March 16th, 2008

smoke

О любви к детям

Когда мы летели в самолете, через проход обитался невозможный ребенок-скандалист.
Через полчаса полета в моем мозгу четко сформулировался план: наклониться к его родителям и сказать "Извините, вы не могли бы задушить своего ребенка, пожалуйста".
smoke

неуклюжее подр

ты выходишь на пьяцца смешным арлекином: легкий плащ-домино, 200 грамм натощак. в этом городе сны фантастически длинны, в этом городе смокинги сходят за фрак; здесь за франк апельсины в воздушной корзине, здесь за шиллинг друзья на полдня и на час, здесь кругом магазины, в которых витрины, а в витринах на стендах живое сейчас. синусоидой ног ты бредешь по аллеям, ерундовой весной заслоняя любовь, в этом городе модно прослыть дуралеем, это просто, поверьте. тут рифма про кровь. кровь по венам (раз взялся, продолжу банальность) протекает безумной весенней рекой, это город меняет цвета и тональность, это город и хищный, и чуждо-чужой. в этом городе курсы растут как побеги из тюрьмы твоих глаз, из цветов твоих слез, в этом городе мы, совершая набеги, уплываем, теряясь, летим под откос. в этом мире звонков и пустых обещаний, расстояний, прощаний, смешных поездов, прорастает душа, словно тени латаний, уплывает душа, напевая без слов. уезжает последняя в прорехах крыша, не оставив тебе ни стыда, ни следа, мы смеемся и плачем, друг друга не слыша, мы подумали "нет", мы ответили "да". мы ответили "да", пальцы накрест в кармане, в голове накрест мысли, в ботинке дыра, я один в этом дне, как в дешевом романе, доживу до тебя, дотянусь до утра.