December 21st, 2006

Осеннее

Пока Анталекс спит...

Калининград: В этом аэропорту есть нечто вроде загона, где пассажиров 'накапливают', прежде чем выпустить к самолету. Оглядывая собравшихся, всюду натыкаешься на кожаные куртки и татуировки - стандартные гангстерские атрибуты - и понимаешь, что Калининград не зря пользуется репутацией контрабандистского рая. Раньше город назывался Кенигсбергом - он славился прусской архитектурой и тем, что здесь родился Кант. Потом за дело взялись нацисты, английские бомбардировщики и Красная Армия - в общем, от довоенного Кенигсберга мало что уцелело. После войны город приглянулся Сталину: он депортировал все немецкое население и присоединил его к СССР.<...> Кремль беспокоится, что поляки или немцы могут попытаться отобрать Калининград, но на самом деле он никому особенно не нужен. В загоне-накопителе, вдыхая ароматы дагестанского коньяка и водки, нервный путешественник утешается мыслью: если одна группа сомнительных пассажиров затеет в самолете какую-нибудь пакость, другие бандиты ее быстро успокоят.

<...>

В Шереметьево - все против всех. Международный терминал был построен к Олимпиаде-80 в качестве наглядной демонстрации того, что СССР идет в ногу со временем; но сегодня он свидетельствует скорее о потрясающей способности прежнего строя создавать людям неудобства на каждом шагу (в Шереметьево-1, предназначенном для внутренних рейсов, дела обстоят еще хуже - там царит полная неразбериха). Если вам не повезло, очередь на паспортный контроль растягивается чуть ли не до взлетной полосы. Если вы без приключений преодолели таможню, вы оказываетесь в толпе бандитского вида таксистов. Когда на Ленинградском шоссе, ведущем в город, образуется безнадежная пробка (а такое происходит постоянно), ваш водитель постарается объехать ее по тротуару; в случае встречи с блюстителем порядка проблема решается с помощью пятидесятирублевой купюры.


http://www.inosmi.ru/translation/231808.html

Пиздец какой-то. (с) "The Economist" хуев.