_ili_ili_ (_ili_ili_) wrote,
_ili_ili_
_ili_ili_

Category:

Клиника "Kemperhof"

Сегодня ровно год после операции...
И швы абсолютно рассосались уже, - как будто и не было ничего почти!
Молодцы всё-таки немецкие врачи!

Начитавшись к сегодняшнему дню в самых разных Ж-журналах о положении в российских (даже - в московских!) клиниках и поликлиниках, сравниваю теперь.
Мне крупно повезло: и в том, что я переехала в Кобленц (успела!), и с клиникой повезло, и с хирургами, и с врачами - всегда бесконечно благодарна за это Богу.
Но и разница между Германией и Россией в области медобслуживания для меня теперь налицо.
Клиника, в которой мне делали операцию...

Клиника Кемперхоф - открывалась давным-давно как военный госпиталь.
Накануне моего поступления туда, в ноябре 2005-го Кемперхоф праздновал своё 200-летие.
(Я ещё застала расставленные в фойе, красиво оформленные, юбилейные стенды, на которых - история клиники со множеством фотографий и прочим рекламным наполнением, рассказывающем о работе врачей.)
Надо полагать, что расширен был госпиталь основательно за время войны с Наполеоном и во время первой мировой - так же... Во время второй мировой был основательно разрушен, но достаточно быстро восстановлен. Новые, современные корпуса, в один из которых меня и угораздило попасть, были отстроены позже и открыты в 1973-м. Сегодня это целый больничный комплекс с вертолётной площадкой перед главным корпусом, (для экстренной помощи), - всего в клинике 11 отделений, (одно из которых детская онкология...) и работает в них,
(подсмотрела только что на сайте Кемперхофа), в общей сложности - 150 врачей, 650 медсестёр, в общей сложности -
1тыс. 200 человек персонала. (Пропускная способность ежегодно - 20 тыс. человек при стационарном лечении и плюс 60 тыс лечится там ежегодно ещё и амбулаторно.)

Итак, год назад...

Лечь именно туда мне посоветовали и домашний доктор, и врач-гинеколог.
Замечу сразу, что здесь любой больной человек имеет право самостоятельно выбирать себе клинику для последующего лечения. В приёме ни одна клиника никогда никому не откажет! - Лишь бы больничная касса не возражала с оплатой пребывания именно в этой клинике... - (именно поэтому дорогие частные клиники доступны довольно редким гражданам.) Кроме того: почти в каждой клинике имеются специально отведённые палаты, более комфортно обустроенные, - для тех, кто хочет оплачивать своё пребывание в клинике сам и, я уверена в том, из такой палаты, просто так, тяжело больного человека
не отправят домой,- на беспомощное сосуществование с болью и болезнью не обрекут...
Оформлением документов, счетами, переговорами с больничными кассами занимается специальный отдел, в который нужно просто принести бумаги из отделения и зарегистрировать там свою больничную карточку. За пребывание в клинике всё равно должен платить каждый, (потому что больничные кассы оплачивают только часть, но, справедливости ради, - больничная касса оплачивает, конечно, львинную долю расходов), - сутки для любого обычного человека обходятся в 10 евро, (необычные платят больше, меньше же - не платит никто).
На этом все хлопоты собственно и заканчиваются, только чуть позже по почте придёт счёт, который нужно будет оплатить вовремя и всё.

На операцию в первый раз меня положили 2-го февраля. Явилась с вещичками, получила своё койко-место, разобрала и принадлежности уже в тумбочку и шкаф... И отправилась посидеть в холле для посетителей с сыном и с подругой, которая специально приехала рано утром из другого города для того, чтобы поддержать меня морально.
В тот момент ощущений того, что завтра операция, не было вообще... - я шутила и довольно весело общалась с Натальей и сыном.
И только стоило мне, словно вскользь, заметить, что даже не чувствую ничего: "Всё так, словно завтра операция не состоится!".. Едва Наташа отшутилась в ответ: "Я знаю, что у тебя вечно всё не так, как у нормальных людей, но здесь-то уж!.. С чего бы вдруг?!" -
В холл вошла врач и сказала, (извиняясь при этом за причинённое беспокойство), что анализы не достаточно хороши, что сердце может не выдержать наркоза и хирурги отказываются рисковать...
Анестезиологи тут же назначили лечение, вручили мне необходимые таблетки, (на всё про всё ушло минут 15-20), и меня отправили домой!
Я не знаю, не понимаю теперь, почему, - но из клиники я уезжала с отличным настроением и, как говорится, с лёгким сердцем...
Потом сдавала кровь на анализ, приезжая в клинику каждые 4-5 дней, - врачи ждали улучшений,
и, как только улучшения наметились, день операции был назначен безотлагательно.
В этот период я и начала вдруг нервничать и стала бояться надвигающейся операции...
Страхами возникшими и волнениями я ни с кем не делилась, но они были на самом деле и были накануне вызваны ощущением обычной будничности потока, словно некоего конвейера, в который теперь довелось угодить и мне... - Хирурги меня перед операцией не осмотрели, личное знакомство состоялось только с анестезиологом. Кто-то, (не помню теперь, кто именно), сказал мне, что в этом осмотре нет никакой необходимости: "Есть история болезни, есть все необходимые анализы и рентгеновские снимки, - оперирующий хирург руководствуется только сопровождающими больного документами. Более того, - в операционном зале находится вовсе не один операционный стол и вы можете попасть как к одному хирургу, так и к другому." Помню, как холодок пробежал у меня по спине после этих слов: "Как же так?! Ведь я же живой человек, а не кучка справок и снимков!" - реакция такая была вызвана предыдущим опытом в России: там оперирующий доктор обязательно и знакомится перед плановой операцией с больным, и старается установить контакт - вызвать доверие у своего пациента. (Стоит отметить так же, что и здесь, в Германии, послеоперационный период складывается не у всех и далеко не всегда так гладко, как того хотелось бы,.. - не так уж и редко всякое бывает: то - сделали не чисто, то - удалили не так, как того требовала болезнь, то - еще какие-нибудь воспалительные процессы, возникающие по вине медперсонала... Именно последствия, встречающиеся часто в невеликом кругу моих знакомых, этих "всяких" нежелательных случаев и вынуждали меня более всего прочего волноваться перед операцией...)

Второго марта к 18-ти нуль-нуль я в сопровождении сына и опять же Натальи, (она снова приехала ко мне, чтобы быть рядом), явилась в отделение с вещами. Расположилась-обустроилась, быстренько сдала анализы и до 22-00 мы с Натальей гуляли по клинике и на улице, чтобы мне одной было не так тоскливо проводить время перед операцией.
Третьего марта рано утром после всех необходимых предоперационных туалетов меня уложили в кровать и дали крошечную таблеточку: "Это успокаивающее, - лучше для вас будет принять эту таблетку!.."
Итак, посомневавшись немного, я всё-таки проглотила эту пилюлю, улеглась поудобней и... - проснулась уже только после операции.
Позже припоминала, как меня видимо будили после наркоза, - заглядывали в глаза...
Место, в котором я проснулась, оказалось
большим залом, в котором было много, много кроватей...
(Кровати в клиниках Германии специальные... - они на колёсах, (их используют и в качестве больничных "каталок", не мучая больных болезненными перемещениями), и с пультом управления вдобавок: три части плоскости лёгким нажатием на кнопку перемещаются друг относительно друга, - можно себя в полу-лежачее положение перевести, можно и ноги поднять себе, не отрывая их от постели.)
Кровати постепенно "разбирали" санитары - развозили по отделениям...
Я, пока ждала своей очереди, озиралась:
да, судя по всему, - операционные столы где-то совсем рядом... Всё вокруг действительно напоминало о каком-то поточном процессе...

В палате меня встретили радостно сын и Наталья. Настроение было приподнятым и у меня, потому что один из самых неприятных этапов на пути к выздоровлению был теперь позади.
Да, было больно первые дней пять... Я, привыкшая терпеть всё, что терпеть можно не теряя сознания, видимо, стонала ночью и на следующий день с утра ко мне специально пришёл врач и сказал, чтобы я себя не мучила, что по первой же моей просьбе мне дадут обезболивающие таблетки и что сейчас мне намного полезнее хорошо и крепко спать по ночам и потому на ночь мне такие таблетки теперь будут давать обязательно.
Это, наверное, соседки по палате, видя, что я никого не тороплюсь беспокоить просьбами и жалобами и вообще предпочитаю по большей части молчать, сами рассказали медсестре, что мне, мягко говоря, не здоровится. Соседок по палате у меня было две - Зиги и Рита. У Зиги был такой же диагноз, как и у меня, только ситуация была по-сложнее, а операцию ей сделали всего лишь на три дня раньше. У Риты было что-то воспалительное в полости живота и она была уже неделю как после операции. По началу, (в первые дня три - четыре, пока была температура), меня жутко раздражало то, что Рита и Зиги непрерывно болтают, (их кровати располагались по обеим сторонам от моей, т.е. - я оказалась посередине, - и разговаривали они, склонившись друг к другу, чтобы было поближе, прямо надо мной), и я старалась читать, (Лукьяненко! :-) "Дозоры" по-очереди.), а участия в их болтовне не принимала никакого. Чуть позже, я стала чувствовать себя по-лучше и мы даже здорово подружились с Зиги. Зиги мне много рассказывала про Кобленц и очень многое объяснила,- как искать квартиру лучше всего, например, или где что находится и как правильно поступать в тех или иных случаях. (Зиги приехала в Кобленц из ГДР более 30 лет назад, ещё почти ребёнком, и рассказывала мне, как негативно поначалу относились местные аборигены к переселенцам из ГДР, как было ей совсем непросто попривыкнуть здесь и обжиться. Поэтому она хорошо понимала мои заботы и старалась искренне помочь.)
... ...

В общем, - ровно год назад операция прошла весьма успешно, (это отмечали позже и мой домашний доктор, и другие врачи), -
никаких последующих воспалений не было, всё заживало вовремя, протекало без осложнений.
Тяжелый послеоперационный период, в конечном итоге, был благополучно преодолён. Отношение персонала было вполне дружелюбным и доброжелательным. И я, слабая, но уже вполне окрепшая, выписалась домой на 14-ый день, - прямиком к своему дню рождения!
(Кстати, в случае жалоб и по просьбам больных пребывание в клинике врачи запросто увеличивают ещё на неделю. Зиги, например, - поступила в Кемперхоф на неделю раньше меня, а домой ушла только на день раньше. Но у неё и болезнь была в более запущенном варианте, и операция, соответственно, была сложнее.)
- Прошёл год!

А своего хирурга, человека, вернувшего мне шанс для продления жизни, я так никогда и не увидела...
В клинике Кемперхоф, только в том здании, где лечили меня, - семь этажей! Каждый этаж - совершенно самостоятельное отделение со своим составом лечащих врачей. Например: кардиология, травма, гинекология, родильное отделение, онкология, неврология, отделение для больных сахарным диабетом... Но операционное отделение при этом только одно на весь комплекс, - находится отдельно и расположено независимо, занимает отдельный этаж, в данном случае полуподвальный, (там же, рядом, - только интенсивтерапи (реанимация) и отделение лучевой терапии).
В Кемперхофе мне продлили жизнь.
В Кемперхофе в 2005-ом родились и мои замечательные внучки!

... Как бы мне хотелось, чтобы всё самое лучшее постепенно приживалось и развивалось и в России!..
- Для того и писала обо всём так подробно... - вдруг кому-нибудь да и понадобится...

Моя вторая работа в Германии, кстати, заключалась в обработке архивных документов... - в том числе обрабатывала я и истории болезней самых различных немецких клиник, - (вот где царит действительно образцовый порядок!), - запросто могла бы рассказать, как оформляются такие документы здесь, что необходимо для того, чтобы любую подробность можно было всегда легко извлечь из истории болезни не зависимо от срока давности...
Есть чему поучиться! - (было бы только кому рассказывать и показывать...)
Tags: моя Германия, посвящения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments