что я знаю,
чем люди расплачиваются за совершённую подлость.

(да, да... - людьми с понятиями чести и совести, (наивными дураками - в их понимании), не взирая на родство и прочие "сентименты" расплачиваются нынче богатые российские начальники, мама...)


В последующие два дня, волнуясь за её здоровье, я успокоилась немножко, - мама сдержала своё слово: мы общались так, словно ничего не случилось, - брата мы больше не вспоминали...
Мама была бодра и спокойна.

А 2-го июня
в палате на обычном месте маму мы не застали...
У меня началась истерика...
Дежурная медсестра сказала, что мама в тяжёлом состоянии (4-ый инфаркт!) в отделении реанимации, но жива и надежда ещё есть.
Едем (со мной была кузина на своей машине) в специализированную клинику - там реанимация.
Палата со стеклянной наружней стеной - мы видим всё, что происходит внутри, но нас не впускают и просят подождать...
Мама под капельницами... - вокруг бегают и суетятся врачи...
В палату ненадолго, но всё-таки впустили: мама открыла глаза и прошептала:
- нашли!...
Потом шёпотом попросила:
- уходите! Мне плохо, мне очень плохо, - я не хочу чтобы вы меня такую видели...
Посидели ещё в комнате для посетителей, заглядывали к ней - нам казалось, что спит...

На следующий день...
Когда мы пришли, мама спала под капельницами, рядом на экране компьютера - кардиограмма, давление, пульс...
Нас словно почувствовала... - открыла глаза, улыбнулась.
Я обняла её... и вдруг соврала (сама не знаю, как это случилось, - я вовсе не собиралась этого говорить!)
- Мама, мамочка, Вова звонил - о тебе спрашивал!
Отмахнулась в ответ:
- не ври! Я знаю, что он не звонил... Я теперь всё знаю...

Каждый день мама ждала звонка сына... - до тех пор пока не узнала, что сынок за квартиру деньги не отдал.
А сынок и не звонил (вполне можно было позвонить нашим родственникам, которые нас здесь встречали, чтобы узнать хотя бы, как мы добрались) и звонить не собирался...

4-го июня
Ольга (кузина) с утра привезла меня к маме...
Мама выглядела значительно лучше - даже щёки слегка порозовели...
Улыбалась мне и держала за руку... Но долго рядом сидеть не дала:
- Мне говорить тяжело, дочка. Идите - лучше завтра подольше посидишь со мной!
К выходу я двигалась спиной... что-то говорила маме, а она подняла руку и крестила меня, крестила и что-то шептала...
По пути из больницы кузина с мужем всю дорогу успокаивали меня:
- смотри, как тётя Лида сегодня выглядит! Зря ты так переживаешь, - она обязательно поправится!
Я немного успокоилась и даже чуть отвлеклась, -
возвращаясь домой, мы остановились в поле и набрали клубники, (здесь можно так делать - собираешь в поле сам и потом расплачиваешься с хозяином за собранный вес... - и есть можно сколько захочешь, и вообще - получается значительно дешевле, чем в магазинах.)
С клубникой снова приехали к родственникам.
В пятом часу вечера, когда позвонили из клиники, мы с Димой уже собирались ехать к себе...
Нам сообщили, что мамы моей, Димкиной любимой бабули... не стало....

Есть в Роттенбурге маленькое кладбище... - все могилки там ухожены: красиво обсажены цветами и оформлены памятными каменными плитами...
- Все, кроме одной...
Цветы я садила самые разные регулярно (мама очень любила цветы...),
бывала там часто - поливала цветы, меняла убранство несколько раз в год.
А вот крест... Крест, (не смотря на то, что стоил около 800 марок) - давно подгнил и покосился...
(На памятник теперь надо по самым скромным подсчётам около 4-х тысяч...)

Приезжал братец в 2005-м...
К маминой могиле подошёл со словами:
- вот и я пришёл к тебе наконец-то! Бог мне судья, мама!
Памятник он мне предложил сделать по-дешёвке в Новосибирске:
- я тебе отправлю его автобусом до Штуттгарта, а ты наймёшь людей, да и установишь маме памятник, - разве это так трудно организовать?!
.... Комментировать эту идею я не буду... - кажется здесь и так всё понятно, - (помимо всего прочего на ввоз камня из-за рубежа нужно вообще добиваться особого разрешения - его мало кому выдают... да и стоит такое разрешение тоже не дёшево.)

Брат тогда пробыл у меня 5 дней,... - а собирался пробыть две недели, как минимум... Уехал потому, что я спросила у него о деньгах за мамину квартиру, в том числе я предложила ему хотя бы памятник маме поставить...
Ответ был кратким:
- я тебе больше не брат!
Вернусь в Новосибирск - отдам документы на мамину квартиру твоим друзьям и делайте с ней, что хотите!

Но перед отъездом побывал "сынок" на кладбище ещё раз, (я это увидела после его отъезда) -
натаскал земли с соседней свалки и подсадил цветов...
(Здесь могилки постоянно просаживаются и землю на подсыпку мы покупаем в магазине, а свалка - место в углу кладбища, куда выбрасывают отцветшие растения, - растения с корнями, в корнях земля..
(Не знал про землю?... - Знал! Я накануне всё показала и всё объяснила - ещё надеялась, что братец поможет и землю донести из магазина.
- Мешок земли стоит около 2-х евро...)

Вернувшись домой, никаких документов он, естественно, никому не передал и передавать не собирался... Встречался с моей подругой и кричал:
- а о моих детях она, (это я стало быть), подумала?!
Да если б не я, - они б вообще эту квартиру про... и просто прожрали!...
Ну, и так далее в том же духе...

(Состояние маминой могилки "сыночка" также с тех пор больше вообще не интересует...)
................

Могилка мамина в порядке... - в последнее время за ней ухаживают Лида и Володя Комлач, - переселенцы из Челябинска, мои бывшие коллеги и просто очень хорошие люди.
Иногда на могилку приезжает и моя приятельница Эрика...
Я не была там уже полтора года...
(Только переехала в Кобленц, - заболела... Операция, и т.д., и т.п...)


Царствие небесное и долгая добрая память тебе, моя мамочка!
17-апр-2007 10:09 pm - Совпадение...
Сделала себе недавно, (для того, чтобы вставлять картинки), улучшенный аккаунт.
Теперь вот, - как ни войду на свою страничку, у меня здесь реклама: "Джазовое кабаре Хоронько"...
Надо же,... - даже не слышала раньше о таком кабаре.
Хоронько - это моя девичья... и довольно редкая фамилия.
Одна из моих тёток рассказывала когда-то, что дед, отец моего папы, незадолго до смерти своей говорил дочерям: - "Редкая у нас фамилия. Встретите кого с такой, поинтересуйтесь, - вполне может быть, что это родственник ваш."
Дед мой всю свою сознательную жизнь прожил в Сибири. Там женился, там родились его дети. Про то, когда и как попала семья моего деда в Сибирь, я не знаю. Знаю только, что переселились они туда из Полтавы.
...Папа мой был танкистом, - участником и Курской Битвы в том числе.
Вспоминая как-то, папа рассказал, что в далёком 43-ем, за мат во фронтовых частях стали довольно строго наказывать. (Не всегда, наверное, но за грубую брань в присутствии старших по званию наказывали точно.)
Мой папа был командиром и однажды, (события происходили в начале лета того самого - 43-го года), был очень сердит на своих подчинённых за то, что они во время тренировочных занятий довели боевую машину до какой-то технической неисправности:
"Стою и крою их матом, - так зол был на молодых бойцов, что в порошок был готов их стереть," - рассказывал папа, - "Ору, негодую и вдруг в какой-то момент чувствую, что кто-то сзади вдруг хлопает меня по плечу."
"Никак ещё и из дружков кто-то выгораживать сейчас их начнёт!" - подумал и отмахнулся, не оглядываясь, послав через плечо по-русски куда подальше. Но в ответ раздался хлопок ещё более требовательный. Разворачиваюсь резко:
- "Ну, я тебя сейчас!" - думаю и в тот же момент замираю без слов, - онемел, увидев погоны.
"Ваше имя, лейтенант?!" - слышу от командира высокого звания.
(Папа во время рассказа, конечно, называл звание, - это я его теперь уже забыла,- не помню, каким оно было у того командира именно в 43-ем.)
"У меня словно ноги в землю вросли, - вспоминал папа, - вскидываю руку под козырёк и чётко отвечаю ему, а сам думаю: "Ещё не хватало под трибунал из-за этих разгильдяев загреметь!"
С удивлением слышу в ответ:
"Хоронько, говоришь?! Три "о" к ряду - редкая фамилия, гордись ею! Не земляк ли?...
А вот моя фамилия проще - Рыбалко... Что это ты сердитый такой? Во время боя и врагам, наверное, спуска не дашь?"
"Так точно, - не дам!" - радостно подтвердил папа, чувствуя, что наказания не будет.
- "А со мной в бой пойдёшь?"
...Не трудно догадаться, что и как на этот вопрос ответил папа, - так и попал он на курскую землю для участия в решающем сражении с фашистами.
..............
Однофамильцев своих прежде встречать мне не доводилось. Папа, (да и другие родственники в том числе), говорил тоже, что и у него таких встреч не случалось.
Интересное совпадение - напоминание...
Вот и закончились Рождественские праздники в Европе, - завтра снова обычный рабочий день.
(Да, да... - снова подоспело время проверять почтовый ящик...)
Вчера день провела с детьми. Только очень жаль, что девчонки мои разболелись. Правда, у Агаты острый период был уже пройден, а вот Диана ещё температурила во всю. Даже отказалась от конфеты и почти всё время не сходила с рук. Так жалко их, когда болеют... Ближе к вечеру мы решили всё-таки дать ей парацетамол, температура спала до 37,3 и она вяло, но поужинала, даже и повеселела немножко после еды.
Накануне дети поставили ёлку и я, когда вошла к ним, не раздеваясь ещё, заглянула сразу в большую комнату и ахнула: "Ах, какая ёлочка красивая!" и т.д... Девчонки мои обе так смешно заважничали: начали бегать кругами друг за другом передо мной, радостно улыбаясь при этом.
А потом мы играли с ёлкой: я спрашивала их где висит какая-нибудь игрушка и они наперегонки старались мне её показать.
Я думала, что Ириша с Димой поставили ёлку поздно вечером пока девочки спали, но нет, - оказывается, что ёлку наряжали 24-го все вместе, - всей семьёй! Наверное, это правильно, - представляю, как интересно было нашим крохам подавать маме с папой необыкновенные блестящие, яркие игрушки! Как всё-таки удобно, что часть игрушек изготавливается теперь из тонкой пластмассы, (небьющиеся!) и можно без опаски доверять детям такую увлекательную помощь!
Меня в детстве лет до 10 не подпускали к ёлке, отправляя спать под предлогом, что я разобью какую-нибудь игрушку, и я очень обижалась за это на родителей и старшего брата.
Ёлочные игрушки моего детства были на самом деле очень красивыми и редкими - их привезла из Москвы моя бабушка ещё в сороковых!... Год я уже не помню, (хотя мама всегда говорила нам точно, когда это было, - весьма задолго до моего рождения, и даже - ещё до рождения моего старшего брата, - год 47-ой или 48-ой?), но знаю, что это были чуть ли не первые послевоенные игрушки. Очень изящные и разнообразные, из тончайшего посеребрённого и позолочённого стекла, с ручной росписью - шары, звёзды, шишки, сосульки, фонарики, животные, птицы, рыбки, ягоды и фрукты, куклы... (Одними из моих самых любимых были миниатюрные самоварчики и чайнички...)
Игрушки из стеклянных бус и бисера: стрекозы и бабочки, снежинки, забавные фонарики, саночки и даже - трёхколёсный велосипед. Были и крохотные игрушки из накрахмаленной ваты: клоуны, снегурочки, девочки в пушистых платочках и бумажных юбочках в складку, мальчики в капюшонах и смешных, (снова - бумажных), шароварах,... И ещё: петух и курица с цыплятами, корова и бычок, лошадка и ослик...
И я, конечно, утром, едва проснувшись, бежала сразу смотреть ёлку.
Наверное, самое яркое воспоминание детства:
холодный пол под босыми ногами и запах... еловый запах и мандарины на столе рядом со сверкающей красавицей-ёлкой, (удивительно высокой - до самого потолка!)...
Не знаю, как это удавалось маме во времена повального дефицита и не слишком высокого достатка, - но всякие разные конфеты, мандарины и яблоки в новогодние праздники присутствовали в доме всегда в изобилии.
Тут же выглядывала с кухни бабушка...
(Припомнить не могу даже... - во сколько же она вставала? Насколько бы рано я ни проснулась, - из кухни уже всегда доносился какой-нибудь аппетитный запах, вкусное шкворчание и потрескивание... В моём детстве на кухнях ещё бытовали обычные кирпичные печи, которые, не смотря на имеющееся центральное отпление, можно было топить дровами или углем. И бабушка, конечно, всегда готовила праздничную еду на растопленной печи, - что-то обязательно пеклось или томилось в раскалённой печной духовке.)
Руку тянующуюся за мандарином, останавливал бабушкин строгий голос: - "Ну-ка! Марш умываться! Сначала завтрак, а всё остальное будет чуть позже!"
При этом бабушка всегда немножко улыбалась, когда строжилась с нами.
Надо же, - как волнующе-интересно вспоминается собственное детство!..
Интересно, как будет вспоминать новогодние праздники своего детства мой сын?.. Пока он был маленький, ёлку мы наряжали только после того, как он засыпал... Делали это всегда 30-го декабря, (так же, как и в моей семье), - соблюдали традицию. Утром 31-го маленького сына ждала не только ёлка, но и подарки под ней... Одним из подарков, - (Каждый год! Я не помню теперь - до скольки его лет я их клеила для него...),- был игрушечный домик из картона наполненный конфетами и фруктами. Домики я красиво оформляла - оклеивала картинками и разрисовывала: обязательно были окна и дверь, на которой был написан номер нашей квартиры, а на углу домика располагался указатель с названием нашей-же улицы и номером нашего дома. Для того, чтобы добыть сладости, у домика открывалась крыша.
Дима всегда хранил эти домики до полного их истрёпывания, по-нескольку лет, - складывал в них потом мелкие игушки и детальки от конструкторов...
Вот так-то,.. - как быстро летит время! Нынче я готовлю подарки уже своим крошечкам-внучкам. А если буду жива и здорова, - в следующем году обязательно сделаю такие домики с вкусностями и для них! В этом году они ещё очень маленькие для таких подарков. Нашим барышням нет ещё и 2-х годиков и мы только начинаем угощать их изредка сладостями.
This page was loaded ноя 15 2019, 1:57 am GMT.