?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Previous Entry Share Flag Next Entry
Прогулки по Пелопоннесу. Монемвазия
Монжуик
_gothy_
Монемвазия – средневековый город на скале, расположенный на юго-востоке Пелопоннеса, - по своей туристической популярности может сравниться разве что с Мистрой (о Мистре я писал здесь: http://users.livejournal.com/_gothy_/54692.html#cutid1). Конечно, если брать в расчет не всю Грецию, а только Пелопоннес, и оставить вне конкурса памятники античности – такие, как Коринф, Олимпия или Эпидавр.


У Монемвазии и Мистры много общего – название на букву «Μ», расположение на неприступной скале, наличие верхнего и нижнего городов, и в Мистре и в Монмвазии имеется свой храм святой Софии… Но есть и существенные отличия. Если Мистру окружают горные хребты и бездонные каньоны Тайгетоса, то вокруг Монемвазии – другая стихия: море, бескрайнее, изумительно голубое и прозрачное, как последние слезы девственницы…



«…Как последние слезы девственницы, - подумал я, услышав переливы волн под окнами отеля «Сарантеа» в Гифио. Но это было секундное впечатление. Наша гостиница хоть и находилась прямо возле моря, все же была отделена от пляжа оживленной автотрассой. Так что к эгейскому журчанию скоро стало примешиваться рычание грузовичков. Пришлось спешно сбросить с себя остатки сна и отправиться в прогулку по-утреннему Гифио.
Район, где мы жили, был таким же тихим и пустынным, как и вчерашним вечером. Я неспешно прошелся по пыльной улочке вдоль моря, меня изредка обгоняли женщины в черных платках. Вскоре послышался колокольный звон, и за поворотом показалась небольшая церквушка, которая своей стройностью и прямыми линиями словно бы пыталась выпрямить кривую приморскую улочку.


У нее это не сильно получалось, а потому я двинулся дальше – к набережной, где вчера попробовал настоящей греческой травы под видом вегетарианского салата.
С утра я не стал рисковать с блюдами – вместо травы заказал в первой попавшейся таверне проверенный греческий кофе. Сделал первый глоток – кофе, как и практически везде на Пелопоннесе, оказался замечательным, - и, услышав характерное сухое потрескивание, оглянулся. За соседними столиками сидели лаконцы – дюжина мужчин от 20 до 80 лет, – перебирали четки и прихлебывали свой кофе. Неспешно что-то обсуждали, время от времени взрываясь в горячем споре. Спорили, как показалось, о политике. «Они постоянно о политике спорят», - вспомнил я слова болгарина Эдика, официанта в ресторане «Панорама» в Толо. Он вынужден был покинуть, как и тысячи болгар, свою родную Варну, чтобы что-то заработать на территории Евросоюза. Работал много – с утра на пляже, вечером в ресторане. А вот греческие мужчины в Гифио (как и в Аргосе, и в Нафплио, и в Коринфе, и в Спарте, и в Триполи, и в Каламате, и в Патрах и т.д.) в 9 часов утра в будний день сидели в таверне, потягивали кофе, перебирали четки и разговаривали о политике. И пенсионеры, которым сам Бог велел такими вещами заниматься, и безусые юнцы.
- Греческие мужики – это законченные лоботрясы, - говорила нам позже Анна, украинка, работающая уборщицей в афинском метрополитене. – Цельный день сидят, галдят по своему и дуют кофе. А женщины их в это время вкалывают, как проклятые…
- Не уважаю многих коренных греков, - говорил нам позже Георгий, понтийский грек, переехавший в Афины на ПМЖ из Абхазии в конце 80-х. – Мы за это время нормально поднялись – дом, машина, бизнес небольшой – все, как полагается. А они ходят, сморят на мой дом и говорят: «А вот ты только приехал и у тебя уже дом, а мы квартирки снимаем». Так иди же, зарабатывай! Лентяи, словом…
Впрочем, образ жизни греков нисколько не мешал мне с ними пообщаться. С помощью разговорника я обратился к одному из лаконцев постарше, выставившим напоказ свой живописный костыль, с вопросом: где в Гифио находится древний замок – мол, таковой обозначен на карте. Грек стал мне что-то долго объяснять, я долго его не понимал, пока не услышал знакомое слово: «Пассава».
- А, Пассава, знаю, это замок в лесу, - сказал я. – Я там был вчера… (подробнее - http://users.livejournal.com/_gothy_/54692.html#cutid1).
Грек перебил меня и стал торопливо говорить. Вскоре к нашему разговору присоединились еще несколько лаконцев, в беседе появились повышенные тона и раздраженные нотки, треск четок стал громче – начинался спор, который, как я понял, вертелся вокруг слова «Пассава». Я поспешил расплатиться и распрощаться, так и не выяснив, где в Гифио находится замок. Но на меня уже практически не обращали внимание. Когда я уходил из таверны, за моей спиной уже слышались гневные крики и не на шутку раздраженные удары костыля о брусчатку. Когда утреннюю тишину разорвали первые выстрелы, я был уже далеко.
Мы бросили вещи в машину, ключ от комнаты в почтовый ящик и тронулись. Наш путь лежал к Монемвазии – средневековому городу на скале
- Ты узнал, где в Гифио находится замок? – спросила меня Лена.
- Да, лисенок, узнал.
- Мы туда поедем?
- Конечно.
- И где же этот замок?
- Впереди.

Как это ни странно, я угадал. Километрах в шести от Гифио, если ехать в сторону городка Скала, слева от шоссе на небольшом пригорке показались ровнехонькие крепостные зубцы.


Подъехали поближе. Я полез, конечно, сквозь колючую траву и кустарники на осмотр оборонительных сооружений. От замка сохранились руины трех башен и крепостных стен, в которых очень любят прятаться какие-то черные змейки неизвестного мне вида.




Увидев первую из змеек, я понял, что с осмотром пора заканчивать и с максимальной предосторожностью, поднимая ноги, как цапля, или как член Министерства Дурацких Походок (помните «Монти Пайтон»? - ), двинулся к машине.
Увы, название этого замка, находящегося к северо-востоку от Гифио, в районе села Селинитса, информации о том, кто его построил и когда, чем он интересен, мне не удалось выяснить до сих пор. Если помогут уважаемые френды, буду бесконечно благодарен.

Через пару часов мы оказались в местечке под названием Молаи, выделяющемся среди окружающего ландшафта высоченным белым крестом.


Здесь было решено пообедать и бегло осмотреть достопримечательности: карта показывала наличие в Молаи средневековой крепости. Перекусив в машине купленными в мини-маркете колбасой, хлебом, помидорами и сыром, я отправился на прогулку, в то время как Лена, справедливо опасаясь 35-градусной жары, отправилась искать тень платанов.
Миновав сравнительно новый собор…


…и свежевыкрашенный в белое забор…


…я увидел небольшую церковь, а над ней - развалины крепости, над которыми полыхал полосатый греческий флаг. И - ни души.




Попытался вскарабкаться выше, но вскоре понял, что подъем по облепленным колючками скалам займет немало времени, и решил, что руины башни того не стоят. Нужно спешить в Монемвазию.

…Лену я нашел в таверне, укрывшейся в тени могучих деревьев.
- Калимера! Как ты?
- Все отлично, - ответила Лена, - только все эти мужики так на меня смотрели, когда я одна пришла в таверну…
Заведение было заполнено молайскими мужчинами. Изредка поглядывая на нас, они потихоньку спорили. Я немного напрягся, когда и здесь услышал слово «Пассава». Неужели они беседуют о замках в окрестностях Гифио? Невероятно. Не начали бы палить.
- Женщинам в Молаи, - обратился я к Лене, - не положено в одиночку посещать кафе. Поехали! Иначе – Пассава.
Нас провожали два одиноких выстрела. Держать пистолеты в карманах в Лаконии решительно не умеют.

Пролетев на скорости 120 километров в час удивительно прямую платановую аллею (надо сказать, что практически весь путь из Гифио в Монемвазию изобилует очень крутыми поворотами), мы оказались к считанных километрах от Монемвазии. Почувствовалось приближение моря… Еще несколько минут, и – вот она: знаменитая скала…


Монемвазию основали ромеи в 6 веке от Рождества Христова.


Твердыня на скале стала едва ли не единственным укрепленным пунктом византийцев, оказывавшим сопротивление аварам и славянам, которые захватили в то время практически всю Грецию. Долгое время пребывая в тени, к 11 веку Монемвазия выходит на передний план византийской истории. Императоры из династии Комнинов используют город в качестве укрепленной заставы на пути крестоносцев. При этом Монемвазия получает большую степень самоуправления, а жители города показывают себя в это непростое время с самой лучшей стороны. В 1147 году город подвергается первой крупной атаке с Запада – Монемвазию попытались взять сицилийские норманны. Неудачно.
Больший успех сопутствовал через 100 лет франкам. В 1247 году Монмвазию взял штурмом герцог Ахайи Гийом Виллардуэн и оставил в крепости гарнизон. Однако господство крестоносцев длилось всего 13 лет. В 1262 году Монемвазия вместе с Мистрой и некоторыми другими замками была передана никейскому императору Михаилу VIII Палеологу после его победы над франками в битве при Пелагонии. Монемвазия вошла в греческий деспотат Мистры. В середине 15 века сюда пришли венецианцы, а через 100 лет им на смену - турки-османы.

Примерно об этом я размышлял, входя в ворота нижнего города...




...гуляя по живописным переулкам...






...созерцая изнывающих от 35-градусной жары немецких бюргеров, пытающихся найти хоть краткую передышку под сенью редких деревьев...


...или в тени древнего храма.


После этого сквозь извилистый тоннель я пробрался в верхний город, в котором когда-то обитала сплошь аристократия, купечество и духовенство.


Теперь вместо духовенства там, как и в Мистре, обитают духи. Самые грозные - в построенной турками мечети.


А самые дружелюбные - в храме Святой Софии, возведенном в 13 веке императором Андроником II Палеологом.








Я хотел туда войти, но дверь, к сожалению, была закрыта...


...Поэтому устремился вверх - к развалинам цитадели...


...дорогу к которой охраняют смертоносные пауки-крестовики.


К счастью, нападения твари я избежал и вскоре меня терзали ветра на самой вершине Монемвазии.


Верхний город (кроме Святой Софии) полностью разрушен. Но и прогулка среди руин способна подарить немало приятных впечатлений. Тем более, на скале царят такие ароматы...


...что голова готова вот-вот разорваться на множество мелких частиц и камнепадом обрушиться в эгейские воды.
Или - на крыши отреставрированного нижнего города...


Однако, собрав волю в кулак, я не поддался головокружению. Присел на камень, осмотрел то, что осталось от венецианского квартала...


...от древних стен...


...бросил последний взгляд на Святую Софию...


...расправил крылья и оторвался от скалы. Маленькой точкой где-то далеко-далеко внизу белела Лена. Она махала мне рукой.
- До свиданья! - услышал я ее приглушенный крик.
- До свиданья... - ответило эхо Монемвазии.