?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Entries by category: архитектура

Экспедиция "КП" в Неман: замок Рагнит и не только
kosmonavt
_gothy_
Рагнит_часовая башня
Часовая башня вблизи замка Рагнит.

Синоптики угрюмо предостерегают: бабье лето пришло к нам ненадолго, торопитесь насладиться солнечными деньками. Мы прислушались к советам профессионалов и отправились в этнографическую экспедицию на северо-восточную оконечность нашей области, в Неманский район. И с погодой, надо сказать, повезло.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в Гвардейск: Последний приют герцога Альбрехта
Монжуик
_gothy_

Мост через Дейму.


Замок Тапиау.

Есть такая легенда. После войны город Гвардейск мог бы называться Знаменском, а Знаменск наоборот - Гвардейском. Однако после взятия Велау, нынешнего Знаменска, в этом городе с красноармейцами произошла неприятная история. Бойцы позарились на велавский спиртзавод, и дело не обошлось без скандала. В итоге гордое название Гвардейск получил другой населенный пункт - Тапиау, бои за который были далеко не такими ожесточенными, как за Велау. Да и сохранился Велау после войны гораздо хуже своего соседа. А вот в Гвардейске и сегодня есть не что посмотреть.
ДальшеCollapse )

Калининград - Мальборк - Гданьск - Барселона - Калининград. Часть IV
Монжуик
_gothy_


ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
ЧАСТЬ 3

1
Если с достопримечательностями в Барселоне, как я уже писал, полный порядок то с шоппингом дело обстоит даже лучше. Еще в мае, когда мы были здесь в первый раз, направившись на каталонскую землю прямиком из Рима и имея возможность сравнивать, пришли к выводу, что в отношении всяких разных покупок Барса обставляет Вечный город. Выбор богаче, цены ниже. А в январе вообще красота. Буквально сразу за новогодними праздниками начинается сезон распродаж, который позволяет насытиться всем и каждому, - потому что продолжается до начала марта. Это значит, что отхватить какую-нибудь вполне нормальную, актуальную и недешевую вещь за половину ее стоимости - вполне реально. Это не смешные скидки в калининградских магазинах. Да и выбор, как вы понимаете, совсем другой. Центр Барселоны пестрит от вывесок "Rebaixes" (в переводе с каталанского "распродажи").


Универмаг El corte Ingles на площади Каталонии.

Такое объявление можно встретить в любом магазине. Но для начала мы решили посетить знаменитую деревню распродаж - Ла Рока Вилледж, которая находится в 50 километрах от города. Если везде скидки, то в Ла Роке и подавно.

Итак, в понедельник, в девять утра мы с Леной отправились в путь. На специальном автобусе, который отходит несколько раз в день от остановки на улице Касп (один квартал от площади Каталонии). Несмотря на несезон, автобус был забит под завязку людьми самых разных национальностей. Индусы, арабы, китайцы, немцы. Интернационально. Я люблю людей, но еще больше меня порадовало, что в автобусе - бесплатный вай-фай, чем я не преминул воспользоваться и выложить в фэйсбук вот эту картинку:



А вот так в середине зимы выглядит сельская Каталония:


ДальшеCollapse )

Кёнигсберг. Трагхайм
Монжуик
_gothy_


...До «Репортера» было десять минут хода - сквозь Трагхайм, один из старейших районов Кенигсберга. Приятная прогулка. В десять вечера здесь было уютно и романтично. Как в сказке Гофмана со счастливым концом. Набежавшие сумерки вдохнули жизнь в полумесяц над четырехугольной башни Трагхаймской кирхи. Смыли с брусчатых тротуаров клерков, юристов и прочих дельцов, многочисленных здесь днем. Усыпили припаркованные у высоких гранитных бордюров автомобили, а раскидистые каштаны превратили в сказочные черные пирамиды. Скамейки под деревьями - не все, конечно, но многие - были заняты. Нежное воркование влюбленных растворялось в глубокой тишине. И лишь изредка, словно звон будильника, - грохот трамвая на Пролетарской, бывшей Миттель-Трагхайм.
Вечером Трагхайм больше всего располагал к интимным беседам и одиноким прогулкам. Женя Ревин это ценил. Частенько гулял здесь наедине со своей тенью. По той простой причине, что антураж - самый подходящий. Дома в Трагхайме были исключительно довоенные. Пять, шесть, максимум семь этажей. Нарядные, украшенные медными башнями и кирпичными башенками, изящными эркерами и ступенчатыми фронтонами. Словно гвардейцы Фридриха Великого на параде. Разве что здание, в котором находилась редакция «Сенсаций», отличалось простотой и конструктивизмом. Без портиков и барельефов. Его построили перед войной, в нем было много окон и два стеклянных полукруглых выступа на всю высоту, скрывавших винтовые лестницы. До 1945 года в этом доме располагалось отделение НСДАП, в советское время - небольшая фабрика по производству сливочного масла. «Штурмовики пошли на масло», - шутили журналисты.
…В баре было шумно и накурено. 10 вечера - час-пик для любителей развлечься. Несмотря на внешние изыски здания, - «Репортер» занимал полуподвальное помещение в роскошном доме с колоннами, в котором до войны базировалось правительство Восточной Пруссии, - внутри бара все было предельно просто. Прямоугольные дубовые столы, исписанные и исчерченные ножами и авторучками, деревянные лавки и табуретки. Стены украшены безумной живописью в стиле Хоана Миро. Автор панно - художник-наркоман - три года назад умер от передозировки где-то в канаве на окраине Кенигсберга. В самом расцвете сил.
Неформальное место. И модное. Женя Ревин бывал здесь пару раз в неделю точно. Совмещая три-четыре кружки пива с одинокими прогулками по Трагхайму.



Фото - http://ost-preussen.babyhost.ru

Экспедиция КП в замок Заалау
Монжуик
_gothy_

Замок на холме.

Лето в этом году никак не хочет нас оставлять. В густых калининградских лесах по-прежнему царствует зеленый цвет. Он не такой яркий и насыщенный, как весной или в начале лета, он немного грустный. Но все равно – летний. Однако время бежит - осеннее золото с каждым днем захватывает новые территории. Леса под Калининградом, Гвардейском, Знаменском, Черняховском начинают пылать. И среди этих необыкновенно красивых золотых всполохов, под аккомпанемент улетающих в теплые края аистов мы отправились в очередную этнографическую экспедицию.

Мостик с дыркой посередине


Брусчатка в центре Каменки.


Добротный немецкий дом.

Извилистая грунтовая дорога привела нас в поселок Каменское. Он расположен в самом центре нашей области: расстояние до Калининграда и до литовской границы примерно одинаковое. Классическая глубинка. Мы остановились в самом центре поселка возле внушительного немецкого здания на холме. У его подножья – небольшая детская площадка: простенькие качели, песочница, деревянные ворота, на которой вырезана надпись «В гостях у Татошки».
- Построили площадку лет пять назад, да только теперь толку от нее немного, - говорит пенсионерка Надежда Федоровна Исаенкова.
Вместе с крохотной внучкой она возвращается из сельского магазина, где покупала хлеб и сливочное масло.
- Вот сейчас бы девочке в песочнице поиграть, так не получится, - продолжает Надежда Федоровна. – Пойдем, Златочка, покажем дядям нашу песочницу.
Мы подошли к нехитрому деревянному сооружению, но там вместо песка – густая трава и камни.
- Неужели трудно привезти машину песка детям? – недоумевает пенсионерка. – Рядом ведь два карьера. Так, нет – администрацию нашу ни о чем не допросишься. У них один ответ: нет средств. Пойдемте, покажу, как мы к дому добираемся.
Проходим сотню метров, оказываемся у глубокого оврага, по дну которого бежит ручей. За оврагом – еще один холм, на котором стоят старые немецкие дома. В одном из них живет семья Исаенковых. Через овраг перекинут простенький деревянный мостик. Вроде бы крепкий, даже с перилами. Только вот посередине моста зияет громадная дыра. Неверный шаг – и ты уже бултыхаешься в воде. Златочка, которой не исполнилось еще двух лет, аккуратно берется ручонками за перила, осторожно перебирает ножками и так минует опасный участок. Бабушка, как может, страхует.
- Вот так и ходим каждый день, - вздыхает пенсионерка. – Это Бог миловал, не упали пока. Так эта дыра уже здесь давно, месяца три, никак не могут заделать. Хотя работы-то – пару досок кинуть.
- А вы в администрацию обращались? – спрашиваю.
- А вы попробуйте к ним обратиться! Они меня на порог не пускают. Никого не пускают. У нас глава новый, в том году избрали, из Калининграда, так ему до нас и дела никакого нет.
Поднимаемся на холм. Прямо напротив мостика – братская могила советских воинов, погибших в этих местах в 1945-м году. Гранитные плиты, опоясанные кованой оградкой с немецкого кладбища.
- Пойдем, Златочка, дедушек проведаем, - говорит Надежда Федоровна.
Невооруженным глазом видно, что надгробья не ремонтировали достаточно давно. Фамилии героев читаются с трудом – краска на буквах давно стерлась. У гранитных плит лежат скромные венки – облупившиеся и жалкие. Их положили 9 мая и на этом память о павших оборвалась. Жители Каменки цветов к мемориалу не носят. Раньше школьники ходили, но теперь и их нет. Только Надежда Исаенкова с внучкой посещают братскую могилу по дороге из магазина. Пенсионерка стоит здесь подолгу, вспоминает.
- Мне 75 лет уже, сынок. Вся жизнь прошла в этих местах. В 46-м году приехала в Междуречье, а с 60-го года здесь живу, в Каменском. Работала бухгалтером в совхозе. Хорошая была жизнь, в сто раз лучше, чем сейчас.
- А чем лучше?
- Ну как же?! Совхоз ведь наш давно развалился, работы здесь нет вообще. Моя дочка в Калининграде работает продавцом, я вот с внучкой сижу. Цены в магазине большущие и с каждым днем все растут и растут. Детский садик у нас был на 93 места, теперь нет его. Школа только начальная осталась, до 4 класса. Медпункта нет. Поработала девочка-врач год у нас – не выдержала, уехала. А в больнице в Черняховске очереди всегда. К кардиологу мне надо, говорят, 10 дней ждать, а у меня давление! Не жизнь, а… Вот, молодец, Златочка, каштан нашла. Подари дяде каштан, моя девочка.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в прусский Версаль
Монжуик
_gothy_

Байнунен.

Когда семья Лужковых-Батуриных еще была едина, она обратила свой взор на Калининградскую область. Влиятельный род привлекли тучные прусские пашни и заливные луга, а также обилие историко-культурных достопримечательностей, которыми усеяна наша земля, точно полоска пляжа янтарем после шторма. Виктор Батурин, зять бывшего мэра Москвы, - известный любитель старины, большой поклонник Наполеона. Несколько лет назад он взял в аренду сохранившийся флигель орденского замка Прейсиш-Эйлау в Багратионовске. Собрался преобразовать его в гостиницу, но потом почему-то дело заглохло. Затем Батурину приглянулся домик, в котором захоронено сердце русского полководца Барклая-де-Толли. Выкупил его, отреставрировал и… опять бросил.
Что касается другой части семейства - Юрия Лужкова и Елены Батуриной, то им больше приглянулся юго-восток нашей области. В Озерском районе жена бывшего градоначальника приобрела добрый кусок калининградской земли и открыла конезавод с романтичным названием «Веедерн». Мы снарядили в эти места, - туда, где ступала нога коренного москвича, - шестую этнографическую экспедицию.
ДальшеCollapse )

Рим. Испанская площадь
Монжуик
_gothy_


Когда мы гуляли вокруг фонтана Треви, день уже клонился к упадку, а когда вышли на Испанскую площадь, и вовсе стемнело. Упадок Римской империи наступил. Впрочем, праздношатающейся публике темнота нисколько не мешала, ее здесь было не меньше, чем возле Треви. Тому способствавала и пленяющая римская архитектура, и воздух, пропитанный ароматом роз и жасмина, и зрелища.
Одно из таких зрелищ мы обнаружили на площади Магнанелли, примыкающей к Испанской. В ряд были выставлены несколько роскошных спортивных авто - "Феррари", "Ламборгини", еще какие-то, про которые я не слышал. Каждая из них тянула на 200 тысяч евро, не меньше. Может и все 500. Может, больше, а может, меньше. Народ позировал возле болидов, а единственный охранник в зауженном костюме от Версачи и с набринолиненными волосами лениво похаживал рядом и улыбался. Дамам разрешал даже прилечь на капот. Если, конечно, дама была фигуристой и с хорошими формами. Увы, эти формы и этот аттракцион сфотографировать не получилось, ибо батарея моей камеры к тому моменту, как и этот день, как и Римская империя в целом, пришла в упадок. (Все представленные здесь снимки я делал на следующий день). Read more...Collapse )

Экспедиция "КП" в Роминтен
Монжуик
_gothy_

Хутор Уварово.

В слове "Роминтен" есть что-то волшебное. Попробуйте произнести по слогам: ро-мин-тен. Словно магическая считалка. Или древнее заклинание. Скажешь, и распахнутся двери в совершенно другой мир. В предпоследний день весны мы снарядили в этот мир, в Роминтенскую пущу или Красный лес, шестую по счету этнографическую экспедицию.

Два мемориала
Мы добрались до Нестерова, попетляли немного по улицам и повернули на юг, к Виштынецкому озеру. По выходным по этой дороге ездит много народу: озеро пользуется большой популярностью у местных жителей. Да и не только у местных - приезжают калининградцы с трейлерами и палатками. Однако понедельник, как известно, день тяжелый, поэтому до поселка Невское – нашей первой большой остановки на пути в Роминтен – мы ехали по пустому шоссе. По пути заглянули в поселок Пушкино. Оно известно двумя памятниками. На одной стороне дороги находится захоронение солдат Первой мировой войны, на другой - мемориал героям Великой Отечественной.
- Красивый памятник, - говорит жительница Пушкино Елена, показывая нам немецкий обелиск. - Здесь всегда живые цветы.
В отличие от подавляющего большинства аналогичных памятников в нашей области, захоронение в Пушкино выглядит прилично.
- Года два назад его привели в порядок, - поясняет Елена.
Теперь стоит камень к камешку, охраняет покой более 600 русских солдат и 200 немцев, погибших в этих местах летом 1914 года. А сверху, с нового креста из мраморной крошки смотрит на мир последний российский император Николай II. Это логично: ответственность за события 1914 года и всё последующее самодержец несет прямую. Такой вот русский штрих к старому немецкому памятнику.
Мемориал советским воинам гораздо больше своего собрата. Суровый советский воин с ППШ охраняет мирный сон жителей Пушкино. Памятник покрасили год назад, к 65-летию победы, и сейчас он выглядит, как новый. На братской могиле - множество живых цветов. Остались с 9 мая.


Немецкий памятник в Пушкино.




Советский мемориал.
ДальшеCollapse )


Прусские ландшафты: Привидения замка Нойхаузен
Монжуик
_gothy_
 
Ворота замка Нойхаузен. Вид изнутри.

Гурьевск - формально город, районный центр, а фактически - спальный район Калининграда. Большая часть населения бывшего Нойхаузена работает в бывшем Кенигсберге. Расстояние небольшое - около 3 километров. Оно преодолевается за считанные минуты. Именно поэтому, приехав в Калининград, не примените воспользоваться удобством географии и посетите город-спутник.

Замок
В Гурьевске нет роскошных вилл, как в Светлогорске или Зеленоградске, нет выдающихся фортификационных сооружений, как в Балтийске. Поначалу вообще может показаться, что в городе нет достопримечательностей: много деревьев, чистые маленькие улочки, замощенные тротуарной плиткой, аккуратные немецкие домики по улице Ленина, построенные перед войной специально для летчиков Люфтваффе (в Нойхаузене располагался крупный военный аэродром), речка Гурьевка, больше похожая на ручей - вот, пожалуй, и все. Тем не менее, достопримечательность можно-таки отыскать, хотя она замаскирована похлеще любого военного аэродрома. Тевтонский замок Нойхаузен, построенный в конце XIII века, сегодня опоясан неприглядным бетонным забором, его флигели покрыты серым шифером, и человек непосвященный вряд ли угадает, что эти вроде бы непримечательные тяжеловесные коробки - самый настоящий средневековый замок. Причем, - один из немногих в Калининградской области, неплохо сохранившийся до наших дней.


 Парадные ворота замка.


 Арка.

 
Башенка над воротами.
ДальшеCollapse )

РПЦ и Королевский замок
Монжуик
_gothy_
Я, конечно, все понимаю, но претензии РПЦ на Королевский замок Кёнигсберга (точнее, оставшихся от него подвалов и земельного участка) считаю не то что необоснованными, но и нелепыми. Что-что, а Королевский замок они точно не восстановят. В отношении других объектов можно спорить.
И обратите внимание, что земля в самом центре Калининграда ох какая дорогая!