Алексей Денисенков (_gothy_) wrote,
Алексей Денисенков
_gothy_

Categories:

Рим. Фонтан Треви и окрестности



Фонтан Треви считают самым романтичным фонтаном в мире. Он фигурирует в любовных романах позапрошлого века и в знаменитых мелодрамах века прошлого. Возле фонтана Треви назначают свидания, под мерный рокот воды - совсем не тихий, сравнимый с горным водопадом, - звучат горячие комплименты и признания в любви. Фонтан Треви, как ореолом, окружен нежными вздохами, любовным воркованием на разных языках и звуком страстных поцелуев.

Впрочем, все это ночью. С раннего утра и до позднего вечера вокруг фонтана гудит пчелиный рой туристов. Каждый из гостей Рима старается подойти поближе, глотнуть чистейшей воды из фонтана - она идет сюда из тех же источников, что и две тысячи лет назад, когда в центр Рима протянули первый акведук. И, конечно, турист должен совершить ритуал: повернуться к фонтану спиной и бросить через левое плечо монетку. Если это сделать, то, говорят, к Треви непременно вернешься еще раз. В следующий раз можно проделать то же самое - опять вернешься. В третий - снова. И так до бесконечности. Наверное, и правда - к фонтану можно возвращаться бесконечно, не надоест.

Но я там был впервые, а потому, как заправский романтик, могу сравнить встречу с Треви с первым свиданием. Самым волнующим и самым запоминающимся. Причем, встреча наша была спонтанной. Мы не собирались идти к Треви, думали просто прогуляться по центру Рима. Окончили прогулку по Большому форуму, поднялись на Капитолий, потом спустились с другой стороны и углубились в чрево Рима по окружающим Виа дель Корсо небольшим улочкам и вдруг - рокот воды где-то вроде бы совсем недалеко, через два-три квартала. Мы пошли на этот нехарактерный для города звук, к нам присоединялось все больше туристов и вскоре эта пестрая река вынесла нас на очень небольшую, забитую людьми площадь, к фонтану. Точнее сказать, - на маленькую площадь, где как бы между прочим занимался своими делами громадный мраморный Нептун и его свита - главные действующие лица Треви. И возмущенно - от такого-то количества народа! - клокотала вода.

Позже я наткнулся у Генри Мортона в его "Путеводителе по Вечному городу" на замечательную характеристику.
"Это в высшей степени характерно для Рима — упрятать романтику куда-нибудь поглубже в узкие улицы или поселить на площади, еле-еле способной ее вместить, - пишет Мортон. - В том-то и заключается особое очарование Рима, что, завернув за угол, лицом к лицу сталкиваешься с чем-то прекрасным и неожиданным, поставленным здесь столетия назад, причем явно очень небрежно, как бы между прочим. Рим — город волшебства за углом, бездумно разбросанных, забытых на обочине шедевров, что и сообщает любой прогулке азарт охоты за сокровищами".
Лучше не скажешь. На всем пути от Форума до Треви мы только и делали, что охотились за сокровищами. И находили их на каждом шагу.

Вот, например, площадь Капитолия, которая венчает вершину древнего холма. Проект площади, равно как и обрамляющих ее дворцов - Сенаторов, Консерваторов и Нового дворца - принадлежит Микеланджело.


В центре площади стоит статуя императора Марка Аврелия - единственная конная статуя, дошедшая до нас из Древнего Рима. Правда, оригинал стоит во дворе дворца консерваторов, а на площади - копия. Впрочем, от оригинала ее отличить непросто.

К жилым кварталам спускается лестница Кордоната, которую сверху венчают древнеримские статуи Диоскуров - братьев Кастора и Поллукса. Их создали в эпоху Империи.






Спускаемся с Капитолийского холма, поворачиваем направо - к площади Венеции. Видим базилику Санта-Мария-ин-Арачели. Ее построили в Средние века. Знаменита она кроме прочего и широкой лестницей из 124 ступеней, которую соорудили в XIV веке в разгар эпидемии бубонной чумы.


А чуть дальше, у подножья Капитолийского холма - остатки древнеримской инсулы (жилого дома). Здесь сохранилась фреска XII века.




И вот - еще одна  красивая лестница. Белоснежная. Она ведет к шедевру, который сотворили по римским меркам совсем недавно - в начале прошлого века. Это монумент короля Витторио Эммануила II. Сверху он весьма напоминает печатную машинку. Позже мы с Леной назначили Сереге Юрьеву встречу у Капитолия, возле конной статуи. Но он перепутал и пришел к статуе короля Эммануила, что в "печатной машинке". Заблудиться среди шедевров немудрено.




Мы пересекли площадь Венеции и нырнули в лабиринт узких улочек, чтобы познакомиться с другого рода шедеврами - гастрономическими. Рим ведь, кроме прочего, это пицца, паста и равиолли. Из множества пиццерий выбрали, как нам показалось самую достойную, сделали заказ.
- А можно пепельницу, - попросил Серега Юрьев.
Точнее он сказал:
- Гив ми эн эштрей!
Официант - седовласый строгий итальянец лет пятидесяти (высокий, с прямой спиной и орлиным носом) - отреагировал на просьбу где-то с третьего раза. То ли по английски плохо понамал, то ли осуждал курильщиков. Не знаю. Но когда он принес пепельницу, то буквально швырнул ее на стол перед Серегой.
- Грацио!
Серега побледнел. Позже я понял, что в этом жесте не было неуважения. Точно так же в Риме швыряют тебе под нос мелочь. Горсть евро и евроцентов на тарелку - дзинь! И улыбаются. Или глядят орлиным взором. Эти жесты в порядке вещей. К счастью, пиццу и пасту швырять не принято, за что мы мысленно поблагодарили официанта.
Видимо, поставив себе это в заслугу, седовласый официант потребовал у нас 5 евро чаевых, после того, как я расплатился карточкой. Это примерно 10 процентов от заказа. Для Рима такой процент в порядке вещей.

К счастью, бестактность официанта скрасили наши соседи поляки. Мужчина и женщина приехали из Варшавы, и когда узнали, что мы из Калининграда, мужчина произнес:
- О! Мы же соседи.
Он неплохо говорил по-русски.
Кстати, равиолли оказались среднего качества. Я бы сказал, ничего особенного. Пицца, по словам Лены, тоже не фонтан. Тем более не фонтан Треви. Поэтому мы вздохнули свободнее, когда покинули пиццерию и вернулись к шедеврам зодчества.

Практически каждый встреченный нами дом был похож на дворец. Зачастую он дворцом и является.












Мы шли, шли, шли, петляли по узким улочкам Рима и вдруг оказались во внутреннем дворе.


Пересекли двор - с задранными головами, - и вскоре вышли к фонтану Треви.


Здесь жизнь бурлила, словно вода в самом фонтане. Туристы ели гамбургеры и мороженое, фотографировались, галдели на разных языках. Женщина в черной униформе раз в минуту пронзительно свистела, отгоняя свистом наиболее смелых туристов, которые пытались прыгнуть в фонтан.


Карабинер что-то долго и настойчиво пытался выяснить у молодой юродивой. Наверное, он спрашивал, на каком основании та попала к Треви. Есть ли у нее специальный разрешительный документ.


Нам с трудом удалось протиснуться к чаше, чтобы совершить ритуал. Тут-то нас и подстерегал ушлый фотограф. Он был родом, как мне показалось, из Пакистана. Фотограф был настойчив, шел напролом и в итоге раскрутил нас на две фотки, сделанные современным аналогом "Поларойда". Сюжет прост - страстный поцелуй на фоне Треви.
- Такие картинки делают все, это на всю жизнь, - убеждал нас мигрант.
Удовольствие обошлось в 5 евро за снимок.
А потом мы бросили в фонтан по монетке. Позднее я прочитал, что за сезон в фонтане Треви собирается немного-немало, а 700 тысяч евро или около того. Вот такая цена у неповторимой римской романтики.

P.S.
Римская романтика фонтаном Треви, конечно, не ограничивается. Эта, красотка, например, живет на Виа деи Тритоне.


Хотя это мелочь. Следующий раз я напишу о любви на Испанской площади. Вот это романтизм! Прекрасной даме оттуда решительно невозможно уйти без букета свежих роз.

РИМ. ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
РИМ. ПАЛАТИН
РИМ. КОЛИЗЕЙ
РИМ. БОЛЬШОЙ ФОРУМ
Tags: Рим, Римская империя, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments