Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

smoke

Занимательная орфоэпика

Ну или какое там хитрое слово, лень копаться.

Кофе. Хороший колумбийский кофе. Дайте мне вон то молотое кофе.
Длина. Длинна удава - 3 метра. Длина волны красного цвета - 630-760нм.
Количество. Количество вершин куба - 6. Колличество атомов во вселенной - 1077.



А еще мне очень нравятся рабочие вопросы про телефон: "Какой у тебя внутренний?"
smoke

ИМПЕРАТИВ

имя не называй руки в карманы медленно искоса прищурно глянь в глаза трезвый с утра от воскресения пьяный можешь нажми на газ не хочешь на тормоза

номер ее запомни не вздумай записывать десять раз повтори как знаки числа пи ничего не рисуй на заборах стенах и виселицах если нарисовал быстрее сотри

в субботу позвони на рубеже двенадцати сиди на полу спокойно пей текилу со льдом шесть гудков выслушай из той реальности подумай о том что поздно брось трубку облом

допей досмотри домучай проходит быстро из пальцев в эфир утекает тяжелый вздох кому гробовщик кому метель а кому-то выстрел кто-то вернулся во францию кто-то в россии сдох

представь ее пальцы талию глаза и шутки дыши не дыши больше не представляй замри отключка на семь часов кофе бритва маршрутка сиди хорошо работай рождайся живи умри

номер забудь впрочем ты и тогда не запомнил не сможешь забыть просто запиши в телефон пойщи свежий плейбой найди пожелтевший омни читай отдыхай поспи просыпайся подъем

smoke

Дмитрий Воденников

* * *
.................................
...........................
.............................................
.......................................
..........................................

Так дымно здесь
и свет невыносимый,
что даже рук своих не различить —
кто хочет жить так, чтобы быть любимым?
Я — жить хочу, так чтобы быть любимым!
Ну так как ты — вообще не стоит — жить.

А я вот все живу — как будто там внутри
не этот — как его — не будущий Альцгеймер,
не этой смерти пухнущий комочек,
не костный мозг
и не подкожный жир,
а так как будто там какой–то жар цветочный,
цветочный жар, подтаявший пломбир,

а так, как будто там какой–то ад пчелиный,
который не залить, не зализать...
Алё, кто хочет знать, как жить, чтоб быть любимым?
Ну чё молчим? Никто не хочет знать?


Вот так и мне не то чтоб неприятно,
что лично я так долго шёл на свет,
на этот свет и звук невероятный,
к чему–то там, чего на свете нет,

вот так и мне не то чтобы противно,
что тот, любой другой, кто вслед за мною шёл,
на этот звук, на этот блеск пчелиный,
на этот отсвет — все ж таки дошёл,

а то, что мне — и по какому праву —
так по хозяйски здесь привыкшему стоять,
впервые кажется, что так стоять не надо.
Вы понимаете, что я хочу сказать?

Огромный куст, сверкающий репейник,
который даже в джинсы не зашить —
последний хруст, спадающий ошейник —
что там еще, с чем это все сравнить?

Так пусть — гудящий шар до полного распада,
в который раз качнется на краю...
Кто здесь сказал, что здесь стоять не надо?
я — здесь сказал, что здесь стоять не надо?
ну да сказал — а все еще стою.

Так жить, чтоб быть
ненужным и свободным,
ничейным, лишним, рыхлым, как земля —

а кто так сможет жить?
Да кто угодно,
и как угодно — но не я, не я.