Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Монжуик

Экспедиция КП в замок Заалау


Замок на холме.

Лето в этом году никак не хочет нас оставлять. В густых калининградских лесах по-прежнему царствует зеленый цвет. Он не такой яркий и насыщенный, как весной или в начале лета, он немного грустный. Но все равно – летний. Однако время бежит - осеннее золото с каждым днем захватывает новые территории. Леса под Калининградом, Гвардейском, Знаменском, Черняховском начинают пылать. И среди этих необыкновенно красивых золотых всполохов, под аккомпанемент улетающих в теплые края аистов мы отправились в очередную этнографическую экспедицию.

Мостик с дыркой посередине


Брусчатка в центре Каменки.


Добротный немецкий дом.

Извилистая грунтовая дорога привела нас в поселок Каменское. Он расположен в самом центре нашей области: расстояние до Калининграда и до литовской границы примерно одинаковое. Классическая глубинка. Мы остановились в самом центре поселка возле внушительного немецкого здания на холме. У его подножья – небольшая детская площадка: простенькие качели, песочница, деревянные ворота, на которой вырезана надпись «В гостях у Татошки».
- Построили площадку лет пять назад, да только теперь толку от нее немного, - говорит пенсионерка Надежда Федоровна Исаенкова.
Вместе с крохотной внучкой она возвращается из сельского магазина, где покупала хлеб и сливочное масло.
- Вот сейчас бы девочке в песочнице поиграть, так не получится, - продолжает Надежда Федоровна. – Пойдем, Златочка, покажем дядям нашу песочницу.
Мы подошли к нехитрому деревянному сооружению, но там вместо песка – густая трава и камни.
- Неужели трудно привезти машину песка детям? – недоумевает пенсионерка. – Рядом ведь два карьера. Так, нет – администрацию нашу ни о чем не допросишься. У них один ответ: нет средств. Пойдемте, покажу, как мы к дому добираемся.
Проходим сотню метров, оказываемся у глубокого оврага, по дну которого бежит ручей. За оврагом – еще один холм, на котором стоят старые немецкие дома. В одном из них живет семья Исаенковых. Через овраг перекинут простенький деревянный мостик. Вроде бы крепкий, даже с перилами. Только вот посередине моста зияет громадная дыра. Неверный шаг – и ты уже бултыхаешься в воде. Златочка, которой не исполнилось еще двух лет, аккуратно берется ручонками за перила, осторожно перебирает ножками и так минует опасный участок. Бабушка, как может, страхует.
- Вот так и ходим каждый день, - вздыхает пенсионерка. – Это Бог миловал, не упали пока. Так эта дыра уже здесь давно, месяца три, никак не могут заделать. Хотя работы-то – пару досок кинуть.
- А вы в администрацию обращались? – спрашиваю.
- А вы попробуйте к ним обратиться! Они меня на порог не пускают. Никого не пускают. У нас глава новый, в том году избрали, из Калининграда, так ему до нас и дела никакого нет.
Поднимаемся на холм. Прямо напротив мостика – братская могила советских воинов, погибших в этих местах в 1945-м году. Гранитные плиты, опоясанные кованой оградкой с немецкого кладбища.
- Пойдем, Златочка, дедушек проведаем, - говорит Надежда Федоровна.
Невооруженным глазом видно, что надгробья не ремонтировали достаточно давно. Фамилии героев читаются с трудом – краска на буквах давно стерлась. У гранитных плит лежат скромные венки – облупившиеся и жалкие. Их положили 9 мая и на этом память о павших оборвалась. Жители Каменки цветов к мемориалу не носят. Раньше школьники ходили, но теперь и их нет. Только Надежда Исаенкова с внучкой посещают братскую могилу по дороге из магазина. Пенсионерка стоит здесь подолгу, вспоминает.
- Мне 75 лет уже, сынок. Вся жизнь прошла в этих местах. В 46-м году приехала в Междуречье, а с 60-го года здесь живу, в Каменском. Работала бухгалтером в совхозе. Хорошая была жизнь, в сто раз лучше, чем сейчас.
- А чем лучше?
- Ну как же?! Совхоз ведь наш давно развалился, работы здесь нет вообще. Моя дочка в Калининграде работает продавцом, я вот с внучкой сижу. Цены в магазине большущие и с каждым днем все растут и растут. Детский садик у нас был на 93 места, теперь нет его. Школа только начальная осталась, до 4 класса. Медпункта нет. Поработала девочка-врач год у нас – не выдержала, уехала. А в больнице в Черняховске очереди всегда. К кардиологу мне надо, говорят, 10 дней ждать, а у меня давление! Не жизнь, а… Вот, молодец, Златочка, каштан нашла. Подари дяде каштан, моя девочка.
Collapse )
Монжуик

Рим. Санта Мария Маджоре


Когда в мае я вернулся из отпуска, думал, что писать отчеты про Рим и Барселону буду до конца лета. Однако вот и лето прошло, а я сумел порадовать журнал лишь малой толикой фотографий и впечатлений от той поездки. Но лучше поздно, чем никогда, а поэтому я продолжу свой рассказ о вечном городе.

1
Уютный домашний отельчик в районе Тибуртина мы вскоре сменили на другое жилье. Недорогой номер удалось снять ближе к центру, прямо на площади Витторио Эммануэля. Она находится в двух шагах от одной из самых знаменитых базилик Рима Санта Мария Маджоре, а также от вокзала Термини. Соседство с вокзалом сыграло свою роль. Район Термини, как удалось оценить, населен по-преимуществу мигрантами. В основном, из Китая. Здесь много китайских ресторанов, китайские магазины на каждом шагу, шумно, людно и как-то не вполне чисто. Рим вообще не назовешь стерильным городом, а район Термини не попадет под такое определение никогда. Хозяйин нашего отеля по имени Орландо тоже, видимо, являлся потомков переселенцев из Поднебесной. Лена угадала это, исходя из разреза его глаз.
- Не фальшивая? - улыбнулся он, когда я ему не без сожаления протянул элегантную купюру в 500 евро, собираясь оплатить две ночи.
- Не должна, - ответил я.
Орландо отсчитал мне сдачу.
Номер мы заняли совсем маленький, единственное окно выходило во двор-колодец, зато само здание было роскошным. XIX век и все сопутствующие прибамбасы: широкие лестницы с резными деревянными перилами, высокие потолки и крупногабаритные входные двери, на которых блестели таблички с именами жильцов.
Collapse )
happy

Мальборк. Есть вопрос

Друзья, помогите советом! Хочу отметить день рожденья в средневековой крепости Мариенбург - резиденции великих магистров Тевтонского ордена. Порекомендуйте какой-нибудь отель в городе Мальборк. Может, у кого-то был там удачный опыт пребывания. Хочется чего-то средневекового, по максимуму аутентичного, но с удобствами)) В "Букинге" выбор какой-то крохотный совсем...
Монжуик

Экспедиция "КП" в Полесский район

«Комсомолка» снарядила очередную экспедицию к очагу цивилизации, который тлеет среди необыкновенно красивых мест в Полесском районе. Здесь процветают рыбалка, охота и немножко туризм.

- Самая беда зимой приходит, - говорит мужчина средних лет, удивительно похожий на талантливого режиссера Евгения Марчелли. - Тогда наши дети, чтобы попасть в школу, вынуждены добираться по льду канала. Подъем в 6 часов, оделись - и вперед, чтобы не опоздать на школьный автобус. Через канал натягиваю тросик, цепляю карабин, и дети идут, держатся за тросик. Если, не дай Бог, лет треснет, так малыш хоть за тросик сможет удержаться.
Мужчину зовут Владимир Колосюк, он - житель поселка Матросово Полесского района. Поселок этот на две неравные части разрезают воды канала. И если до левобережной части можно доехать по «убитой» грунтовой дороге, то до правобережья - только на лодке. А зимой - по льду.
- Когда я начинала работать почтальоном, - рассказывает другая жительница Матросово Ирина Древс, - был такой случай. По тонкому льду с сумкой, полной всякой разной корреспонденции, я перебралась на правый берег. Через два часа после меня по этому же льду шел мужик. Он провалился и утонул.
В эти затерянные среди болот и каналов места, в самом центре европейского континента, «Комсомолка» отправилась в очередную этнографическую экспедицию.

Головкино

Скромная голова в Головкино.

Мы перекусили свежими куриными котлетками в кулинарии Полесска - там они удивительно вкусные! - и устремились на восток.
- Вы не только про котлетки напишите, но и про нас, что мы такие красивые, - провожали нас радушные женщины-продавцы.
- Всенепременно!
Пересекли старый немецкий мост через Дейму (как утверждают местные жители, уже несколько лет он находится в аварийном состоянии, а никому до этого и дела нет) и вскоре повернули налево. Поехали на север, к поселку Головкино. Дорога здесь еще та! Узкая, каких мало. Идет строго вдоль канала, полноводного в это время года.
- Это и не дорога вовсе, - сказали позже в Головкино. - Это немецкая дамба, просто заасфальтированная. Этой дороги нет в документах.
Как бы то ни было, а ехать по ней одинаково интересно и неудобно. Вокруг - любопытные ландшафты: старые немецкие дома подчас походят к самому каналу. Можно прямо из окна спиннинг забрасывать - добротная щучка на уху обеспечена. У многих домов оборудованы мостики для рыбной ловли, а кое-где и причалы. А неудобство в том, что периодически приходится останавливаться и пропускать встречные машины. Вдвоем не разъехаться.
- Дороги - это наша головная боль, - говорит глава Головкинского сельского поселения Александр Жоржович Храпачь. - Люди жалуются. Особенно расстраивает участок от Головкино до Матросово.
По этой дороге, помнится, я ехал несколько лет назад. Она - грунтовая. Живо напоминает стиральную доску. Нормально по ней прокатиться можно разве что на внедорожнике. Включить третью передачу - и вперед. Ну, или на танке.
- Но теперь все, вопрос закроем, - продолжает Храпачь. - В следующем году дорогу Полесск - Матросово через Головкино будут делать. Ее уже включили в план.
- В пошаговую программу конкретных дел? - улыбнулся я, вспомнив, что на носу очередные выборы.
- Вы зря смеетесь. Если бы не эта программа, нам мало что удалось бы сделать. А так, смотрите, стали нам по этой программе деньги выделять, и мы построили детскую площадку, прочистили канавки в поселке. Сейчас будем освещение делать. Так что пошаговая программа очень хороша. Выделяются деньги - возвращаемся назад в цивилизацию!
Поселок Головкино, в котором проживает, точнее, прописано около 400 человек, сегодня выглядит так, как будто цивилизация покинула это место лет десять назад. А может, и больше. Фасады в центре поселка давно не ремонтировались. Сквозь трещины в асфальте пробивается трава. В двух шагах от поселковой администрации стоит заколоченным здание клуба.
- Народу у нас почти не осталось, некому в этот клуб ходить, - разводит руками Александр Жоржович.
Храпачь занимает кабинет на первом этаже, деля его со своей секретаршей и первым замом. Заваленный бумагами стол как бы говорит: жизнь в Головкино хоть и замерла, но у чиновников работы выше крыши.
- Да что клуб? - продолжает глава. - Тут ситуация такая. Исполняется головкинскому парню 18 лет, он уезжает в Калининград, снимает там жилье. А к родителям в Головкино - только на выходные приезжает. Помогает по хозяйству и обратно. Зачем ему этот клуб нужен? Он в Калининграде натанцевался. Вот теперь и школу придется закрыть. Точнее, оставить здесь, в Головкино всего три начальных класса. Остальные будут учиться в райцентре Полесске. Некому здесь учиться, детей нет. В классах по три, по четыре человека. Это разве нормально? Работы нет у нас.
Александр Жоржович встает из-за стола:
- Вот туризм здесь надо развивать! Это дело. Места-то хорошие здесь. И просто отдохнуть, и рыбу половить. Охота у нас процветает. В Матросово вон дачи строят калининградцы. Сейчас сезон начнется - поедут. Но для этого нужно строить дороги, в Матросово менять линии электропередач, паром пускать через канал, а то ведь там остров самый натуральный. Хорошо еще почта туда доходит, спасибо нашим почтальонам!
Collapse )
Тевтония

Осенний замок. Вот это диорама!



Случайно наткнулся на специлизированном форуме. Не оставляет равнодушным. Красота! По ссылке пройдете, увидете еще несколько потрясающих кадров:

http://www.toy-soldiers.ru/forum/viewtopic.php?t=1925&postdays=0&postorder=asc&start=15
Монжуик

Забег в Грюнвальд-2011



1
Погожим пятничным утром я загрузил семейство в автомобиль, и мы отправились в сторону Багратионовска. Целью поездки было местечко Грюнвальд в северной Польше, где ежегодно проводится масштабная реконструкция знаменитого сражения Средневековья. Мы поехали на одну ночь и два дня. Гостиницу в Ольштыне я зарезервировал еще в начале лета: двухместный номер в отеле с романтичным названием "Таверна Пират" на берегу живописного озера обошелся в 170 злотых. Мы планировали в пятницу погулять по Ольштыну, переночевать, а в субботу с утра пораньше отправиться в Грюнвальд. Расстояние между Ольштыном и Грюнвальдом - чуть больше 40 километров.
Для Никиты, которому 17 июля, то есть на следующий день после реконструкции, исполнилось два года, это была первая загранкомандировка. Никита, как, впрочем, и каждый ребенок, видит мир единым и неделимым, никаких границ для него не существует. В замке Алленштайн он с большим азартом играл с польской девочкой и никого языкового барьера между ними не наблюдалось. Я даже позавидовал.
Пункт пропуска "Багратионовск - Безледы" встретил нас небольшой очередью примерно из десятка машин. Я полдумал, что пройдем быстро. Но как бы не так! Застряли на добрые два с половиной часа. Особенно медленно работали почему-то поляки. Никита, молодчина, выдержал стояние при Баграте стоически, даже не пискнул.

Стоим в очереди на границе.
Collapse )

Монжуик

Экспедиция "КП" в прусский Версаль


Байнунен.

Когда семья Лужковых-Батуриных еще была едина, она обратила свой взор на Калининградскую область. Влиятельный род привлекли тучные прусские пашни и заливные луга, а также обилие историко-культурных достопримечательностей, которыми усеяна наша земля, точно полоска пляжа янтарем после шторма. Виктор Батурин, зять бывшего мэра Москвы, - известный любитель старины, большой поклонник Наполеона. Несколько лет назад он взял в аренду сохранившийся флигель орденского замка Прейсиш-Эйлау в Багратионовске. Собрался преобразовать его в гостиницу, но потом почему-то дело заглохло. Затем Батурину приглянулся домик, в котором захоронено сердце русского полководца Барклая-де-Толли. Выкупил его, отреставрировал и… опять бросил.
Что касается другой части семейства - Юрия Лужкова и Елены Батуриной, то им больше приглянулся юго-восток нашей области. В Озерском районе жена бывшего градоначальника приобрела добрый кусок калининградской земли и открыла конезавод с романтичным названием «Веедерн». Мы снарядили в эти места, - туда, где ступала нога коренного москвича, - шестую этнографическую экспедицию.
Collapse )
Монжуик

Экспедиция "КП" в Озерск-Даркемен-Ангерапп



Памятник солдатам Первой Мировой войны.

Перед войной Адольф Гитлер воспылал ненавистью к населенным пунктам Восточной Пруссии, названия которых имели литовские или прусские корни. Был издан специальный указ, который переименовал Шталлупёнен (нынешний Нестеров) в Эбенроде, Пилькаллен (поселок Добровольский) в Шлосберг и так далее. А городок Даркемен, расположенный недалеко от Роминтенской пущи (читайте об экспедиции в Роминтен в «КП» от 2 июня и на сайте kp.ru), получил имя Ангерапп. Правда, в последнем случае фюрер дал маху. Несмотря на тевтонскую чеканность слова «Ангерапп», корень оно имеет прусский. То бишь славянский. Традиция продолжилась после войны, когда Даркемен-Ангерапп стал Озерском. Причем, в отличие от подавляющего большинства послевоенных переименований, которое производилось, по-славянски говоря, от балды, Озерск свое название оправдывает: вокруг городка расположено немало небольших уютных водоемов. И не только озер. Река Анграпа, разрезающая Озерск на две неравные части, в районе Черняховска сливается с Инстручем, и дает тем самым начало главной водной артерии нашего региона - Преголе.
Collapse )
Монжуик

Рим. Испанская площадь



Когда мы гуляли вокруг фонтана Треви, день уже клонился к упадку, а когда вышли на Испанскую площадь, и вовсе стемнело. Упадок Римской империи наступил. Впрочем, праздношатающейся публике темнота нисколько не мешала, ее здесь было не меньше, чем возле Треви. Тому способствавала и пленяющая римская архитектура, и воздух, пропитанный ароматом роз и жасмина, и зрелища.
Одно из таких зрелищ мы обнаружили на площади Магнанелли, примыкающей к Испанской. В ряд были выставлены несколько роскошных спортивных авто - "Феррари", "Ламборгини", еще какие-то, про которые я не слышал. Каждая из них тянула на 200 тысяч евро, не меньше. Может и все 500. Может, больше, а может, меньше. Народ позировал возле болидов, а единственный охранник в зауженном костюме от Версачи и с набринолиненными волосами лениво похаживал рядом и улыбался. Дамам разрешал даже прилечь на капот. Если, конечно, дама была фигуристой и с хорошими формами. Увы, эти формы и этот аттракцион сфотографировать не получилось, ибо батарея моей камеры к тому моменту, как и этот день, как и Римская империя в целом, пришла в упадок. (Все представленные здесь снимки я делал на следующий день). Collapse )
Монжуик

Рим. Фонтан Треви и окрестности



Фонтан Треви считают самым романтичным фонтаном в мире. Он фигурирует в любовных романах позапрошлого века и в знаменитых мелодрамах века прошлого. Возле фонтана Треви назначают свидания, под мерный рокот воды - совсем не тихий, сравнимый с горным водопадом, - звучат горячие комплименты и признания в любви. Фонтан Треви, как ореолом, окружен нежными вздохами, любовным воркованием на разных языках и звуком страстных поцелуев.

Впрочем, все это ночью. С раннего утра и до позднего вечера вокруг фонтана гудит пчелиный рой туристов. Каждый из гостей Рима старается подойти поближе, глотнуть чистейшей воды из фонтана - она идет сюда из тех же источников, что и две тысячи лет назад, когда в центр Рима протянули первый акведук. И, конечно, турист должен совершить ритуал: повернуться к фонтану спиной и бросить через левое плечо монетку. Если это сделать, то, говорят, к Треви непременно вернешься еще раз. В следующий раз можно проделать то же самое - опять вернешься. В третий - снова. И так до бесконечности. Наверное, и правда - к фонтану можно возвращаться бесконечно, не надоест.

Но я там был впервые, а потому, как заправский романтик, могу сравнить встречу с Треви с первым свиданием. Самым волнующим и самым запоминающимся. Причем, встреча наша была спонтанной. Мы не собирались идти к Треви, думали просто прогуляться по центру Рима. Окончили прогулку по Большому форуму, поднялись на Капитолий, потом спустились с другой стороны и углубились в чрево Рима по окружающим Виа дель Корсо небольшим улочкам и вдруг - рокот воды где-то вроде бы совсем недалеко, через два-три квартала. Мы пошли на этот нехарактерный для города звук, к нам присоединялось все больше туристов и вскоре эта пестрая река вынесла нас на очень небольшую, забитую людьми площадь, к фонтану. Точнее сказать, - на маленькую площадь, где как бы между прочим занимался своими делами громадный мраморный Нептун и его свита - главные действующие лица Треви. И возмущенно - от такого-то количества народа! - клокотала вода.

Позже я наткнулся у Генри Мортона в его "Путеводителе по Вечному городу" на замечательную характеристику.
"Это в высшей степени характерно для Рима — упрятать романтику куда-нибудь поглубже в узкие улицы или поселить на площади, еле-еле способной ее вместить, - пишет Мортон. - В том-то и заключается особое очарование Рима, что, завернув за угол, лицом к лицу сталкиваешься с чем-то прекрасным и неожиданным, поставленным здесь столетия назад, причем явно очень небрежно, как бы между прочим. Рим — город волшебства за углом, бездумно разбросанных, забытых на обочине шедевров, что и сообщает любой прогулке азарт охоты за сокровищами".
Лучше не скажешь. На всем пути от Форума до Треви мы только и делали, что охотились за сокровищами. И находили их на каждом шагу.

Вот, например, площадь Капитолия, которая венчает вершину древнего холма. Проект площади, равно как и обрамляющих ее дворцов - Сенаторов, Консерваторов и Нового дворца - принадлежит Микеланджело.


В центре площади стоит статуя императора Марка Аврелия - единственная конная статуя, дошедшая до нас из Древнего Рима. Правда, оригинал стоит во дворе дворца консерваторов, а на площади - копия. Впрочем, от оригинала ее отличить непросто.

Collapse )