_ili_ili_ (_ili_ili_) wrote,
_ili_ili_
_ili_ili_

Categories:

Часть вторая : ПРЕЛЮДИЯ (Или рассказ о том, как нас обрабатывает арбайтзамт.)

В качестве вступления ко второй главе:
Окончательное решение о переезде в Кобленц было принято нами, (мной и сыном),
после того, как я потеряла работу в Роттенбурге.
Практически весь 2005-ый я болела: работая по субботам, (это было вызвано производственной необходимостью), кое-как дотягивала от воскресенья до воскресенья, в выходной чаще всего я отлёживалась в постели с компрессами и примочками, пытаясь набраться сил для следующей рабочей недели. После перенесённой в начале года ангины, - (так я думала), мне никак не удавалось поправиться окончательно: по непонятным причинам взялась болеть правая часть ключицы, правое плечо и лопатка, временами я просто не могла шевельнуть правой рукой. Врачи, (не получая должной помощи, я даже сменила в августе домашнего доктора), не могли мне сказать ничего вразумительного по поводу моих страданий и разводили руками. Когда, после череды бессонных, изнуряющих болью, ночей, я не выдерживала и в очередной раз обращалась за помощью, мне без проблем вводили обезболивающие и давали очередной больничный. (Но, боясь потерять рабочее место, за больничным листом я обращалась только тогда, когда совсем не могла не только шевелить правой рукой, но и двигаться вообще сил не было.)
В августе (в очередной - третий раз за год!) я была на больничном три недели, а
20-го сентября утром я снова с трудом поднялась из постели и, естественно, снова обратилась к врачу за больничным. Тогда (в августе) я вышла на работу не потому, что стала чувствовать себя лучше, а потому, что позвонили с работы и попросили: «Фрау Ильин, если вы хоть немножко лучше себя чувствуете, пожалуйста, выходите на работу, - у нас новый заказ, а большинство персонала сейчас в отпуске.» На работу после звонка я вышла, естественно, незамедлительно. На что подруга по телефону пошутила: « Давай, давай! Думаешь орден дадут за ударный труд? Как бы не так: выжмут все соки и выкинут, как только поймут, что ты начинаешь выдыхаться.»
Так оно в итоге и оказалось: на этот раз у шефини фирмы, в которой я работала уже более трёх лет, терпение на мой счёт, видимо, лопнуло – 23-го сентября пришло письмо из фирмы с уведомлением о том, что я уволена. Сразу позвонила
в фирму: «Правильно ли я поняла полученное письмо? Я уволена?!» В ответ прозвучало: «Да, фрау Ильин, вы всё правильно поняли, - в ваших услугах я больше не нуждаюсь!»
(Стоит ли говорить, что было очень обидно... Более трёх лет я проработала в фирме.
С работой освоилась ещё в первый год - знала её, что называется, - "от и до"...
Знала всю работу, (заказов на самом деле всегда много и у каждого свои особенности), - могла работать за любым компом. Нас таких, кто мог делать любой заказ, было в фирме всего 5-6 человек, и все кроме меня из этой компашки "знатоков" имели весьма приличный стаж работы на фирме. Работала постоянно только во вторую смену, (которая начиналась в 11 утра и заканчивалась в 21-00 - с дорогой до работы и обратно), при этом всегда безотказно работала в выходные дни и всегда соглашалась на переработки, когда того требовали сроки... Болеть я начала только в последний год - раньше больничных почти не было. Увы, как выяснилось быстро,.. - никому здесь наши старания не нужны, - права оказалась подруга...)
Естественно, уволили меня незаконно, и мне пришлось обратиться в суд, - но это уже совсем другая история и описывать её здесь я не хочу. Скажу лишь о том, что суд признал меня безработной с 1-го ноября и обязал фирму выплатить мне зарплату, (всё это время я находилась на больничном!) за весь период - с 23-го сентября по 31-ое октября.
Состоялся суд 24-го октября, в ожидании суда я уже готовилась к переезду и, сдав 28-го октября снимаемую квартиру, 29-го вечером была уже в Кобленце.
31-го октября я получила прописку в «бомжатнике» и встала на учёт в арбайтзамте, то есть – делала всё так, как и положено по закону, - своевременно.
Итак,

Часть вторая :
ПРЕЛЮДИЯ
(Или рассказ о том, как нас обрабатывает арбайтзамт, -
продолжение,
начало - http://users.livejournal.com/_ili_ili_/30411.html#cutid1 )

Квартиру для меня мы нашли с Димой 1-го декабря. Митфертраг, (договор на аренду квартиры - der Mietvertrag), я подписала 3-го декабря и сразу же после подписания договора получила ключи от квартиры.
Когда мы, довольные благополучным разрешением вопроса, вошли в квартиру уже в качестве её полноправных "хозяев", вдруг обнаружилось, что все вещи предыдущего жильца по-прежнему находятся на своих местах.
Несколько минут спустя в квартиру пришёл и хаусмастер. (der Hausmeister, - к сожалению, не помню русского аналога значению этого слова, но попытаюсь объяснить смысл, - нанятый управляющий, (что-то вроде коменданта, можно сказать и – администратор жилого дома), занимающийся хозяйственными, административными вопросами, возникающими в процессе эксплуатации жилых помещений). Он извинился за предыдущего квартиросъёмщика и просил нас подождать до 5-го числа, объяснил: "Человек очень занят и не смог организовать свой переезд раньше."
Так же пообещал, что 5-го к полудню квартира будет полностью свободна. Относительно ключа от почтового ящика пообещал: "К часу дня обязательно подъеду, - покажу вам ваш звонок у подъездной двери и почтовый ящик, также сам прикреплю таблички с вашим именем, а заодно и ключ передам от почтового ящика."
5-го декабря к часу я была уже в квартире, она действительно оказалась свободной от чужой мебели и вещей, но понервничать мне пришлось, - хаусмастер опоздал на пару часов. В моём присутствии он приклеил бумажные таблички-указатели с моим именем на кнопку подъездного звонка и дверку почтового ящика, но ключей мне от него не дал, объяснив это тем, что ключи предыдущие жильцы потеряли. Но пообещал, что завтра же сменит замок и обязательно вручит мне новые ключи.
Я поверила! (Потому что из предыдущего опыта знала о том, что хаусмастеры, как правило, не обманывают - зачем бы им это делать?!)
6-ое декабря в Германии - Николаус Таг или день Деда Мороза. (Nikolaus Tag - "Никола", день Святого Николая в России 19-го декабря. Немцы считают Святого Николая дедом Морозом, (как и другие народы: Santa Klaus - англ., Heiliger Nikolaus - нем.).
К этому дню в Германии украшаются города для празднования Рождества, везде появляются нарядные ёлки и открываются рождественские базары на площадях, детям устраиваются праздники и вручаются подарки от Николауса.
Вот в такой замечательный праздник, с утра по-раньше, мы с Димой поехали прописывать меня по новому адресу. Процедура прописки - дело нескольких минут. Я была очень рада, настроение было просто великолепным. "Подарок самой себе получился замечательным:
теперь мне не нужно больше ходить в "бомжатник" отмечаться!" - искренне радовалась я.
С новым адресом в соответствующей графе паспорта мы пришли к коменданту приюта - я снялась там с учёта, но, объяснив, что на данный момент у меня нет ключа от почтового ящика, попросила его оставлять пока возможную почтовую корреспонденцию из арбайтзамта у себя. Комендант положительно откликнулся на мою просьбу и поздравил с намечающимся переездом, заметив: " Новоселье - хороший подарок к Рождеству!"
Хаусмастера по своему новому адресу в тот день я так и не дождалась. На душе по этому поводу было не спокойно, но я утешала себя мыслью, что арбайтзамт пока не знает о моей новой прописке, - письма, если таковые будут, придут в приют, я смогу их там получить вовремя и всё будет в порядке.
Неоднократно созваниваясь с хаусфервальтунгом (die Hausverwaltung – что-то вроде домоуправления), в итоге, ключ от почтового ящика я всё-таки получила, - в середине декабря.
(Существенное примечание: до момента обретения собственного почтового ящика я, конечно, заходила в приют, - проверить есть ли для меня почта. Писем для меня там не было.)
15-го декабря, получив долгожданный ключ, в тот же день, (побывав предварительно в приюте и справившись о корреспонденции для себя), я отправилась в арбайтзамт, - о новой прописке агентуру необходимо предупреждать в обязательном порядке.
Бераторша (инспекторша арбайтзамта – жаль, что не помню её имени), к которой я попала на приём, оказалась милой девицей с добрыми хлопающими глазками и пухлыми по-детски губками на кукольном личике. (Доверительная детскость её лица и сбила меня изначально с толка: я не насторожилась, не уточнила ситуацию, - расслабилась и доверилась ей, как человеку более разбирающемуся в различных бюрократических нюансах.)
Первым, что я сказала бераторше, было, конечно то, что я сменила адрес. Затем я объяснила, что снятая мной квартира требует ремонта; объяснила, что денег мне даже на самое необходимое отчаянно не хватает и спросила, соответственно, могу ли я попросить у арбайтзамта хотя бы небольшой денежной поддержки на ремонт и переезд.
Естественно, она сразу меня спросила, почему я официально в квартире прописалась ещё 6-го декабря, а регистрировать свой новый адрес пришла только 15-го, (через неделю). Достаточно вразумительно и подробно я рассказала ей о том, что до сего дня не могла получить собственный почтовый ящик и о том, что у меня была предварительная договорённость с комендантом приюта относительно приходящих писем, что о почте для себя в этот период я в приюте справлялась.
Выслушав меня с милой, приветливой улыбочкой на лице, в ответ она вручила мне бланки для оформления пособия по безработице заново. Я удивилась: "Зачем?... Ведь я уже подавала подобное заявление чуть более месяца назад и давно получаю причитающиеся мне деньги!"
«Это обычная формальность, - просто у нас порядок такой! Это правило существует для всех сменивших адрес!» -
ответила мне уверенно и убедительно, - врала беззастенчиво, но честно и не моргая глядя при этом мне в глаза!
По поводу материальной помощи, неопределённо передёрнув плечиками, вскользь заметила, что этот вопрос находится не в её компетенции и для разрешения этой проблемы я должна обращаться к другим бераторам. На мой вопрос: "К кому именно?" - ответила безмятежно: "Понятия не имею!", всем своим видом чётко дав мне понять, что эта тема исчерпана.
Взяв бланки и получив термин на 19-ое декабря для подачи нового заявления на пособие по безработице, я благополучно удалилась восвояси.
После формальной короткой беседы по поводу подачи мной очередного заявления на получения пособия по безработице бератор, к которому я приходила 19-го декабря, вручил мне вдруг письмо со словами: вот просили вам передать,
это письмо было направлено вам на адрес приюта, но вы там не появлялись и поэтому письмо снова вернулось к нам. Выйдя из кабинета, я обнаружила на конверте почтовый штемпель с датой отправки письма – 17-ое декабря. Удивившись тому, что отправление было сделано тогда, когда мой новый адрес в арбайтзамте был уже официально зарегистрирован, подумала: «Видимо, почтовая служба не сумела вовремя среагировать на изменение адреса.», - но письмо решила сохранить всё-таки вместе с конвертом.
Придётся заметить, что накануне, в ноябре, при первом начислении пособия, случилось недоразумение. Вместо причитающейся мне суммы в размере 680 евро на счёт мне было перечислено чуть более четырёх сотен и мне пришлось обратиться в конфликтную комиссию, занимающуюся специально спорными вопросами относительно начисляемых денег. (Суммы привожу приблизительно, – считаю, что в данном случае абсолютная точность не является необходимостью.)
Уменьшение пособия более чем на треть мне объяснили тем, что при увольнении у меня оставались от законного отпуска 4 дня не использованными , которые были фирмой оплачены. (Этот факт следовал из записи в документах подтверждающих увольнение.)
Подсчёт был мне продемонстрирован с такой логикой: «1 ноября – вторник и плюс к тому – праздничный день и по этой причине он нами не учитывается. Далее следуют:
2, 3, 4-ое ноября, а это всего три дня отпуска, которые прерываются выходными днями.
По той причине, что отпуск у вас ещё не заканчивается на этом, выходные мы тоже считать не будем, - это, соответственно, 5-ое и 6-ое ноября – в итоге мы имеем уже шесть дней и, если добавить остаток отпуска к ним, то получится в общей сложности 11 (!) дней.
Бератор, осуществляющий контроль, предъявлял мне свои подсчёты весело, подскочив к настенному календарю, ловко манипулируя карандашиком в качестве указки, словно демонстрировал талант фокусника перед цирковой детской публикой.
Сразу уточню, что размер пособия по безработице, вообще-то, является неизменяемой величиной и сумма пособия по закону (!) не зависит, как от количества дней в месяце, так и от количества пришедшихся на данный месяц праздничных дней! – (всё вполне логично, потому что люди хотят есть, как правило, и в праздничные и в выходные дни не менее, чем во все остальные). Решение суда о том, что официальный статус безработного я обретаю с 1 ноября, был мною, конечно, предъявлен.
Немало подивившись его бухгалтерским способностям, спорить с ним я не стала, потому что во время виртуозно производимых подсчётов он всем видом мне показывал, что времени у него для разговора со мной уже нет и не менее ясно давал понять, что на этом инцидент исчерпан. Онемев и опешив от наглой откровенной фальсификации, я решила, что мне в данном случае лучше будет выражать своё несогласие в письменном виде.
Своё законное гражданское право на видершпрух, (der Widerspruch – возражение, противоречие), в любой спорной ситуации, я осуществила отправив в арбайтзамт официальное письмо, (грамотно составленное Ириной, женой моего сына, - Ириша у нас в семье самый главный спец по официальным письмам, составлять их она научилась во время учёбы здесь в университете).
В Германии лучше всего вообще всегда разрешать спорные вопросы посредством переписки, потому что чиновник, беззастенчиво лукавящий с вами, (как с человеком иностранного происхождения и потому - малопонимающим установленные законом правила и плохо знающим свои права), побоится откровенно обманывать вас в письменной форме. «Мало ли что взбредёт вам в голову, - вдруг вам вздумается обратиться с его письмом к адвокату!» - нехитрая логика здешних бюрократов, которым по вполне понятным причинам совсем не хочется усложнять себе жизнь разборками с вами в вышестоящих инстанциях.
Обнаружив вдруг уже 17-го декабря на своём счету перечисленную арбайтзамтом сумму, превышающую размером сотню, я обрадовано, по простоте душевной решила, что эти деньги – компенсация совершённой в расчётах за ноябрь ошибки.
Мне вообще не пришло в голову связать перечисленные в середине декабря деньги с тем письмом, которое мне было передано из рук в руки во время визита в арбайтзамт 19-го декабря.
(Кстати, в том письме находился денежный расчёт за первую неделю декабря. Зачем он мне был предъявлен я не поняла и подумала, что это просто порядок такой. «Вынудили же они меня и на пособие по безработице снова заявление подавать, значит и это письмо обычная формальность,» - решила я про себя.)

Почти весь декабрь я занималась квартирой: мыла, чистила, замазывала щели, белила и красила. В самый канун европейского Рождества Дима с другом наняли машину и перевезли-перетаскали мой скромный скарб на новое место жительства.
Едва разобрав пару ящиков с личным скарбом
я слегла: то ли - грипп, то ли ещё что-то, - температура, озноб и полное отсутствие сил, (буквально, - еле на ногах держалась). Врачей я в Кобленце ещё не знала никаких, связи с детьми у меня ещё не было - отсутствовал телефон, поэтому отлёживалась, принимая аспирин. Дима навещал меня регулярно: собирал и расставлял по-маленьку мои мебеля, сверлил-приколачивал крючки да полки и бегал для меня за продуктами. 31-го утром я почувствовала, что мне полегчало.
Обрадовалась, привела себя в порядок, обошла близлежащие магазины и купила праздничные подарки.
Новый год встречала в кругу семьи - у детей, (к ним ещё и Иришины родители в гости на праздник нагрянули и мы наконец-то познакомились.) Всё было просто замечательно.
Второго января, проверяя банковский счёт, обнаруживаю вдруг, что пособие по безработице мне снова урезали по непонятной причине на 150 евро.
Стоит сразу заметить, что 150 евро были для меня в тот момент просто сумасшедшей суммой: за вычитом всех необходимых платежей (квартплата, кредиты, долги после переезда...) мне на питание и прочие расходы оставалось около 230 евро в месяц. Теперь же (230 - 150) мне предстояло прожить месяц на оставшиеся 80 евро... (Для примера: проезд в автобусе в один конец - 2,1 евро, пачка дешёвых сигарет - 3,50... Поход к врачу - 10 евро, упаковка таблеток - 5 евро) Когда в доме хотя бы имеется самый минимум продуктов в запасах, ещё можно хоть как-то протянуть, а я только переехала и никаких запасов у меня вообще не было.
Уже 2-го января я снова еле-еле переставляла ноги, но на поход к врачу не отважилась: а жить-то потом на что?! И уже с 3-го числа мы с сыном начали ездить в арбайтзамт для исправления досадной ошибки, (как мы искренне считали), с полной уверенностью, что оная будет непременно исправлена и деньги мне быстренько вернут.
Это позже я узнаю от появляющихся постепенно знакомых, что "арбайтзамт в Кобленце является его
главной достопримечательностью со знаком минус", - (кавычки применила потому, что это выражение не мной придумано, - это цитата из высказываний старожилов о своём городе). Но в данный момент я ещё пребывала в полной уверенности, что обычная логика и здравый смысл способны преодолевать любые недоразумения.
4-го января наступившего 2006-го мы с Димой пришли разбираться по поводу вновь недоплаченных денег к той самой, с несерьёзным по-детски личиком, бераторше, которая производила регистрацию моего нового домашнего адреса и объяснила мне выдачу формуляров для повторной подачи заявления на пособие по безработице как обычную административную формальность.
В ответ на наши претензии на этот раз она заявила: «Вы прописались в квартире 6-го декабря, а к нам для регистрации нового адреса явились только 15-го!» В ответ на мои возражения: «Но я же объяснила вам сразу, что я в это время просто была без почтового ящика! Я же продолжала проверять в приюте наличие для себя почтовой корреспонденции!» Она раздражённо передёрнула плечами: «А не надо было прописываться, раз не было почтового ящика!» Мои ответные разъяснения, что хаусмастер обещал принести ключи, но почему-то не сделал этого и, что почту я регулярно проверяла в приюте, её откровенно вывели из себя:
«Я посылала вам письмо на адрес приюта, вы на него не ответили!», - и, зло поджав губки, отмахнулась - дала нам понять, что разговор исчерпан.
Здесь уже моему возмущению её непорядочностью не было предела и я потребовала направления в конфликтную комиссию. Не считая нужным скрывать раздражение она написала для нас на листочке номер кабинета и объяснила, как его найти.
(Арбайтзамт Кобленца (и так, конечно везде, а не только в Кобленце)… - это два огромных здания с бесчисленными кабинетами и кабинетиками в лабиринтах коридоров. Здания сообщаются между собой специальным переходом. Ориентироваться там самостоятельно, даже путешествуя по замысловато переплетающимся переходам только в одном из этих зданий, очень не просто. Без дополнительных разъяснений необходимый кабинет можно проискать полдня, если и не больше…)

Кабинет мы с Димой нашли, а контролирующим бератором, к которому нас направила
сердитая «куколка», оказался тот самый герр Шмидт, который в начале декабря уже демонстрировал мне свои недюжинные счётные способности...
На этот раз во время визита к нему я молчала, - толково и доходчиво, без лишних слов и эмоций, объяснил ему Дима ситуацию, - (привёл в том числе и «главный аргумент» возложенного на меня штрафа, - письмо из арбайтзамта, вернувшееся невостребованным обратно). Герр Шмидт слушал его внимательно и доброжелательно и, едва Дима договорил, уточнил у меня: «Так письмо вам вручили 19-го декабря?» Я подтвердила и показала ему и само письмо и штемпель на конверте.
«Ах, да! Здесь и так совершенно очевидно то, что расчёт за первые семь дней декабря вам не могли прислать в приют, потому что в письме находится расчёт, сделанный уже после того, как вы произвели регистрацию своего нового адреса в арбайтзамте!»
Во время нашего разговора раздался телефонный звонок, из разговора стало понятным, что звонит ему моя «обидчица». Герр Шмидт и не скрывал от нас этого и, отвечая ей, глядя на меня внимательно, подчеркнул: «Письмо было отправлено позже и неполучение этого письма в стенах приюта не может являться причиной для недоплаты части пособия в декабре.» Герр Шмидт добродушно заверил нас, что вопрос на этом исчерпан и, причитающийся по закону, остаток суммы непременно будет в ближайшее же время перечислен на мой счёт.
К вопросу об ошибке в ноябрьских начислениях мы так же вернулись: «Да, я на самом деле поначалу ошибся в расчётах! Эти деньги мы вам тоже обязательно переведём!»
Уверовав в торжество справедливости и довольные тем, что на этот раз все возникшие недоразумения нам удалось разрешить за один день, мы облегчённо вздохнули и покинули стены арбайтзамта.
Если вы думаете, что мне вернули деньги, то вы ошибаетесь так же, как обманулись и мы:
деньги за ноябрь мне вернули в размере 40 евро… - за два дня. Почему именно за два дня – объяснять мне никто не собирался, но официально, в письменном виде, мне было предложено в случае несогласия обращаться уже в суд. (Конечно, герр Шмидт прекрасно понимал, что за небольшой суммой в суд обращаться себе дороже и что я этого делать не буду.)
Деньги за декабрь мне тоже не вернули. Более того: дальнейшие переговоры по этому вопросу герр Шмидт упорно старался вести только с Димой и только по телефону.
Так и не дождавшись после своего визита письменного ответа, уже в начале февраля я снова поехала в арбайтзамт. Герра Шмидта на месте не оказалось и я вынуждена была обратиться с вопросом о возврате незаконно удержанной суммы к его коллеге.
Коллега не смог ответить мне на мои вопросы по причине неведения, но пообещал, что непременно напомнит герру Шмидту о моих претензиях. Едва я успела приехать в тот день к детям, раздался телефонный звонок из арбайтзамта, - звонил герр Шмидт. Я сразу узнала его по голосу и, конечно, представилась ему, но разговаривать он со мной не стал, а попросил пригласить к телефону Диму.
Диме герр Шмидт сообщил, что деньги за декабрь мне возвращать не будут потому, что целую неделю я являлась для арбайтзамта недоступной!
В ответ на этот звонок еду туда, (в арбайтзамт), снова и пытаюсь спорить: как же я была недоступной, если я продолжала проверять почту в приюте?! Если у вас занесён в компьютер не только адрес, по которому я фактически пребывала, но и телефон моих детей, и на самом деле, когда вам того хочется, вы без проблем со мной связываетесь!
Герр Шмидт в ответ уклончиво обещал ещё раз всё проверить и в глаза мне уже не смотрел.
Вразумительного ответа я добилась только в июне, когда еле живая (во время лечения химиотерапией) пришла с Димой уже к начальнику отдела.
Выслушав меня, начальник резко ответил: «С вами поступили правильно, - откуда мы знаем, где вы были эту неделю декабря, может быть вы поехали ещё и в других городах
себе пособие по безработице оформлять! Здесь нас часто пытаются обмануть, почему мы должны думать, что и вы нас не обманываете!»
(Этот "замечательный" аргумент, на который и возразить-то нечего, (не будешь ведь стучать себя кулаком в грудь утверждая, что не лгунья и не обманщица), мне придётся услышать на протяжении этой истории ещё не раз и в других кабинетах...)
На мои слова о том, что вся информация на любого безработного сразу же заносится бераторами в компьютер и её не составляет труда проверить в сети арбайтзамта, - он не посчитал нужным отвечать.
Тогда же, в январе-феврале 2006-го, я всё-таки попыталась ещё раз выяснить у них, можно ли получить какую-нибудь материальную помощь на переезд и ремонт только что снятой квартиры. (Логика здесь совсем простая: арбайтзамт по идее должен быть заинтересован в том, чтобы вы поскорее нашли работу. Не имея нормальной прописки, то есть – нормального жилья, работу найти сложнее и по ряду понятных причин и потому, что самой собой разумеется для нормального человека, - не имея жилья основное время будет уходить на его поиск, и обустройство хотя бы по-минимуму, а вовсе не на поиск рабочего места.)
В общих случаях каждого, ищущего работу человека, приглашают на очередное собеседование каждые три месяца, но для меня (по каким-то таинственным и малопонятным мне причинам) было сделано исключение: меня вызывали «на ковёр» каждый месяц. Будучи уже тяжело больной, (на руках было и направление в клинику на операцию и диагноз я от «моего арбайтзамта» не скрывала… - смысла-то его скрывать?!) -
находясь в кабинете по очередному вызову спрашиваю о материальной поддержке.
В ответ:
«Фрау Ильин! Если вас не устраивает сумма пособия по безработице, то вам лучше перейти на социальное пособие!»
(До сих пор не понимаю, чем было это изощрённое предложение: откровенной насмешкой, желанием поиздеваться или полной некомпетентностью при полном нежелании эту компетентность приобрести…)
Удивилась в свою очередь, услышав более чем странное предложение из уст работника арбайтзамта, который по роду свой деятельности, - (если верить, конечно, тому, что нам рассказывали о работе арбайтзамта ещё на шпрахкурсах), - должен мне помогать в решении различных задач:
- Зачем мне переходить на социальное пособие, если я могу получать честно заработанное мною пособие по безработице?! Это, что более удобный и более выгодный в денежном отношении вариант?
- Понятия не имею, выгодный это для вас вариант или нет – эти вопросы меня не касаются.
И ведь вы сами только что сказали, что вам не хватает денег, - вот и обращайтесь туда! - - мгновенно парирует бераторша.

Возмутельному отношению к себе и своему вопросу, безответственности бераторов я уже не удивлялась.
Но, для того, чтобы выяснить для себя, чем в правах и обязанностях для среднего гражданина отличается пособие по безработице от социального содержания, не поленилась подняться парой этажей выше, - (там, при арбайтзамте же, и находится отделение занимающееся социальными дотациями).
Увы, что-нибудь узнать мне там так и не удалось, потому что термин на приём мне был назначен только на вторую половину марта, - на то время, которое пришлось как раз на моё пребывание в клинике после операции, а позже мне эта информация была уже и ни к чему.
Самым интересным фактом в этой ситуации оказалось то, что пока я стояла в очереди к секретарю, чтобы попасть на приём для консультации в социальных службах, я обнаружила, что работница, (та самая, с кукольной мордашкой, обманувшая меня в декабре при регистрации нового адреса), подглядывала за мной из-за угла… Она подслушивала под дверью ещё в то время, когда я находилась в кабинете у первой бераторши, (дверь была приоткрыта и я собственными глазами её отчётливо видела), и здесь то же: наблюдала за мной из смежной комнаты и внимательно прислушивалась к тому, что я говорю и взяла ли я термин на консультацию по социальной помощи, - смех и грех, как говорится...
- Не арбайтзамт, а прям цирк какой-то в Кобленце… - только вот лично у меня сложилось впечатление, что, обратившись туда, выступить в качестве клоуна придётся вам самим. А в качестве зрителей – бераторы, - развлекаются они так, чтоб не слишком скучать от бумажной волокиты...
(По крайней мере, других качеств, отличающих компетентную работу специалиста по трудовым вопросам от равнодушного и беззастенчиво-безучастного бестолкового созерцания, мне обнаружить не удалось.)


Продолжение, (рассказа о том, как меня сознательно пытались заморить голодом), следует...
Следующая часть будет посвящена работе врачей и участию больничной кассы.

Tags: моя Германия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments