Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Монжуик

Рим. Фонтан Треви и окрестности



Фонтан Треви считают самым романтичным фонтаном в мире. Он фигурирует в любовных романах позапрошлого века и в знаменитых мелодрамах века прошлого. Возле фонтана Треви назначают свидания, под мерный рокот воды - совсем не тихий, сравнимый с горным водопадом, - звучат горячие комплименты и признания в любви. Фонтан Треви, как ореолом, окружен нежными вздохами, любовным воркованием на разных языках и звуком страстных поцелуев.

Впрочем, все это ночью. С раннего утра и до позднего вечера вокруг фонтана гудит пчелиный рой туристов. Каждый из гостей Рима старается подойти поближе, глотнуть чистейшей воды из фонтана - она идет сюда из тех же источников, что и две тысячи лет назад, когда в центр Рима протянули первый акведук. И, конечно, турист должен совершить ритуал: повернуться к фонтану спиной и бросить через левое плечо монетку. Если это сделать, то, говорят, к Треви непременно вернешься еще раз. В следующий раз можно проделать то же самое - опять вернешься. В третий - снова. И так до бесконечности. Наверное, и правда - к фонтану можно возвращаться бесконечно, не надоест.

Но я там был впервые, а потому, как заправский романтик, могу сравнить встречу с Треви с первым свиданием. Самым волнующим и самым запоминающимся. Причем, встреча наша была спонтанной. Мы не собирались идти к Треви, думали просто прогуляться по центру Рима. Окончили прогулку по Большому форуму, поднялись на Капитолий, потом спустились с другой стороны и углубились в чрево Рима по окружающим Виа дель Корсо небольшим улочкам и вдруг - рокот воды где-то вроде бы совсем недалеко, через два-три квартала. Мы пошли на этот нехарактерный для города звук, к нам присоединялось все больше туристов и вскоре эта пестрая река вынесла нас на очень небольшую, забитую людьми площадь, к фонтану. Точнее сказать, - на маленькую площадь, где как бы между прочим занимался своими делами громадный мраморный Нептун и его свита - главные действующие лица Треви. И возмущенно - от такого-то количества народа! - клокотала вода.

Позже я наткнулся у Генри Мортона в его "Путеводителе по Вечному городу" на замечательную характеристику.
"Это в высшей степени характерно для Рима — упрятать романтику куда-нибудь поглубже в узкие улицы или поселить на площади, еле-еле способной ее вместить, - пишет Мортон. - В том-то и заключается особое очарование Рима, что, завернув за угол, лицом к лицу сталкиваешься с чем-то прекрасным и неожиданным, поставленным здесь столетия назад, причем явно очень небрежно, как бы между прочим. Рим — город волшебства за углом, бездумно разбросанных, забытых на обочине шедевров, что и сообщает любой прогулке азарт охоты за сокровищами".
Лучше не скажешь. На всем пути от Форума до Треви мы только и делали, что охотились за сокровищами. И находили их на каждом шагу.

Вот, например, площадь Капитолия, которая венчает вершину древнего холма. Проект площади, равно как и обрамляющих ее дворцов - Сенаторов, Консерваторов и Нового дворца - принадлежит Микеланджело.


В центре площади стоит статуя императора Марка Аврелия - единственная конная статуя, дошедшая до нас из Древнего Рима. Правда, оригинал стоит во дворе дворца консерваторов, а на площади - копия. Впрочем, от оригинала ее отличить непросто.

Collapse )
Монжуик

Рим. Большой форум



Побродив по Колизею, мы отправились к Священной дороге - осевой магистрали Римского форума. Надо сказать, что в Риме несколько форумов. Римский, который начали создавать еще в незапамятные царские времена, можно назвать основным. Его таже называют Большой форум или просто Форум. Существуют еще императорские форумы. Самый крупный из них носит имя Траяна. О них я расскажу чуть позднее.

Начинается Большой форум с арки императора Тита. Это - самая скромная из сохранившихся арок, однопролетная. Через нее триумфальные процессии попадали на форум.


Справа по ходу движения находится громадная базилика Максенция - Константина. Это последняя гражданская базилика в Риме. Ее построили в начале IV века нашей эры.



Collapse )



kosmonavt

Гиперборея Всеволода Иванова

Случайно наткнулся на картины художника Всеволода Иванова, родившегося в 1950 году в холодном Беломорске. Его сюжеты - о доисторической Гиперборее, родине руссов. О ней писал Геродот, но, к сожалению, так далеко от Эллады забраться не смог.
Иванова называют мастером фэнтези. Но это, скорее, не фэнтези, а самая настоящая мифология.

Некто Зоресвет пишет в комментарии к его картинам:
"Я был на выставке и лично знаком с живописцем, в живую картины производят еще большее впечатление. А образы это не сказочные и не фэнтези - это вымаранная из памяти руссов их история до крещения".

 

Священное озеро Сиверских гор.

Collapse )
 

happy

Крепость Калининград. Онлайн-роман. XVII

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ
НАЧАЛО

 
"Би-2" в небе над Девау.

24
"Миру мир", - вспомнил Игорь Орехов знакомую с детства фразу, когда увидел безмятежных бойцов, спящих на дне окопа. Лена Кулькова уронила свою голову на грудь рядового Раина и безмятежно посапывала. А рядом, с противоположной стороны, лежал... комбат Гуськов. Этот страшный человек, который совсем недавно собирался разрядить в своего подчиненного автоматный рожок, уронил голову на живот Раина. По соседству уронили свои головы друг на друга оставшиеся в живых бойцы.
Тишина была такой, что Орехов слышал каждый вздох, каждый всхлип, каждый стон. Вражеские позиции тоже молчали - ночь уравняла всех: и защитников Калининграда, и бойцов Североатлантического альянса. "Что ж, пора бы и мне", - прошептал Орехов и тоже уронил голову на кого-то из бойцов. Сон смежил его веки...
Ба-бах! Ба-бах! Ба-ах! Ба-бах! Бойцы повскакивали, рвалось где-то совсем рядом.
- Ложись! Куда дергаетесь?! - заорал комбат Гуськов. - Сейчас всех здесь раскурочит, как правдинскую тушенку.
Это была самая настоящая ночная бомбежка. Причем, работали не какие-нибудь там фронтовые бомбардировщики, не какая-то попса, а элита ВВС - самолеты-невидимки "Би-2", созданные по технологии "Стелс". Гуськов это понял, когда попытался из калаша попасть во вражеский самолет, так он мало того, что никуда не попал, так еще ничего и не увидел.
- Точно невидимки, блядь, ни хуя не вижу, - выругался комбат. - И калаш явно не добивает. Где там пидорас с "Иглой".
"Пидорасом" с переносым ЗРК "Игла" оказался сержант Толик Гридасов.
- Давай фигачь, - рявкнул Гуськов. - Мы должны подбить эту птицу.
- Дак она же невидимая! - попытался возмутиться Гридасов.
- А по ебальничку? Чтоб глаза разуть? Давай пали!
- Ну я же не хрена не вижу, товарищ майор! Не вижу! - и он картинно вытянул руки вверх и потряс ими в темноте, словно слепец. - Да она и не добьет! Где "Стелс" и где наша "Игла"!
- Бурый, солдат? Хуеешь?
Гуськов коротким ударом уложил Гридасова на землю, схватил "Иглу", зарядил - на это потребовалась какая-то минуту (Гуськов был мастер) и запустил в небеса проворную ракету. Через несколько секунд где-то высоко-высоко раздался взрыв. Полнеба осветилось громадной, пронзительно яркой - до слепоты - вспышкой. "Вот так сверхновые взрываются", - подумал Орехов и сделал несколько кадров.
- Видали? - закричал Гуськов. - Был "Стелс" и нету "Стелса"! Учитесь, пока я жив. - И он пнул на радостях все еще лежавшего на земле Гридасова.
- Ура! - не выдержала Лена Кулькова. Она бросилась на Гуськова и повалила его на дно окопа. - Вы - снайпер, майор. Я люблю вас! Да, теперь я люблю вас! Кто научил вас так метко стрелять? Научите меня! Гуськов! Гуськов! Вы гений!
- Я вас научу, - пообещал комбат, крепко обнимая санитарку за сочные бедра.
А Коля Раин сидел в другом углу окопа и грустил. "Гребаный "Стелс"! - в мыслях возмущался рядовой. - Из любимого героя я превлатился в полное ничтожество. В полное гавно, если можно так выразиться. Ну да ладно, зато Гуськов в спину не выстрелит".
Бомбежка закончилась, бойцы заняли свои места в окопах. И снова, как по команде, провалились в сон. Причем, каждый - в свой. Лена Кулькова уронила свои пропитанные "Лореалем" с примесью порохового дыма и солдатской мочи кудри на грудь комбата Гуськова. (Комбат заурчал. "Мой снайперский котик", - прошептала Лена). Рядовому Раину пришлось довольствоваться местом в ногах.
Collapse )