?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Entries by category: архитектура

Экспедиция "КП" в Гвардейск: Последний приют герцога Альбрехта
Монжуик
_gothy_

Мост через Дейму.


Замок Тапиау.

Есть такая легенда. После войны город Гвардейск мог бы называться Знаменском, а Знаменск наоборот - Гвардейском. Однако после взятия Велау, нынешнего Знаменска, в этом городе с красноармейцами произошла неприятная история. Бойцы позарились на велавский спиртзавод, и дело не обошлось без скандала. В итоге гордое название Гвардейск получил другой населенный пункт - Тапиау, бои за который были далеко не такими ожесточенными, как за Велау. Да и сохранился Велау после войны гораздо хуже своего соседа. А вот в Гвардейске и сегодня есть не что посмотреть.
ДальшеCollapse )

Калининград - Мальборк - Гданьск - Барселона - Калининград. Часть IV
Монжуик
_gothy_


ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
ЧАСТЬ 3

1
Если с достопримечательностями в Барселоне, как я уже писал, полный порядок то с шоппингом дело обстоит даже лучше. Еще в мае, когда мы были здесь в первый раз, направившись на каталонскую землю прямиком из Рима и имея возможность сравнивать, пришли к выводу, что в отношении всяких разных покупок Барса обставляет Вечный город. Выбор богаче, цены ниже. А в январе вообще красота. Буквально сразу за новогодними праздниками начинается сезон распродаж, который позволяет насытиться всем и каждому, - потому что продолжается до начала марта. Это значит, что отхватить какую-нибудь вполне нормальную, актуальную и недешевую вещь за половину ее стоимости - вполне реально. Это не смешные скидки в калининградских магазинах. Да и выбор, как вы понимаете, совсем другой. Центр Барселоны пестрит от вывесок "Rebaixes" (в переводе с каталанского "распродажи").


Универмаг El corte Ingles на площади Каталонии.

Такое объявление можно встретить в любом магазине. Но для начала мы решили посетить знаменитую деревню распродаж - Ла Рока Вилледж, которая находится в 50 километрах от города. Если везде скидки, то в Ла Роке и подавно.

Итак, в понедельник, в девять утра мы с Леной отправились в путь. На специальном автобусе, который отходит несколько раз в день от остановки на улице Касп (один квартал от площади Каталонии). Несмотря на несезон, автобус был забит под завязку людьми самых разных национальностей. Индусы, арабы, китайцы, немцы. Интернационально. Я люблю людей, но еще больше меня порадовало, что в автобусе - бесплатный вай-фай, чем я не преминул воспользоваться и выложить в фэйсбук вот эту картинку:



А вот так в середине зимы выглядит сельская Каталония:


ДальшеCollapse )

Экспедиция КП в замок Заалау
Монжуик
_gothy_

Замок на холме.

Лето в этом году никак не хочет нас оставлять. В густых калининградских лесах по-прежнему царствует зеленый цвет. Он не такой яркий и насыщенный, как весной или в начале лета, он немного грустный. Но все равно – летний. Однако время бежит - осеннее золото с каждым днем захватывает новые территории. Леса под Калининградом, Гвардейском, Знаменском, Черняховском начинают пылать. И среди этих необыкновенно красивых золотых всполохов, под аккомпанемент улетающих в теплые края аистов мы отправились в очередную этнографическую экспедицию.

Мостик с дыркой посередине


Брусчатка в центре Каменки.


Добротный немецкий дом.

Извилистая грунтовая дорога привела нас в поселок Каменское. Он расположен в самом центре нашей области: расстояние до Калининграда и до литовской границы примерно одинаковое. Классическая глубинка. Мы остановились в самом центре поселка возле внушительного немецкого здания на холме. У его подножья – небольшая детская площадка: простенькие качели, песочница, деревянные ворота, на которой вырезана надпись «В гостях у Татошки».
- Построили площадку лет пять назад, да только теперь толку от нее немного, - говорит пенсионерка Надежда Федоровна Исаенкова.
Вместе с крохотной внучкой она возвращается из сельского магазина, где покупала хлеб и сливочное масло.
- Вот сейчас бы девочке в песочнице поиграть, так не получится, - продолжает Надежда Федоровна. – Пойдем, Златочка, покажем дядям нашу песочницу.
Мы подошли к нехитрому деревянному сооружению, но там вместо песка – густая трава и камни.
- Неужели трудно привезти машину песка детям? – недоумевает пенсионерка. – Рядом ведь два карьера. Так, нет – администрацию нашу ни о чем не допросишься. У них один ответ: нет средств. Пойдемте, покажу, как мы к дому добираемся.
Проходим сотню метров, оказываемся у глубокого оврага, по дну которого бежит ручей. За оврагом – еще один холм, на котором стоят старые немецкие дома. В одном из них живет семья Исаенковых. Через овраг перекинут простенький деревянный мостик. Вроде бы крепкий, даже с перилами. Только вот посередине моста зияет громадная дыра. Неверный шаг – и ты уже бултыхаешься в воде. Златочка, которой не исполнилось еще двух лет, аккуратно берется ручонками за перила, осторожно перебирает ножками и так минует опасный участок. Бабушка, как может, страхует.
- Вот так и ходим каждый день, - вздыхает пенсионерка. – Это Бог миловал, не упали пока. Так эта дыра уже здесь давно, месяца три, никак не могут заделать. Хотя работы-то – пару досок кинуть.
- А вы в администрацию обращались? – спрашиваю.
- А вы попробуйте к ним обратиться! Они меня на порог не пускают. Никого не пускают. У нас глава новый, в том году избрали, из Калининграда, так ему до нас и дела никакого нет.
Поднимаемся на холм. Прямо напротив мостика – братская могила советских воинов, погибших в этих местах в 1945-м году. Гранитные плиты, опоясанные кованой оградкой с немецкого кладбища.
- Пойдем, Златочка, дедушек проведаем, - говорит Надежда Федоровна.
Невооруженным глазом видно, что надгробья не ремонтировали достаточно давно. Фамилии героев читаются с трудом – краска на буквах давно стерлась. У гранитных плит лежат скромные венки – облупившиеся и жалкие. Их положили 9 мая и на этом память о павших оборвалась. Жители Каменки цветов к мемориалу не носят. Раньше школьники ходили, но теперь и их нет. Только Надежда Исаенкова с внучкой посещают братскую могилу по дороге из магазина. Пенсионерка стоит здесь подолгу, вспоминает.
- Мне 75 лет уже, сынок. Вся жизнь прошла в этих местах. В 46-м году приехала в Междуречье, а с 60-го года здесь живу, в Каменском. Работала бухгалтером в совхозе. Хорошая была жизнь, в сто раз лучше, чем сейчас.
- А чем лучше?
- Ну как же?! Совхоз ведь наш давно развалился, работы здесь нет вообще. Моя дочка в Калининграде работает продавцом, я вот с внучкой сижу. Цены в магазине большущие и с каждым днем все растут и растут. Детский садик у нас был на 93 места, теперь нет его. Школа только начальная осталась, до 4 класса. Медпункта нет. Поработала девочка-врач год у нас – не выдержала, уехала. А в больнице в Черняховске очереди всегда. К кардиологу мне надо, говорят, 10 дней ждать, а у меня давление! Не жизнь, а… Вот, молодец, Златочка, каштан нашла. Подари дяде каштан, моя девочка.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в прусский Версаль
Монжуик
_gothy_

Байнунен.

Когда семья Лужковых-Батуриных еще была едина, она обратила свой взор на Калининградскую область. Влиятельный род привлекли тучные прусские пашни и заливные луга, а также обилие историко-культурных достопримечательностей, которыми усеяна наша земля, точно полоска пляжа янтарем после шторма. Виктор Батурин, зять бывшего мэра Москвы, - известный любитель старины, большой поклонник Наполеона. Несколько лет назад он взял в аренду сохранившийся флигель орденского замка Прейсиш-Эйлау в Багратионовске. Собрался преобразовать его в гостиницу, но потом почему-то дело заглохло. Затем Батурину приглянулся домик, в котором захоронено сердце русского полководца Барклая-де-Толли. Выкупил его, отреставрировал и… опять бросил.
Что касается другой части семейства - Юрия Лужкова и Елены Батуриной, то им больше приглянулся юго-восток нашей области. В Озерском районе жена бывшего градоначальника приобрела добрый кусок калининградской земли и открыла конезавод с романтичным названием «Веедерн». Мы снарядили в эти места, - туда, где ступала нога коренного москвича, - шестую этнографическую экспедицию.
ДальшеCollapse )

Экспедиция "КП" в Озерск-Даркемен-Ангерапп
Монжуик
_gothy_


Памятник солдатам Первой Мировой войны.

Перед войной Адольф Гитлер воспылал ненавистью к населенным пунктам Восточной Пруссии, названия которых имели литовские или прусские корни. Был издан специальный указ, который переименовал Шталлупёнен (нынешний Нестеров) в Эбенроде, Пилькаллен (поселок Добровольский) в Шлосберг и так далее. А городок Даркемен, расположенный недалеко от Роминтенской пущи (читайте об экспедиции в Роминтен в «КП» от 2 июня и на сайте kp.ru), получил имя Ангерапп. Правда, в последнем случае фюрер дал маху. Несмотря на тевтонскую чеканность слова «Ангерапп», корень оно имеет прусский. То бишь славянский. Традиция продолжилась после войны, когда Даркемен-Ангерапп стал Озерском. Причем, в отличие от подавляющего большинства послевоенных переименований, которое производилось, по-славянски говоря, от балды, Озерск свое название оправдывает: вокруг городка расположено немало небольших уютных водоемов. И не только озер. Река Анграпа, разрезающая Озерск на две неравные части, в районе Черняховска сливается с Инстручем, и дает тем самым начало главной водной артерии нашего региона - Преголе.
Озерск-Даркемен-АнгераппCollapse )

Прусские ландшафты: Привидения замка Нойхаузен
Монжуик
_gothy_
 
Ворота замка Нойхаузен. Вид изнутри.

Гурьевск - формально город, районный центр, а фактически - спальный район Калининграда. Большая часть населения бывшего Нойхаузена работает в бывшем Кенигсберге. Расстояние небольшое - около 3 километров. Оно преодолевается за считанные минуты. Именно поэтому, приехав в Калининград, не примените воспользоваться удобством географии и посетите город-спутник.

Замок
В Гурьевске нет роскошных вилл, как в Светлогорске или Зеленоградске, нет выдающихся фортификационных сооружений, как в Балтийске. Поначалу вообще может показаться, что в городе нет достопримечательностей: много деревьев, чистые маленькие улочки, замощенные тротуарной плиткой, аккуратные немецкие домики по улице Ленина, построенные перед войной специально для летчиков Люфтваффе (в Нойхаузене располагался крупный военный аэродром), речка Гурьевка, больше похожая на ручей - вот, пожалуй, и все. Тем не менее, достопримечательность можно-таки отыскать, хотя она замаскирована похлеще любого военного аэродрома. Тевтонский замок Нойхаузен, построенный в конце XIII века, сегодня опоясан неприглядным бетонным забором, его флигели покрыты серым шифером, и человек непосвященный вряд ли угадает, что эти вроде бы непримечательные тяжеловесные коробки - самый настоящий средневековый замок. Причем, - один из немногих в Калининградской области, неплохо сохранившийся до наших дней.


 Парадные ворота замка.


 Арка.

 
Башенка над воротами.
ДальшеCollapse )

На руинах замка Фридрихштайн
Монжуик
_gothy_
 
Поместье Фридрихштайн. Фото из Википедии.


Руины каретной.

В середине июля удивительным образом совпали два события. В Немецко-Русском доме открылась выставка, посвященная известному в Восточной Пруссии семейству фон Дёнхоф и их фамильному замку Фридрихштайн, остатки которого находятся неподалеку от Калининграда. При этом на открытие выставки приехали из Германии представители знаменитого рода. Одновременно в рекламных газетах Калининграда появилось объявление, в котором сообщалось, что продаются бывшее поместье рода фон Дёнхоф и окрестные земли. Естественно, фон Дёнхофы посетили бывшее имение, пообщались с местным населением. И даже выразили желание приобрести свои бывшие земли. Мы отправились следом за прусскими аристократами, чтобы посмотреть на знаменитый замок Фридрихштайн и на богатые угодья, которые нынче продаются за 7 миллионов 200 тысяч рублей.

Ветер среди оконных проемов

Когда-то к поместью Фридрихштайн вела вымощенная брусчаткой дорога. Кареты прусских богатеев выбивали искру о гранит. Теперь здесь, конечно, другая дорога – выдержит подвеска не всякого автомобиля. Но все равно красиво – дорогу буквально обхватывают с трех сторон густые кроны деревьев, за которыми время от времени виднеются современные особняки.
- Здесь был парк, - рассказали нам потом местные жители. - Причем деревья были высажены поясами: вначале липы, затем буки, потом дубы. На берегу пруда даже пробковое дерево росло, но его недавно срубили.
Неожиданно дорога выскакивает на пригорок и взору открываются два довольно внушительные здания из красного кирпича.  
Когда-то в одном из них размещалась каретная имения Фридрихштайн, в советские годы здесь жили труженики сельхозпроизводства, а сегодня – это впечатляющие руины. Среди пустых оконных пролетов гуляет ветер, жужжат бронзовки с тевтонскими крестами на крыльях и порхают разноцветные бабочки. Проходим дальше и видим покосивший немецкий дом. Судя по занавескам на окнах, здание обитаемое. Стучим в дверь. Из соседнего огорода на шум выходят две козы и козел, а также парочка собак неизвестной породы. Через полминуты показывается пенсионерка. Ее зовут Валентина Ивановна Коржилова.
- Я приехала сюда в 1998 году из Азербайджана, в этих домах, которые сейчас разрушены, жили люди, - рассказала бабушка. – Но потом померли, потому что алкаши. А один из домов сгорел – рухнула крыша. Теперь вот в сохранившемся доме живут три семьи, разводим коз, сажаем овощи… Работаем!
- А где же роскошный графский замок?
- А какой замок?
- Ну, в котором немецкие аристократы жили?
- Так его нет, - говорит Валентина Ивановна. – Давно нет, его, говорят, еще во время войны разрушили. Остались еще кое-какие строения – там за мостиком. Дальше пройдите, там живет Борода, он вам покажет и расскажет все.
- Кто? Синяя борода?
- Да нет! Бородой мы кличем Виктора Алексеича, он тут управляющим работал…
ДальшеCollapse )

Марауненхоф
Монжуик
_gothy_


Наряду с Амалиенау Марауненхоф был наиболее престижным и благоустроенным районом в предвоенном Кенигсберге. Тихие, вымощенные брусчаткой улочки, обилие зелени, изящные особняки состоятельных горожан... По большей части это сохранилось до наших дней. Район улиц Тельмана, Верхнеозерной, Ленинградской, Грибоедова, Гоголя и пр. до сих пор является одним из самых статусных в Калининграде. Здесь самая дорогая земля и самая дорогая недвижимость. Только на месте немецких особняков все чаще вырастают современные дома. Брусчатка же осталась с 30-х голов прошлого века. Она далеко не такая ровная, как раньше, но все равно ехать по ней гораздо приятней, чем по раздолбанным асфальтовым переулкам.


Кафе "Причал" на берегу Верхнего озера. По словам гурманов, здесь делают лучший в городе шашлык.

Старый корпус отеля "Обертайх".

Много картинок с комментамиCollapse )

Прусские ландшафты: Замок Гросс Вонсдорф и чуть-чуть о сельском хозяйстве
Монжуик
_gothy_


- Проедете по этой дороге, вон, где белая машина стоит, до мостика, а оттуда башню эту и увидите – она на горе, - говорит добрая светлоглазая бабуля. – Можете потом на саму гору подняться…
- Да нет, там такая грязюка, не подниметесь, - перебивает ее продавец маленького «чепка». – Лучше через старый клуб пройти.
- Можно, можно подняться, если захотеть, - настаивает старушка.
Выходим из магазина.
- А привидения в замке вашем водятся? – спрашиваю на всякий случай.
Бабушка несколько секунд изучает меня взглядом, взгляд с каждым мгновением холодеет, пока не превращается в комочек льда.
- Здесь люди, как привидения, - произносит старушка и торопливо уходит по своим делам.

Мы – в поселке Курортное Правдинского района.


Место это примечательно тем, что здесь находятся руины одного из орденских замков, построенного в конце XIII века.
ДальшеCollapse )

Прусские ландшафты: Маленькая Белоруссия
Монжуик
_gothy_


Очень часто за скобками репортажа, который идет в печать, остается немало интересного, но "неформатного". Нередко эти неформатные вещи касаются географии Калининградской области. Сегодня я начну восполнять эти пробелы с помощью серии заметок о любопытных ландшафтах, которые, как правило, остаются в стороне от проторенных туристических маршрутов.

В Новобобруйск, жЫвотное!
Если, въехав в Знаменск (Велау), пересечь знаменитый немецкий мост из кованого железа через Преголю, затем еще один мост через Лаву (Алле), потом железнодорожный переезд, который венчает водонапорная башня из красного кирпича…


...сразу за которым - заброшенное немецкое кладбище...

Дальше!Collapse )