Tags: Кенигсберг

kosmonavt

Стадион в Калининграде к ЧМ-2018

В эти минуты в Кениге, в гостинице "Рэдиссон" проходит международный форум "Калининград 2018". На нем различные архитектурные бюро из Калининграда, России и Европы представляют свои варианты стадиона к чемпионату мира по футболу, который пройдет, как вы понимаете, через шесть лет.
Такой вариант представил калининградский архитектор Олег Копылов.

kosmonavt

Берлинский мост



Есть в Калининграде странный мост через Прегель, называемый Берлинским. Странный оттого, что одна его половина функционирует, а вторая нет. Ее, вторую половину, взорвали немцы в 1945 году и с тех пор этот мост стоит, точно навеки разведенный. И вот, рядышком в прошлом году начали строить еще один мост. Завершить его собираются году в 15-м.



В пятницу возле моста прошло выездное совещание губернатора Цуканова. Я узнал про него из сюжета по телевизору. В общем-то ничего интересного там не произошло, очередное бла-бла-бла, правда, сказали, что "разведенный Берлинский мост", т.е. взорванный, со временем все-таки демонтируют. Какой-то представитель подрядчика с чистым взглядом и честными глазами долго уверял, что этот взорванный мост никакой ценности не представляет, что все кинофильмы возле него уже сняли, что надо его, короче, убирать и не париться. И чиновники, похоже, согласны с этим честным представителем подрядчика.

Как мне кажется, если мост этот власти уберут - совершат очередную глупость. Просто выполнят свою работу, построят новый мост, снесут старый и будут довольны. Все это так. Ведь основная цель - построить мост, чтобы уменьшить пробки. Но опять - как это постоянно у нас бывает - чуть в сторону никто не подумал (или подумал, но я про это не знаю, может, ему наваляли трандюлей и попросили заткнуться). А ведь взорванный Берлинский мост - это прекрасный туристический объект. Он - интересен. И для жителей России, и для граждан забугорья. Там такого нет. Уже сейчас, при существующем положении вещей, можно оборудовать площадку, где наиболее интересный вид на мост, открыть там кафе-забегаловку и возить туда бусы с туристами. Это три копейки в копилку туризма, которые лишними никогда не будут.

Но нет, наши чиновники вместе с подрядчиками идут по стандартной схеме. "Построим, как положено". Но таким путем, не включая мозги, не думая о будущем, ни к чему хорошему мы не придем. Как прозябали, так и будем прозябать.

Когда-то давно я смотрел по телеку сюжет про огромные краснокирпичный башни в Вене - газометры. В 80-х годах прошлого века они потеряли свое назначение, их хотели снести. Но кто-то там решил иначе, может быть, общественность воспротивилась сносу и в результате сегодня эти башни - любимые места развлечений австрияков, да и туристов тоже. Эти башни - эксклюзив. А эксклюзивом не разбрасываются. Или будь готов к тому, что ни одна девушка не уединиться с тобой для поцелуя.


Газометры в Вене

Берлинский мост, каким бы он уродливым кому не казался, - это тоже эксклюзив. Снесем - будем кусать локти.


Зенитная башня Люфтваффе в Гамбурге. Нужно быть идиотом, чтобы такое сносить. А вот у нас снесли маленькую и несчастную "Риту".
Монжуик

И еще про бренд Калининграда - "святыни ордена тамплиеров"

В редакцию пришло письмо калининградца Игоря Шумилова. У него свой вариант бренда Калининградской области. А кроме этого, очень любопытный способ сделать так, чтобы мечты о светлом будущем воплотились в реальность. И никакая федерльная поддержка не потребуется.

"Добрый день! Предлагаю такой бренд Калининградской области - "Территория культуры и природы". По-английски неплохо звучит: "Culture and nature territory", и по-немецки: "Kultur und natur territorium". Смысл его ясен из названия: привлечение внимания к уникальным культурной и природной характеристикам нашего региона. У нас находятся прекрасные памятники археологии и истории: городища и святилища пруссов, рыцарские замки и поместья, старинные кирхи и здания, форты, мосты, городские ворота и скульптуры. Природные комплексы и ландшафты области имеют европейское и даже мировое значение: Балтийская и Куршская косы, заливы, морское побережье, болота Целау и Большое Моховое, пойма Преголи, каналы и реки Полесского и Славского районов, Мазурский канал, Роминтенская пуща (Красный лес), Алькские горы, возвышенность у Озерска и многие-многие другие.
Издавна в Европе эта земля славилась своей девственной красотой, лучшей охотой и рыбной ловлей. «Таких мест в мире осталось не так уж много», - такое мнение высказывают в один голос приезжающие к нам иностранцы. Наша область является одним из немногих экологически чистых мест Европы".


А дальше начинается самое интересное:

"Конечно, для реализации данного бренда многое предстоит сделать: отреставрировать свыше тысячи объектов культурного и исторического наследия, построить новые музеи, рыболовные, охотничьи и туристические гостиницы, разработать интересные экскурсионные маршруты, улучшить сервис и инфраструктуру. Может возникнуть вопрос: "Но где же мы возьмем на это средства"? Да буквально под ногами: в годы Второй мировой войны нацисты спрятали в подземельях области гигантские культурные и прочие ценности из многих государств, в том числе, кстати, и из России. Стоимость сокрытого здесь можно оценить в 100-300 миллиардов долларов. Надо только начать вскрытие многих десятков подземных нацистских хранилищ. Извлеченные из них предметы смогут в изобилии пополнить не только казну области, но и фонды музеев. А если мы сможем вернуть обществу величайшие святыни человечества, привезенные в наш край рыцарями ордена тамплиеров в начале 14 века, то регион сможет стать еще и местом паломничества верующих людей со всего света. Уверяю вас, все вышесказанное реально и вполне осязаемо".
kosmonavt

Город-крепость Кенигсберг


Замок Вальдау в поселке Низовье.

Хочу поделиться некоторыми соображениями по поводу туристического бренда Калининграда. После разговора с политологом Игорем Минтусовым эта тема не покидала меня, периодически в голову приходили разные идеи, что нужно сделать, чтобы Калининград был (или стал) известен и справа по карте, и слева. Какие особенности нашего региона могли бы со временем выкристализоваться в туристический бренд и какие нужны действия, чтобы это произошло.

Итак, вот что у меня получилось. Это несколько процедур, которые необходимо осуществить, чтобы приблизиться к светлому туристическому будущему (здесь я не рассматриваю такие понятия как инвестиционный и внутренний бренды региона).
Collapse )
kosmonavt

О бренде, Игоре Минтусове и Калининграде

Пару часов назад погововорил я в формате небольшого интервью с Игорем Минтусовым. Кто не знает, Минтусов - учредитель первой в России конторы по политическому пиару "Никколо М". Я спросил его о территориальных брендах ("Никколо М" в отсутствие губернаторских выборов сейчас довольно плотно занимается этой темой).
- Ну вот скажите, "Янтарный край России" - это же бренд для Калининградской области? Или может таковым стать?
- Ни в коем случае! - отрезал Минтусов. - Это примерно то же самое, что, скажем, для Кузбасса брендом была бы такая замечательная вещь как "Уголь". "Янтарный край России" - это просто совокупность слов и все! Но это не имеет никакого отношения ни к туристическому бренду, ни к туристической привлекательности региона.
- Но вы же встречали на своем жизненном пути какие-то бренды из Калининграда? Калининградская мебель, например (помню как пару лет назад известные наши мебельщики Александр Мусевич и Макс Ибрагимов уверяли меня, что такое понятие широко известно на территории остальной России - Ред.)?
- Калининградская мебель? Вот это словосочетание от вас я первый раз и услышал. "Шатура" да, это бренд, я его знаю да и все его знают...

К чему это я все здесь пишу? Все очень просто. Разговоры о туристическом бренде Калининградской области идут очень давно. Сколько себя помню, постоянно слышу: нам нужен бренд, чтобы привлечь в область туристов, нужен бренд! На все эти цели, подозреваю, потрачены какие-то громадные деньги. В Москве и других городах проходили выставки, за границей проходили презентации Калининграда, создавались какие-то сайты (не знаю, работают ли они сейчас), писались какие-то концепции, а ны выходе, получается, - ноль. Янтарный край России. На выходе - приезжает Минтусов и говорит, что какого-то стойкого образа Калининграда у него нет. Может, конечно, это проблема Минтусова (у меня есть друзья-москвичи, которые четко позиционируют Калининградскую область), но подозреваю, схожим образом мыслит подавляющее большинство жителей остальной России. А при таком раскладе о каких 3 или 10 миллионах туристов в год рассуждает руководитель агентства по туризму г-жа Кропинова? Она говорит абсурдные вещи, конечно.

Территориальный бренд - это первое слово, это первоначало, если хотите (я имею в иду развитие туризма). Это направление, которое необходимо изначально задать, чтобы по нему двигаться, не сворачивая. И если у нас самих не получается ничего придумать внятного (не только придумать, но и воплотить в жизнь собственную концепцию), давайте пригласим варягов. Закажем той же "Никколо М" концепцию бренда. Путь придумают, пусть воплотят, а бюджет наш заплатит. (Сегодня вот прочитал в Твиттере как Марат Гельман хвастстался, что он за ночь написал концепцию "для одного южного региона России (не Чечни)".

А пока они думают, оттолкнуться можно вот от чего. Да, Игорь Минтусов равнодушен к янтарю, для него это просто полезный ископаемый. Как уголь Но все-таки есть у политолога прочная ассоциация с Калининградом:
- Я не буду оригинален, если скажу вам, что Калининградская область занимает традиционно более либеральные позиции, чем остальная Россия. Очевидно, что это подтвердится и на президентских выборах.
Эта либеральность, она же европейскость (мерзкое слово, но что поделать?) и может стать отправной точкой для создания бренда. Прибавьте сюда наше географическое положение. Подозреваю, что это очень многие понимают и осознают, только вот в практическое русло свои размышления не перекладывают. И бренд почему-то не выстраивается никак! Почему бы не попробовать сдвинуть дело с мертвой точки.

Давайте накидаем тут каких-нибудь определений, пока - просто определений, - которые в перспективе могли бы обрасти мясом и стать брендом. Начну с банального:

Янтарный край России (подвергся жесткой критике)
Запад России (фигня, конечно)
Русская Европа (что-то ближе к истине)
Европейская Русь (похоже на каламбур)...
Монжуик

Про брусчатку и не только



Движение по сохранению брусчатки Кенигсберга набирает обороты. Вначале была сформирована инициативная группа, в состав которой на данный момент вошло более 400 человек. Затем проблему обсудили на совете по культуре при губернаторе и сформировали специальную рабочую группу. А в среду вечером лидеры общественного движения встретились с главой Калининграда Александром Ярошуком. И, как показалось, стороны пришли если не к консенсусу, то к взаимопониманию. А это уже неплохо.

РАБОЧИЙ ОРГАН
Встреча прошла в главном конференц-зале администрации. Так получилось, что чиновники сели по левую сторону от Ярошука, а общественники напротив. Левая сторона гудела...
- Ой, а о чем тут надо будет отчитаться? - взволнованно спрашивает коллегу дама в белом свитере.
- Да тут про эту… тротуарную плитку, - отвечает коллега-чиновник.
Вошел Ярошук. И сразу стало ясно, что вовсе не о плитке речь.
- Так, работники администрации, - глава грозно посмотрел налево, - потише тут - у меня и так голоса нет! Мы собрались, чтобы обсудить тему по булыжным мостовым.
Александр Ярошук сообщил, что на данный момент у нас осталось 106 улиц с брусчатым покрытием, а в плане ремонта на 2012 год - 6-8 таких улиц. Причем, конкурсные процедуры по этим улицам еще не проведены. Ярошук рассказал и о том, что на сайте администрации заведен специальный раздел, где каждый может высказать на эту тему свое мнение:
- На него уже зашло 348 человек.
- На нашем сайте люди высказывают свои мнения, - добавил замглавы администрации Сергей Мельников. - И вот из этих 106 улиц сегодня за замену брусчатку на асфальт выступают на 46 улицах, а на 60 предлагается оставить брусчатку. Такая ситуация. Только важно понимать, - Мельников грозно посмотрел на сидящих напротив общественников, - чтобы у нас не было перекоса в сторону исторического наследия. Все-таки в 21-м веке живем!
Да, в непоследовательности замглавы администрации не упрекнешь. После упоминания про 21 век я невольно вспомнил его фразу на одном из круглых столов, посвященных застройке Калининграда.
- Мы потеряли то, что здесь (в Кенигсберге - Ред.) было, - сказала тогда руководитель Балтийского отделения Росохранкультуры Лиана Радюк.
- А что здесь было? - удивился Мельников. - Смотрели из окна в окно. Улицы - два метра шириной.
С таким походом, очевидно, много брусчатки не сохранишь. Но Александр Ярошук верит в свои кадры и поэтому руководить работой по сохранению брусчатки будет именно Сергей Мельников.
- Предлагаю создать специальный рабочий орган по брусчатке при главе города и назначить его руководителем замглавы администрации Сергея Мельникова. Этот орган должен выработать критерии: где нужно оставить брусчатку, а где нет, - сказал Ярошук. - Мы ведь тоже за то, чтобы максимально оставлять брусчатку в исторических центрах.
Collapse )
Монжуик

Дом на Коперника

Я хоть и в отпуске сейчас, нахожусь далеко, но новости с балтийского побережья задевают за живое. Заставляют пылать праведным гневом, уж простите меня за пафос.

Чиновник Зуев, комментируя возможную продажу старого здания на улице Коперника, заявил, что этот дом - ветхое и аварийное жилье. И не больше. Мол, смысла печалиться нет никакого.

А вот я печалюсь. И не только по поводу самого здания, которое жалко. Печалит, что в подавляющее своем большинстве эти все зуевы, которые занимают верхушку городской власти, обладают поразительной узостью мышления. Точнее было бы сказать, ветхим и аварийным мышлением. И это диагноз.

Знаете, это если бы у меня балкон обветшал, а я бы вместо того, чтобы его отремонтировать, продал бы соседям. С аукциона. А они потом вместо моего балкона сделали бы ванную с джакузи.

Ведь сказали же умные люди Зуеву, что это не просто очередной дом, а последний уголок Штайндамма. Таких уголков у нас осталось раз два и обчелся. И их нужно сохранять, реставрировать, а не продавать с аукциона. Конечно, если мы еще думаем о какой-то туристической привлекательности.

Но Зуеву и иже с ним по-моему все по барабану. У них на все готов формальный ответ. В данном случае: здание не стоит в реестре памятников.

У зуевых другие ценности. Они равно далеки и от Калининграда, и от Кенигсберга. И очень обидно, что они сегодня у власти. Но эта ситуация исправима, не так ли?
Монжуик

Кёнигсберг. Трагхайм



...До «Репортера» было десять минут хода - сквозь Трагхайм, один из старейших районов Кенигсберга. Приятная прогулка. В десять вечера здесь было уютно и романтично. Как в сказке Гофмана со счастливым концом. Набежавшие сумерки вдохнули жизнь в полумесяц над четырехугольной башни Трагхаймской кирхи. Смыли с брусчатых тротуаров клерков, юристов и прочих дельцов, многочисленных здесь днем. Усыпили припаркованные у высоких гранитных бордюров автомобили, а раскидистые каштаны превратили в сказочные черные пирамиды. Скамейки под деревьями - не все, конечно, но многие - были заняты. Нежное воркование влюбленных растворялось в глубокой тишине. И лишь изредка, словно звон будильника, - грохот трамвая на Пролетарской, бывшей Миттель-Трагхайм.
Вечером Трагхайм больше всего располагал к интимным беседам и одиноким прогулкам. Женя Ревин это ценил. Частенько гулял здесь наедине со своей тенью. По той простой причине, что антураж - самый подходящий. Дома в Трагхайме были исключительно довоенные. Пять, шесть, максимум семь этажей. Нарядные, украшенные медными башнями и кирпичными башенками, изящными эркерами и ступенчатыми фронтонами. Словно гвардейцы Фридриха Великого на параде. Разве что здание, в котором находилась редакция «Сенсаций», отличалось простотой и конструктивизмом. Без портиков и барельефов. Его построили перед войной, в нем было много окон и два стеклянных полукруглых выступа на всю высоту, скрывавших винтовые лестницы. До 1945 года в этом доме располагалось отделение НСДАП, в советское время - небольшая фабрика по производству сливочного масла. «Штурмовики пошли на масло», - шутили журналисты.
…В баре было шумно и накурено. 10 вечера - час-пик для любителей развлечься. Несмотря на внешние изыски здания, - «Репортер» занимал полуподвальное помещение в роскошном доме с колоннами, в котором до войны базировалось правительство Восточной Пруссии, - внутри бара все было предельно просто. Прямоугольные дубовые столы, исписанные и исчерченные ножами и авторучками, деревянные лавки и табуретки. Стены украшены безумной живописью в стиле Хоана Миро. Автор панно - художник-наркоман - три года назад умер от передозировки где-то в канаве на окраине Кенигсберга. В самом расцвете сил.
Неформальное место. И модное. Женя Ревин бывал здесь пару раз в неделю точно. Совмещая три-четыре кружки пива с одинокими прогулками по Трагхайму.



Фото - http://ost-preussen.babyhost.ru
kosmonavt

Цуканов в сводке новостей

Когда я был в Москве, несколько незнакомых и малознакомых людей меня спросили:
- Вы что всерьез надумали переименовываться в Кёнигсберг?
А я отвечал:
- А вы откуда знаете?
- Ну как же?! Ваш губернатор об этом полякам сообщил.
Тогда я говорил:
- Ну если губернатор сказал, значит, будем.
А москвичи отвечали:
- Давно пора. Город должен называться Кёнигсбергом. Причем здесь Калинин? Непричем!