?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Entries by tag: экспедиция "КП"

Экспедиция "КП" в Неман: замок Рагнит и не только
kosmonavt
_gothy_
Рагнит_часовая башня
Часовая башня вблизи замка Рагнит.

Синоптики угрюмо предостерегают: бабье лето пришло к нам ненадолго, торопитесь насладиться солнечными деньками. Мы прислушались к советам профессионалов и отправились в этнографическую экспедицию на северо-восточную оконечность нашей области, в Неманский район. И с погодой, надо сказать, повезло.
ДальшеCollapse )

Сезон открыт
Монжуик
_gothy_
Едем по полям по долам Восточной Пруссии в очередную экспедицию. На сей раз в Неман, славный замком Рагнит и строительством Балтийской АЭС. И еще куда-нибудь заскочим по дороге. ...А в Тильзите пробки, однако

Экспедиция "КП" в Гвардейск: Последний приют герцога Альбрехта
Монжуик
_gothy_

Мост через Дейму.


Замок Тапиау.

Есть такая легенда. После войны город Гвардейск мог бы называться Знаменском, а Знаменск наоборот - Гвардейском. Однако после взятия Велау, нынешнего Знаменска, в этом городе с красноармейцами произошла неприятная история. Бойцы позарились на велавский спиртзавод, и дело не обошлось без скандала. В итоге гордое название Гвардейск получил другой населенный пункт - Тапиау, бои за который были далеко не такими ожесточенными, как за Велау. Да и сохранился Велау после войны гораздо хуже своего соседа. А вот в Гвардейске и сегодня есть не что посмотреть.
ДальшеCollapse )

Как я бодался с читательницей из Норденбурга
Константин
_gothy_
Позвонила в редакцию женщина по имени Валентина, жительница поселка Крылово (быв. Норденбург), который мы посетили в рамках последней этнографической экспедиции. Она работает в сельской администрации и считает себя старожилом крыловских мест.

- Зачем же вы такое пишете про наш поселок? - начала она. - Представляете его в таком свете.
- В каком? - удивился я. Мне-то как раз Крылово показался довольно симпатичным, что я и постарался отразить в репортаже.


Ну разве не прелестный мишка?

- В негативном. И неполном. Женщина, которая вам давала интервью, она вообще приезжая и ничего не знает. А ведь у Крылово богатейшая история! И про кирхУ (она сделала ударение на последнем слоге) вы написали, что там железная дверь не закрывается. А ведь мой муж там собирался делать музей. А знаете почему там эта дверь не закрывается?
- Почему же?
- Потому что кирху передали РПЦ.
- И что? Музея теперь в кирхе не будет?
- Кто же будет вкладывать деньги в чужую собственность?!

Валентина еще много говорила про замечательную крыловскую школу, которая выигрывает все олимпиады, про гада такого Славгородского (учителя года в России-2004), который, переехав в Испанию, и нос не кажет в родное Крылово, про замечательных людей и самого замечательного из них - пограничного прапорщика, который хотел проверить у нас документы. "Он вовсе не хам, а выполняет свою работу", - подчеркнула Валентина...

Короче, после 15-минутного общения я предложил ей написать письмо про поселок Крылово и в нем отразить все то хорошее, что она считает нужным. Все то, что скрылось от наших глаз. Про историю Норденбурга, про музей, про политику РПЦ на отдельно взятой территории, про то, как крыловцы очищали площадку перед кирхой и т.д. И мы бы этот отклик, подчеркну, содержательный отклик, непременно бы опубликовали. Это логично не правда ли? Другие читатели узнали бы о поселке Крылово больше, узнали бы новые позитивные стороны этого населенного пункта. Но нет! Валентина готова была написать письмо о нашей гадкой работе, но не о поселке Крылово, о судьбе которого, по ее же признанию, она переживает.

Очень странно.

В гости к Гердаву и его друзьям. Экспедиция "КП" в Железнодорожный
Монжуик
_gothy_




Как только сошел снег, световой день окончательно победил, а по ночам пейзане стали просыпаться от криков возвращающихся с зимовок журавлей, мы отправились в этнографическую экспедицию. Первую в этом году. Путь наш лежал на самый юг Калининградской области - в Правдинский район.

Поселок Крылово
Крайняя точка нашего маршрута - поселок Крылово в двух шагах от польской границы. Дорога туда бежит прямо вдоль колючей проволоки, ограничивающей разделительную полосу. За ней - грозные автоматчики в зеленых фуражках.


Заяц - народный символ Крылово
ДальшеCollapse )

Экспедиция КП в замок Заалау
Монжуик
_gothy_

Замок на холме.

Лето в этом году никак не хочет нас оставлять. В густых калининградских лесах по-прежнему царствует зеленый цвет. Он не такой яркий и насыщенный, как весной или в начале лета, он немного грустный. Но все равно – летний. Однако время бежит - осеннее золото с каждым днем захватывает новые территории. Леса под Калининградом, Гвардейском, Знаменском, Черняховском начинают пылать. И среди этих необыкновенно красивых золотых всполохов, под аккомпанемент улетающих в теплые края аистов мы отправились в очередную этнографическую экспедицию.

Мостик с дыркой посередине


Брусчатка в центре Каменки.


Добротный немецкий дом.

Извилистая грунтовая дорога привела нас в поселок Каменское. Он расположен в самом центре нашей области: расстояние до Калининграда и до литовской границы примерно одинаковое. Классическая глубинка. Мы остановились в самом центре поселка возле внушительного немецкого здания на холме. У его подножья – небольшая детская площадка: простенькие качели, песочница, деревянные ворота, на которой вырезана надпись «В гостях у Татошки».
- Построили площадку лет пять назад, да только теперь толку от нее немного, - говорит пенсионерка Надежда Федоровна Исаенкова.
Вместе с крохотной внучкой она возвращается из сельского магазина, где покупала хлеб и сливочное масло.
- Вот сейчас бы девочке в песочнице поиграть, так не получится, - продолжает Надежда Федоровна. – Пойдем, Златочка, покажем дядям нашу песочницу.
Мы подошли к нехитрому деревянному сооружению, но там вместо песка – густая трава и камни.
- Неужели трудно привезти машину песка детям? – недоумевает пенсионерка. – Рядом ведь два карьера. Так, нет – администрацию нашу ни о чем не допросишься. У них один ответ: нет средств. Пойдемте, покажу, как мы к дому добираемся.
Проходим сотню метров, оказываемся у глубокого оврага, по дну которого бежит ручей. За оврагом – еще один холм, на котором стоят старые немецкие дома. В одном из них живет семья Исаенковых. Через овраг перекинут простенький деревянный мостик. Вроде бы крепкий, даже с перилами. Только вот посередине моста зияет громадная дыра. Неверный шаг – и ты уже бултыхаешься в воде. Златочка, которой не исполнилось еще двух лет, аккуратно берется ручонками за перила, осторожно перебирает ножками и так минует опасный участок. Бабушка, как может, страхует.
- Вот так и ходим каждый день, - вздыхает пенсионерка. – Это Бог миловал, не упали пока. Так эта дыра уже здесь давно, месяца три, никак не могут заделать. Хотя работы-то – пару досок кинуть.
- А вы в администрацию обращались? – спрашиваю.
- А вы попробуйте к ним обратиться! Они меня на порог не пускают. Никого не пускают. У нас глава новый, в том году избрали, из Калининграда, так ему до нас и дела никакого нет.
Поднимаемся на холм. Прямо напротив мостика – братская могила советских воинов, погибших в этих местах в 1945-м году. Гранитные плиты, опоясанные кованой оградкой с немецкого кладбища.
- Пойдем, Златочка, дедушек проведаем, - говорит Надежда Федоровна.
Невооруженным глазом видно, что надгробья не ремонтировали достаточно давно. Фамилии героев читаются с трудом – краска на буквах давно стерлась. У гранитных плит лежат скромные венки – облупившиеся и жалкие. Их положили 9 мая и на этом память о павших оборвалась. Жители Каменки цветов к мемориалу не носят. Раньше школьники ходили, но теперь и их нет. Только Надежда Исаенкова с внучкой посещают братскую могилу по дороге из магазина. Пенсионерка стоит здесь подолгу, вспоминает.
- Мне 75 лет уже, сынок. Вся жизнь прошла в этих местах. В 46-м году приехала в Междуречье, а с 60-го года здесь живу, в Каменском. Работала бухгалтером в совхозе. Хорошая была жизнь, в сто раз лучше, чем сейчас.
- А чем лучше?
- Ну как же?! Совхоз ведь наш давно развалился, работы здесь нет вообще. Моя дочка в Калининграде работает продавцом, я вот с внучкой сижу. Цены в магазине большущие и с каждым днем все растут и растут. Детский садик у нас был на 93 места, теперь нет его. Школа только начальная осталась, до 4 класса. Медпункта нет. Поработала девочка-врач год у нас – не выдержала, уехала. А в больнице в Черняховске очереди всегда. К кардиологу мне надо, говорят, 10 дней ждать, а у меня давление! Не жизнь, а… Вот, молодец, Златочка, каштан нашла. Подари дяде каштан, моя девочка.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в Полесский район
Монжуик
_gothy_
«Комсомолка» снарядила очередную экспедицию к очагу цивилизации, который тлеет среди необыкновенно красивых мест в Полесском районе. Здесь процветают рыбалка, охота и немножко туризм.

- Самая беда зимой приходит, - говорит мужчина средних лет, удивительно похожий на талантливого режиссера Евгения Марчелли. - Тогда наши дети, чтобы попасть в школу, вынуждены добираться по льду канала. Подъем в 6 часов, оделись - и вперед, чтобы не опоздать на школьный автобус. Через канал натягиваю тросик, цепляю карабин, и дети идут, держатся за тросик. Если, не дай Бог, лет треснет, так малыш хоть за тросик сможет удержаться.
Мужчину зовут Владимир Колосюк, он - житель поселка Матросово Полесского района. Поселок этот на две неравные части разрезают воды канала. И если до левобережной части можно доехать по «убитой» грунтовой дороге, то до правобережья - только на лодке. А зимой - по льду.
- Когда я начинала работать почтальоном, - рассказывает другая жительница Матросово Ирина Древс, - был такой случай. По тонкому льду с сумкой, полной всякой разной корреспонденции, я перебралась на правый берег. Через два часа после меня по этому же льду шел мужик. Он провалился и утонул.
В эти затерянные среди болот и каналов места, в самом центре европейского континента, «Комсомолка» отправилась в очередную этнографическую экспедицию.

Головкино

Скромная голова в Головкино.

Мы перекусили свежими куриными котлетками в кулинарии Полесска - там они удивительно вкусные! - и устремились на восток.
- Вы не только про котлетки напишите, но и про нас, что мы такие красивые, - провожали нас радушные женщины-продавцы.
- Всенепременно!
Пересекли старый немецкий мост через Дейму (как утверждают местные жители, уже несколько лет он находится в аварийном состоянии, а никому до этого и дела нет) и вскоре повернули налево. Поехали на север, к поселку Головкино. Дорога здесь еще та! Узкая, каких мало. Идет строго вдоль канала, полноводного в это время года.
- Это и не дорога вовсе, - сказали позже в Головкино. - Это немецкая дамба, просто заасфальтированная. Этой дороги нет в документах.
Как бы то ни было, а ехать по ней одинаково интересно и неудобно. Вокруг - любопытные ландшафты: старые немецкие дома подчас походят к самому каналу. Можно прямо из окна спиннинг забрасывать - добротная щучка на уху обеспечена. У многих домов оборудованы мостики для рыбной ловли, а кое-где и причалы. А неудобство в том, что периодически приходится останавливаться и пропускать встречные машины. Вдвоем не разъехаться.
- Дороги - это наша головная боль, - говорит глава Головкинского сельского поселения Александр Жоржович Храпачь. - Люди жалуются. Особенно расстраивает участок от Головкино до Матросово.
По этой дороге, помнится, я ехал несколько лет назад. Она - грунтовая. Живо напоминает стиральную доску. Нормально по ней прокатиться можно разве что на внедорожнике. Включить третью передачу - и вперед. Ну, или на танке.
- Но теперь все, вопрос закроем, - продолжает Храпачь. - В следующем году дорогу Полесск - Матросово через Головкино будут делать. Ее уже включили в план.
- В пошаговую программу конкретных дел? - улыбнулся я, вспомнив, что на носу очередные выборы.
- Вы зря смеетесь. Если бы не эта программа, нам мало что удалось бы сделать. А так, смотрите, стали нам по этой программе деньги выделять, и мы построили детскую площадку, прочистили канавки в поселке. Сейчас будем освещение делать. Так что пошаговая программа очень хороша. Выделяются деньги - возвращаемся назад в цивилизацию!
Поселок Головкино, в котором проживает, точнее, прописано около 400 человек, сегодня выглядит так, как будто цивилизация покинула это место лет десять назад. А может, и больше. Фасады в центре поселка давно не ремонтировались. Сквозь трещины в асфальте пробивается трава. В двух шагах от поселковой администрации стоит заколоченным здание клуба.
- Народу у нас почти не осталось, некому в этот клуб ходить, - разводит руками Александр Жоржович.
Храпачь занимает кабинет на первом этаже, деля его со своей секретаршей и первым замом. Заваленный бумагами стол как бы говорит: жизнь в Головкино хоть и замерла, но у чиновников работы выше крыши.
- Да что клуб? - продолжает глава. - Тут ситуация такая. Исполняется головкинскому парню 18 лет, он уезжает в Калининград, снимает там жилье. А к родителям в Головкино - только на выходные приезжает. Помогает по хозяйству и обратно. Зачем ему этот клуб нужен? Он в Калининграде натанцевался. Вот теперь и школу придется закрыть. Точнее, оставить здесь, в Головкино всего три начальных класса. Остальные будут учиться в райцентре Полесске. Некому здесь учиться, детей нет. В классах по три, по четыре человека. Это разве нормально? Работы нет у нас.
Александр Жоржович встает из-за стола:
- Вот туризм здесь надо развивать! Это дело. Места-то хорошие здесь. И просто отдохнуть, и рыбу половить. Охота у нас процветает. В Матросово вон дачи строят калининградцы. Сейчас сезон начнется - поедут. Но для этого нужно строить дороги, в Матросово менять линии электропередач, паром пускать через канал, а то ведь там остров самый натуральный. Хорошо еще почта туда доходит, спасибо нашим почтальонам!
ДальшеCollapse )

Орланы против черных бакланов
Монжуик
_gothy_
ОТРЫВОК ИЗ ЭКСПЕДИЦИИ В ПОЛЕССКИЙ РАЙОН

В поселок Заливино, расположенный в нескольких километрах к северу от Полесска, мы поехали в поисках уникального футбольного поля. Как рассказал Александр Жоржович Храпачь, глава администрации Головкинского сельского поселения, в Заливино недавно приезжала специальная комиссия ФИФА, которая инспектирует города и веси России. Смотрит, анализирует, где и как проводить чемпионат мира по футболу 2018 года.
- Они увидели это поле в Заливино и оно им очень понравилось, - воодушивленно заявил Храпачь. - Там ровный газон, отличный дренаж, строили его еще немцы в начале прошлого века. Прошел ливень - через минуту на поле ни одной лужицы. Так что мы рассчитываем на то, что в Заливино построят тренировочную базу для участников мундиаля. Представляете, Лео Месси будет тренироваться в Заливино?
Футбольное поле действительно оказалось милым и аккуратным. Газон ровно пострижен, размеры вроде бы соответсвуют стандартам ФИФА, луж нет.
- Из Калининграда сюда часто приезжают ребята играть, - пояснила нам сотрудница рыбколхоза "Доброволец" (его офис находится в 50 метрах от поля). - Только вот ухода бы ему побольше! Раньше же и трибуны были, и раздевалки, а сейчас только поле осталось. Мундиаль (чувствовалось, что ей очень нравилось это новое для ее лексикона, заморское словечко - мундиаль - Ред.)нам бы конечно не помешал. А сейчас... Вон, сходите лучше рыбацкие лодки поснимайте. Они сейчас на берегу. Вода пока теплая, рыбы мало, поэтому лов еше не начался.
Мы вышли к небольшой бухте, где базируются суда рыболовецкого колхоза. Часть из них вяло покачивалась на небольших волнах, другая часть и правда беспомощно лежала на берегу. Шел ремонт, шла подготовка к путине. С залива дул легкий ветерок. Свежий куршский воздух был разбавлен едва уловимым ароматом рыбы.
- Эй, корреспонденты! - услышал я голос откуда-то сверху.
Обернулся: над кормой катера, который стоял был установлен на небольшом доке и, подозреваю, ремонтировался, виднелась коротко остриженная голова.
- Да, это я вам говорю, - произнес сварщик Владислав Иванович, как он потом представился. - Вот вы лодки снимаете, а вы лучше про бакланов напишите.
- Каких бакланов?
- Черных! Которые в Красную книгу занесены. И которых стрелять нельзя.
- А что с ними?
- Да с ними-то ничего. А вот с рыбой беда. Съели они всю нашу рыбу в заливе! За полгода они выбивают 55 тысяч тонн малька, а у всех рыбколхозов области квота на вылов рыбы - 1,5 тысячи тонн, вот и считайте. А стрелять, блять, нельзя. В Красной книге они! Рыбью стаю в несколько тысяч штук выбывают за полчаса, такая скорострельность. Вон, видите вдалеке лес, - Владислав Иванович показал рукой куда-то на северо-восток. - Прямо к воде подходит. Там они и живут. Целая колония. Все деревья застрали своим белым пометом. 50 тысяч штук. Всех чаек, уроды, выжили. Да что там чаек. За лесом раньше колония цапель жила. Так и нет ее, выжили цаплю черные бакланы. А их-то не тронь!
Рыбак-сварщик подумал и добавил:
- И все-таки спасение от них есть.
- Какое же?
- Орланы-белохвосты! И они здесь водятся. Вот, слушай. Иду я как-то по лесу. Вдруг вижу: вдалеке какой-то мужик ходит. И головой что-то кивает постоянно. Думаю, что за мужик такой странный? Достаю бинокль, смотрю - бля, а это орлан ходит, белохвост! Размах крыльев такой, ну, метра полтора точно. Ходит и клювом этих сраных бакланов щелкает. Черных. Которых в Красную книгу с какого-то перепугу занесли.
Рыбак сделал паузу. Но ненадолго.
- Вот бы побольше нам этих орланов, - мечтательно произнес Владислав. - Спасли бы рыбу.
- Ну хоть польза какая-то от бакланов есть? Хоть малюсенькая, - спрашиваю.
- Да какая от них польза, вред один.
- Я читал, что в Шотландии их яйца собирают, мол, большим деликатесом считается. Стоят дорого. Можно ведь ностальгическим туристам толкать...
- Яйца? Не, мы не собираем. У них же гнезда на самых верхушках деревьев, добраться сложновато. А мясо у них - говно. Я пробовал, рыбой воняет.
Тут я заметил, что на высоком столбе, прямо над головой Владислава Ивановича, сидят две крупные птицы с большими клювами. Побольше чаек, пожалуй.
- Бакланы? - спрашиваю у сварщика.
Владислав поднял голову и прищурился.
- Они, - отвечает, - только серые. Кышь! Не дай бог на меня посрете!..

Экспедиция "КП" в прусский Версаль
Монжуик
_gothy_

Байнунен.

Когда семья Лужковых-Батуриных еще была едина, она обратила свой взор на Калининградскую область. Влиятельный род привлекли тучные прусские пашни и заливные луга, а также обилие историко-культурных достопримечательностей, которыми усеяна наша земля, точно полоска пляжа янтарем после шторма. Виктор Батурин, зять бывшего мэра Москвы, - известный любитель старины, большой поклонник Наполеона. Несколько лет назад он взял в аренду сохранившийся флигель орденского замка Прейсиш-Эйлау в Багратионовске. Собрался преобразовать его в гостиницу, но потом почему-то дело заглохло. Затем Батурину приглянулся домик, в котором захоронено сердце русского полководца Барклая-де-Толли. Выкупил его, отреставрировал и… опять бросил.
Что касается другой части семейства - Юрия Лужкова и Елены Батуриной, то им больше приглянулся юго-восток нашей области. В Озерском районе жена бывшего градоначальника приобрела добрый кусок калининградской земли и открыла конезавод с романтичным названием «Веедерн». Мы снарядили в эти места, - туда, где ступала нога коренного москвича, - шестую этнографическую экспедицию.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в Озерск-Даркемен-Ангерапп
Монжуик
_gothy_


Памятник солдатам Первой Мировой войны.

Перед войной Адольф Гитлер воспылал ненавистью к населенным пунктам Восточной Пруссии, названия которых имели литовские или прусские корни. Был издан специальный указ, который переименовал Шталлупёнен (нынешний Нестеров) в Эбенроде, Пилькаллен (поселок Добровольский) в Шлосберг и так далее. А городок Даркемен, расположенный недалеко от Роминтенской пущи (читайте об экспедиции в Роминтен в «КП» от 2 июня и на сайте kp.ru), получил имя Ангерапп. Правда, в последнем случае фюрер дал маху. Несмотря на тевтонскую чеканность слова «Ангерапп», корень оно имеет прусский. То бишь славянский. Традиция продолжилась после войны, когда Даркемен-Ангерапп стал Озерском. Причем, в отличие от подавляющего большинства послевоенных переименований, которое производилось, по-славянски говоря, от балды, Озерск свое название оправдывает: вокруг городка расположено немало небольших уютных водоемов. И не только озер. Река Анграпа, разрезающая Озерск на две неравные части, в районе Черняховска сливается с Инстручем, и дает тем самым начало главной водной артерии нашего региона - Преголе.
Озерск-Даркемен-АнгераппCollapse )