Tags: Великая война

Монжуик

А причем тут немцы?

Написал про памятники ПМВ на территории Калининградской области.

Памятник ПМВ в Гердауэне

ХОТИМ ПАМЯТНИК!
В 2014 году весь мир отметит 100-летие с момента начала Первой Мировой войны - одной из самых кровопролитных в истории человечества. И если на Западе события тех далеких лет аккуратно и достойно отмечаются каждый год, то в России Великая война и сотни тысяч наших соотечественников, которые в ней погибли, долгое время были незаслуженно забыты. Недаром в декабре прошлого года Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявил, что в России необходимо установить общенациональный памятник героям Первой Мировой войны. А перед самым новым годом появилась и дата памяти жертв Великой войны - 1 августа.
Калининградская область - единственный регион России, где 100 лет назад проходили боевые действия. Под городком Гумбиннен, который сегодня называется Гусев, состоялась самая выдающаяся русская виктория 1914 года. Генерал Ренненкампф разгромил германские войска, что заставило немецкого кайзера в срочном порядке перекинуть в Восточную Пруссию два корпуса с западного фронта. В конечном счете это спасло Францию от разгрома. А вот, судьба России в Первой мировой войне, увы, оказалась печальна. Война стала одной из главных причин - если не главной - большевистского переворота, который на долгие годы погрузил нашу страну в пучину террора и отбросил от фарватера мировой истории.
Губернатор Николай Цуканов родился под бывшим Гумбинненом, а значит можно предположить, что память Первой мировой для него не пустой звук. Иначе как объяснить тот факт, что сразу после послания президента Цуканов выступил с предложением установить общенациональный памятник героям Великой войны в нашей области. Я не думаю, что Цуканов хотел просто попиариться на громкой теме, нет. Он другой.
- На территории региона происходили крупные сражения, в частности, Гумбинненская битва. У нас похоронены тысячи солдат, существуют десятки кладбищ, за которыми мы ухаживаем. Я еще раз буду обращаться к президенту для размещения данного памятника у нас в области, - процитировала пресс-служба слова губернатора.
Collapse )
Монжуик

Пехота кайзера обороняет Ширвиндт



Этот набор из шести солдатиков немецкой фирмы Schneider я приобрел на блошином рынке. Парни с винтовками системы "Маузер" были довольно безлики, даже унылы, пока я не взял в руки кисточки и краски и не сделал из них тех, кем они сейчас являются. Настоящих прусских пехотинцев в форме цвета фельдграу и островерхих пикельхаубе.

Итак, представляю вашему вниманию защитников городка Ширвиндт (на границе Восточной Пруссии и Российской империи), одними из первых встретивших кавалерийские атаки русских войск генерала Павла Карловича Ренненкампфа. Дело было в далеком 1914 году, в начале августа.

Высота солдатиков - 40 мм. Материал, из которого они сделаны, - сплав на основе олова. При раскраске использовал как масляные, так и акриловые краски, а также лак. На заднем плане вы можете рассмотреть центральную улицу Ширвиндта.
Монжуик

Что бы со мной случилось в ПМВ

Ваш результат: Вы выживите в условиях ПМВ с высокой долей вероятности
imageВы смекалистый солдат и вам окажутся по плечу тяготы окопной войны. Вы разумный конформист, что необходимо для выживания и, поэтому, хотели побить самого кайзера в патриотическом порыве августа 1914. Вы знаете, что лучше есть, чем не есть. И лучше пить, чем не пить. Осмотрительность и инстинкт самосохранения дадут вам хороший шанс выжить в условиях ПМВ. Кроме того вы давно не мылись, не брились, срослись с окопом, а в ваших глазах угнездилась страшная, звериная тоска. Вы безумны в штыковой атаке и уже не предназначены для мирной жизни. Вы выживите на войне, но уже никогда не забудете ее ужасы.
Пройти тест


via starec_grigoriy 
kosmonavt

Герои Льежа

Одно из лучших стихотворений о Первой Мировой войне. На мой взгляд.



Эмиль Верхарн. Герои Льежа


Клятвопреступная смертельная война
Прошла вдоль наших нив и побережий,
И не забудет ввек под солнцем ни одна
Душа - о тех, кто чашу пил до дна
Там, в Льеже.

Была суровая пора.
Как некая идущая гора,
Все сокрушая глыбами обвала,
Германия громадой наступала
На нас...

То был трагический и безнадежный час.
Бежали все к безвестному в смятенье.
И только Льеж был в этот час готов,
Подставив грудь, сдержать движенье
Людей, и пушек, и штыков.

Он ведал,
Что рок ему в то время предал
Судьбу
И всей Британии, и Франции прекрасной,
Что должен до конца он продолжать борьбу
И после страстных битв вновь жаждать битвы страстной,
В сознанье, что победы ждать - напрасно!

Пусть там была
Лишь горсть людей в тот час глухой и темный,
Пред силами империи огромной,
Пред ратью без числа.

Все ж днем и ночью, напролет все сутки,
Герои пламенно противились врагу,
Давая битвы в промежутке
И убивая на бегу.

Их каждый шаг был кровью обозначен,
И падал за снарядами снаряд
Вокруг, что град;
Но полночью, когда, таинственен и мрачен,
На дымных небесах являлся цеппелин,
Об отступлении не думал ни один,
Бросались дружно все в одном порыве яром
Вперед,
Чтоб тут же под безжалостным ударом
Склониться долу в свой черед...

Когда велись атаки на окопы,
Борцы бесстрашные, тот авангард Европы,
Сомкнув свои ряды, как плотную мишень
Для быстрых, ровных молний пулемета,
Стояли твердо целый день
И снова падали без счета,
И над телами их смыкалась мирно тень...

Лонсен, Бонсель, Баршон и Шофонтен
Стонали, мужество свое утроив;
Века лежали на плечах героев,
Но не было для павших смен!
В траншеях, под открытым небом,
Они вдыхали едкий дым;
Когда же с пивом или хлебом
Туда являлись дети к ним, -
Они с веселостью солдатской неизменной
Рассказывали, вспоминая бой,
О подвигах, свершенных с простотой, -
Но в душах пламя тлело сокровенно,
Был каждый - гнев, гроза, вражда:
И не бывало никогда
Полков столь яростных и стойких во вселенной!

Весь город словно опьянел,
Привыкнув видеть смерть во взорах;
Был воздух полон славных дел,
И их вдыхали там, как порох;
Светились каждые глаза
Величьем нового сознанья,
И возвышали чудеса
Там каждое существованье,
Всё чем-то сверхземным и дивным осеня...

Вы, люди завтрашнего дня!
Быть может, все сметет вдоль наших побережий
Клятвопреступная смертельная война,
Но не забудет ввек под солнцем ни одна
Душа - о тех, кто чашу пил до дна
Там, в Льеже!

Пер. Валерия Брюсова.
Монжуик

- Козак, козак, пшишел герман! Герман пшишел оттонд.



В продолжение предыдущего поста о Кузьме Крючкове. Вот как описывал ситуацию Михаил Шолохов в "Тихом доне":

Хозяйская пашня была неподалеку от стодола. Астахов назначил косить
Иванкова и Щеголькова. Хозяин, под белым лопухом войлочной шляпы, повел их к своей деляне. Щегольков косил, Иванков сгребал влажную тяжелую траву и увязывал ее в фуражирки. В это время Астахов, наблюдавший в бинокль за дорогой, манившей к границе, увидел бежавшего по полю с юго-западной стороны мальчишку. Тот бурым неслинявшим зайцем катился с пригорка и еще издали что-то кричал, махая длинными рукавами пиджака. Подбежал и, глотая воздух, поводя округленными глазами, крикнул:
- Козак, козак, пшишел герман! Герман пшишел оттонд.
Он протянул хоботок длинного рукава, и Астахов, припавший к биноклю, увидел в окружье стекол далекую густую группу конных. Не отдирая от глаз бинокля, зыкнул:
- Крючков!
Тот выскочил из косых дверей стодола, оглядываясь.
- Беги, ребят кличь! Немцы! Немецкий разъезд!
Он слышал топот бежавшего Крючкова и теперь уже ясно видел в бинокль плывущую за рыжеватой полосой травы кучку всадников.
Collapse )
Монжуик

Вспомним за рюмочкой и по трезвому

12 августа 1914 года донской казак Кузьма Крючков геройски разметал вокруг себя 11 немецких улан. Дело было где-то в наших краях.

 

Про это хорошо написал Шолохов в "Тихом Доне". А вот воспоминания самого Кузьмы:

Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо - я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом".
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-12708/


via akimow 
Монжуик

История уходит

25 июля скончался последний европеец - ветеран Первой мировой войны. Британцу Гарри Пэтчу было 111 лет. Я его хорошо запомнил по фильму "Первая мировая война в цвете", где г-н Пэтч давал интервью.



via lord_k 
Монжуик

Прусские ландшафты: Путешествие в Пилькаллен



Тот, кто в Инстербурге не напился
И в Гумбиннене не подженился,
Из Пилькаллена сбежал без синяков,
Говорят, счастливчик-то каков!

(Из стихотворения неизвестного восточно-прусского поэта)

В поселок Добровольский (бывший Пилькаллен, Pillkallen), затерянный на восточной окраине Калининградской области между Нестеровым и Краснознаменском, мы отправились, чтобы поближе познакомиться с тамошними сектантами. Дошел слух, что несчастных жителей поселка напополам разорвали две ортодоксальные секты, которые житья не дают честным атеистам, а тем более добрым православным мирянам.
- Вот тебе крест, что так оно там и происходит все, - говорил мне Анатолий Ярмолик, отвечающий за продвижение газеты в глухих районах области.
И осенял себя крестом, разумеется.

Найти дорогу в Добровольск очень просто. По федеральной трассе Е38 доезжаете до Нестерова, на первом перекрестке поворачиваете на север – в сторону Краснознаменска – и километров через 15 на горизонте покажутся серые крыши Пилькаллена. Пересекаем границу поселка и слева видим немецкий прекрасно отреставрированный дом, покрытый красной металлочерепицей. Можно подумать, что здесь все дома выглядят подобным образом, но, к сожалению, это обманчивое впечатление. Такой – один.
Collapse )