Ритуал прощения племени навахо

Отрывок из книги Колина К. Типпинга "Радикальное прощение"

Однажды я слышал, как Каролина Мисс рассказывала о ритуале, при помощи которого индейцы навахо уберегают своих соплеменников от склонности слишком нянчиться со своими травмами. Хотя индейцы навахо, несомненно, понимают, что человеку необходимо рассказать о своих травмах и добиться того, чтобы другие люди засвидетельствовали их, они понимают и то, что, говоря о своих травмах, человек дает этим травмам силу — особенно если он говорит о них слишком много. Поэтому, если кто-то из соплеменников хочет поделиться своей болью или горем, все племя собирается на совет, и жалобщик становится в центре круга. Ему позволено рассказать о своих горестях трижды, и каждый раз все остальные с состраданием выслушивают его. Однако на четвертый раз, едва жалобщик войдет в круг, все соплеменники поворачиваются к нему спиной. «Довольно! — говорят они. — Мы уже трижды выслушивали твои жалобы. Мы все поняли. Теперь отпусти свое горе. Мы больше не станем слушать об этом». Этот ритуал помогал людям отпустить боль прошлого.

Представьте себе, что было бы, если бы мы тоже поддерживали своих друзей подобным образом? Что, если бы после того, как наш друг трижды пожаловался на свои травмы и на ситуации, где он выступал жертвой, мы бы говорили: «Я уже слышал об этом. Теперь тебе пора отпустить свою боль. Я больше не позволю рассказывать мне об этих травмах, поскольку таким образом ты даешь им силу. Я слишком сильно люблю тебя». Уверен, что, сделай мы так, многие друзья сочли бы нас предателями. Они, вероятно, узрели бы в нашем поведении не акт любви и поддержки, но предательство, и немедленно отвернулись бы от нас.

Малыш

Река был ненастоящей - мне стало неприятно,
Я мог сделать с ней, что хотел
Захотел - и увидел длинную траву,
- стелющуюся по течению
Захотел - лодку
Река растянулась настолько,
- насколько хватало моего воображения,

Сзади, на дороге, с шумом проносились машины.
Они тоже были ненастоящими.
Мне нужно уйти с дороги
- я свернул в лес, не разбирая пути
Сначала был бурелом, потом заросли крапивы.
Крапива привела меня в чувство, я успокоился

Я вышел к ручью -
Он был не больше метра шириной,
- было тихо

На другом берегу ручья
Стояла крохотная избушка
- я открыл дверь, вошел в нее
- и увидел малыша, мальчишку лет трех
- он был совсем голенький

Он смотрел на меня и улыбался
Он покачивал колыбель

Я удивился - колыбель ничему не соответствовала в моем детстве,
- у меня никогда не было колыбели,
- была обычная детская кроватка.
Воображение попыталось встроить в эту картину знакомую деталь -
- любимый трехколесный велосипед.
Ничего не получись - все вокруг было настоящим
- и не зависело от моего воображения.
Я совсем успокоился и присел на табуретку.

Малыш смотрел на меня и улыбался
Потом он подошел ко мне,
- взобрался на коленки, обхватил руками шею,
- прижался ко мне - лоб ко лбу, нос к носу
- и закрыл глаза
- во мне возникли его слова -
Хорошо, что ты пришел
Это твой мир
Это был мой голос,
- я тоже закрыл глаза
Потом он взял меня за руку -
Тебе пора
Он проводил меня до ручья
- дальше не пошел -
- дальше был не его мир
Он не помахал мне рукой
- просто стоял и смотрел,
- как я возвращался в свой обычный мир.
Он улыбался.

Я вышел к реке - река была ненастоящей.

1996 г

Родителям

"Материнская любовь - прежду всего дар. Но дарует она, чтобы довести ребенка до той черты, после которой он в этом даре нуждаться не будет. Мы кормим детей, чтобы они со временем сами научились есть; мы учим их, чтобы они выучились чему нужно. Эта любовь работает против себя самой. Цель наше - стать ненужными. "Я больше не нужна" - награда для матери, признание хорошо выполненного дела. Но инстинкт по природе своей этому противится. Он тоже хочет ребенку добра, только - своего, от матери исходящего."
К. С. Люьис. "Любовь, страдание, надежда"

Реакция на несправедливость

Что происходит с нами, когда мы встречаемся с хамством, оскорблениями, и вообще, какой-то несправедливостью? Является ли поиск и восстановление справедливости такой уж безусловно целесообразной реакцией?

Новый web-сайт

Наконец-то закончил создание своего нового сайта (http://gurin.tomsknet.ru) - полностью был изменен дизайн и структура сайта. Не знаю, что чувствуют женщины, после того, как завершена полная перестановка мебели и переклейка обоев в своем доме, но предполагаю, что мое ощущение от нового сайта такое же.

Рассказы Феликса Кривина

Расческа, очень неровная в обращении с волосами, развивала бурную деятельность. И дошло до того, что, явившись однажды на свое рабочее место, Расческа оторопела:
- Ну вот, пожалуйста: всего три волоска осталось! С кем же прикажете работать?
Никто ей не ответил, только Лысина грустно улыбнулась. И в этой улыбке, как в зеркале, отразился результат многолетних Расческиных трудов на поприще шевелюры.

Стащил Зайка в огороде морковку. Идет, а навстречу ему Козел.
- Эй, Заяц, продай морковку!
- А сколько дашь?
- Да у меня, видишь ли, нет ничего - только рога.
Подумал Зайка: рога - это тоже неплохо. Можно и забодать кого при случае.
- Ладно, давай рога.
- Они не снимаются, - объяснил Козел, - но я здесь буду, никуда не уйду.
- Ладно, - говорит Зайка, - сиди здесь. А я побегу, еще себе морковку добуду.
Побежал Зайка в огород, а там Волк. Сидит, нюхает морковку.
- Дяденька, дяденька, - просит Зайка, - продай морковку!
- А сколько дашь?
- Дам рога, - обещает Зайка. - Хорошие рога, крепкие.
Смеется Волк:
- Откуда же у тебя, у Зайца, рога?
- Есть рога, есть! - клянется Зайка. - Они вон там, за кустом. Правда, вместе с Козлом... если не возражаете...
- С Козлом? - оживился Волк. - Ну что ж, это подходит.
Побежал Волк, сожрал Козла, а Зайка остался со своей морковкой. И неловко Зайке, что так получилось, да что поделаешь? Его, Зайкиной, вины здесь нет, он ведь за что купил, за то и продал...

Был большой разговор о том, что нужно беречь каждую секунду.
С докладом выступал Год. Он подробно остановился на общих проблемах времени, сравнил время в наше время со временем в прошлые времена, а в заключение, когда время его истекло, сказал, что нужно беречь каждую секунду.
День, выступавший в прениях, повторил основные положения Года и, так как времени на другое у него не было, закончил свое выступление тем, что нужно беречь каждую секунду.
Час был во всем согласен с предыдущим оратором. Впрочем, за недостатком времени, ему пришлось изложить свое согласие в самом сжатом виде.
Минута успела только напомнить, что нужно беречь каждую секунду.
В самом конце слово дали Секунде.
- Нужно беречь... - сказала Секунда и кончилась.
Не уберегли Секунду, не уберегли. Видно, все-таки мало говорили об этом.

Былинка полюбила Солнце...
Конечно, на взаимность ей трудно было рассчитывать: у Солнца столько всего на земле, что где ему заметить маленькую неказистую Былинку! Да и хороша пара: Былинка - и Солнце! Но Былинка думала, что пара была б хороша, и тянулась к Солнцу изо всех сил. Она так упорно к нему тянулась, что вытянулась в высокую, стройную Акацию. Красивая Акация, чудесная Акация - кто узнает в ней теперь прежнюю Былинку! Вот что делает с нами любовь, даже неразделенная...

Когда песочные часы начинают счет времени, будущего у них много, а прошлого нет совсем. Но постепенно будущее из верхнего сосуда пересыпается в нижний, в котором песочные часы собирают прошлое. Вначале песчинки падают беззаботно и весело, и кажется, что будущее играет в песочек. Но под конец начинаешь замечать, что это из него песок сыплется. Будущее в верхнем сосуде, прошлое в нижнем, а где настоящее? Оно вот здесь, в узком проходе, через который будущее сыплется в прошлое. Может, потому в нем жить неудобно? В будущем - просторно, в прошлом - просторно, а в настоящем - теснота, ни распрямиться, ни протолпиться. А когда протолпишься, глядь - ты уже проскочил. Одна надежда: может, перевернут часы, и тогда прошлое снова станет будущим.

Всякий раз, когда спектакль близился к концу, Занавес очень волновался, готовясь к своему выходу. Как его встретит публика? Он внимательно осматривал себя, стряхивал какую-то едва заметную пушинку и - выходил на сцену. Зал сразу оживлялся. Зрители вставали со своих мест, хлопали, кричали "браво". Даже Занавесу, старому, испытанному работнику сцены, становилось немного не по себе оттого, что его так восторженно встречают. Поэтому, слегка помахав публике, Занавес торопился обратно за кулисы. Аплодисменты усиливались. "Вызывают, - думал Занавес. - Что поделаешь, придется выходить!" Так выходил он несколько раз подряд, а потом, немного поколебавшись, и вовсе оставался на сцене. Ему хотелось вознаградить зрителей за внимание. И тут - вот она, черная неблагодарность! - публика начинала расходиться.

Дореволюционные цветные фотографии

Очень интересный ресурс - http://www.loc.gov/exhibits/empire/object-ru.html.
Название сайта "Чудеса фотографии. Восстановление фотографического наследия С. М. Прокудина-Горского". Фотографии Прокудина–Горского предлагают живой портрет потерянного мира – Российской Империи накануне Первой мировой войны и надвигающейся революции. Сюда входят изображения от средневековых церквей и монастырей старой России до железных дорог и фабрик растущей промышленной державы и повседневной жизни и работы разнообразного населения России. В начале 1900–х годов Прокудин–Горский разработал смелый план провести фотообзор Российской Империи, который получил поддержку царя Николая II. В период между 1909 и 1912 годами, а затем в 1915 году, он провел обзор одиннадцати регионов, путешествуя в специально оборудованном железнодорожном вагоне, предоставленном ему Министерством путей сообщения.

Мультфильм

Записал на наш университетский ftp-сервер совершенно потрясающий мультфильм. Если у кого есть скоростной доступ в интернет, то можно скачать и посмотреть. Адрес сервера и каталога: ftp://ftp.elti.tpu.ru/incoming/gurin, заходить нужно с гостевым логином user@elti.tpu.ru. Файл называется fox.avi, его размер 40 МБ.

15 октября 2006. Запись отредактирована
Удалил файл с университетского сервера и переместил его на свой web-сайт. Скачать фильм можно по адресу: http://gurin.tomsknet.ru/download/fox.wmv. Файл переконвертирован в другой формат и ужат до размеров 5 мегабайт

Надо же...

Недавно сделал такое наблюдение - прямой путь к цели редко оказывается самым коротким и самым удачным.