?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Previous Entry Share Next Entry
Крепость Калининград. Онлайн-роман. XVIII
kosmonavt
_gothy_

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ
НАЧАЛО

 

Польские солдаты позируют где-то под Холмогоровкой.

26
- Кровь, кругом кровь, я этого больше не могу терпеть! - воскликнул литовский генерал Неспасских. - Моя до корней волос европеизированная душа возмущена до предела. Она просто измята, как грязное полотенце!
- Надо, коллега, надо терпеть. Нам остался последний рывок, - Герман фон Клейст, командующий объединенной группировкой НАТО, сжавшей в клещи крепость Калининград, сурово посмотрел на собрата из Восточной Европы.
Военный совет НАТО проходил в Холмогоровке, где базировался штаб группировки и стояли две мотострелковые и одна танковая бригады бундесвера. Когда-то очень давно, весной 1945-го, здесь, в Холомогоровке, господствовала русская речь - сочные матюки и распевные фразы бойцов 43-й армии, готовившейся к штурму Кёнигсберга, теперь же здесь преимущественно каркали по-немецки.
- Итак, что мы имеем, - продолжил фон Клейст. - Прошу вас, господин Войтеховский, доложите обстановку на вашем участке.
Польский генерал поправил фуражку и произнес:
- Ситуация скорее благоприятная, чем нет, господин главнокомандующий. Нашим силам, несмотря на упорное сопротивление русских войск в Балтрайоне, удалось продвинуться до улицы Емельянова. Еще совсем чуть-чуть и мы ворвемся на плечах неприятеля в центр города.
- Хвастаете, генерал? На плечах неприятеля? В Балтрайоне вы сражаетесь с необученными партизанами и даже они сумели надрать вам задницу. И если бы не американский спецназ, вы бы до сих пор терлись в предбаннике.
- Позволю с вами не согласиться, - возразил Войтеховский. - Польские бойцы проявили себя с лучшей стороны. Они сражались храбро, как настоящие крылатые гусары.
- Ладно, я понял. На завтра ставлю вам задачу выйти к Хауптбанхоф, то есть к Южному вокзалу.
- Есть! - отчеканил Войтеховский.
- Так, теперь вы, - обратился фон Клейст к датскому генералу Михаэлю Стевебаку. - Вы, я слышал, прилично обосрались в районе Девау?
- Да, мы не ожидали такого упорного сопротивления русских. Они любят свой Калининград и сражаются за него до последнего патрона.
- Ну, допустим, это не их Калининград, а наш Кёнигсберг... Но это к делу не относится. Вы обязаны исправить ошибку завтра до обеда. К вам на помощь будет направлено подразделение альпийских горных стрелков.
Неожиданно открылась дверь - без стука - и на пороге появился тонкий, как струна, адъютант.
- Разрешите? У меня пакет. А в нем - две новости.
- Надеюсь, хорошие?
- Так точно, плохая и очень плохая.
- Я так и знал. Давайте сюда пакет.

Герман фон Клейст взял бумажный конверт, сорвал с него печать и начал читать: "Ахтунг-ахтунг! Внимание-внимание! Всем постам! Час назад случилось плохое происшествие, а полчаса назад - очень плохое"...
- Ну не тяните, командир, я весь сгораю от нетерпения, - попросил литовский генерал Неспасских. И расстегнул воротник.
- Терпите, камрад. Итак, плохое: "Час назад диверсионная группа красных похитила из секретного бункера в форту №1 партизанского командира Улычева. Он обладал большой секретной информацией и мог бы нам очень помочь. Как его смогли похитить, доподлинно неизвестно. Подозреваем нечистую силу".
- Я знал, что в этом Кёнигсберге не обйдется без мистики! - воскликнул Неспасских.
- Тише, - оборвал его фон Клейст. - Я продолжаю: "И очень плохое происшествие: полчаса назад русские отморозки, засевшие в районе аэродрома Девау, сбили самолет-невидимку "Би-2".
- У них что там ракетная батарея? - удивился американский военный атташе Хьюго Лаплас. - До этого самолета даже "Пэтриот" не добивает.
- Подозреваю, у них там где-то замаскирован расчет С-400. Это круче, чем "Пэтриот", поверьте, Хьюго, - и Герман фон Клейст сочувственно похлопал Лапласа по плечу. После того, как метеорит "Николас" уничтожил Америку, Лаплас постоянно ловил на себе сочувствующие взгляды. ("Жалко его, человек без родины", - говорили натовские офицеры). - Держитесь, мой друг.
Адъютант сделал шаг вперед:
- Мой херр! Кроме пакета у меня есть еще кое-что.
Герман фон Клейст встрепенулся, Войтеховский поднял голову, а Неспассикх сказал:
- Ну, говорите же, офицер, не томите мою бедную прибалтийскую душу!
Адъютант приотрыл дверь и сказал в темноту:
- Введите!
Через пару секунд два дюжих ганса ввели в комнату неброской внешности человека в военной форме.
- О! - сказал фон Клейст. - Узнаю эту форму. Она ведь от Юдашкина? Русский офицер?
- Так точно, - ответил Юра Людоедов (а это был именно он). - Цифра! Нам всем такую форму сейчас выдают. Не "Хуго Босс", но все же...
- Хорошая форма, только зимой, наверное, в ней прохладно. Ну ладно, вы кто такой?
- Я - перебежчик, - счастливо заявил Юра. - Я служил помощником партизанского командира товарища Рощука. Знаете такого, с золотыми кудрями?
- Ну да.
- Потом понял бесперспективность защиты Калининграда и решил переметнуться к вам.
- Но это не значит, что мы вас примем с распростертыми объятиями. Чем вы можете быть нам полезны? - строго спросил германский генерал.
- О! Многим. У меня есть такая информация, узнав о которой вы меня расцелуете.
- Это вряд ли, - брезгливо поморщился Неспасских. - Я как-то больше по бабам ходок.
- Ну-ну, проститутки Балтона, все дела, - усмехнулся генерал Войтеховский.
- Тихо! - крикнул фон Клейст. - Что за информация?
- Внимание! - начал Юра Людоедов и поднял правую руку. - В центре города, в подземном бункере Ляша находится сам Владимир Владимирович - главнокомандующий российских вооруженных сил. И я знаю как его достать.
- Ничего себе! - воскликнул германский генерал. - Скорее говори, как, здесь все свои.
- По секретному подземному ходу, - хитро сказал Людоедов. - По тому самому, по котрому к вам пришел я.
- Вот это новость! Отлично! - Герман фон Клейст начал ходить по комнате и довольно потирать руки. - Мы отправим к бункеру Ляша отборную роту гуркхов, которые уберут русскую верхушку без особого шума.

27
Шум под землей усиливался. Первым опомнился Амон Босх:
- Это враг! Надо принять меры! Где автоматчики?
- Да, где автоматчики? - встрепенулся Сергей Ястребенко.
- Где автоматчики? - воскликнул Владимир Владимирович.
- Автома... - произнес еле слышно израненый товарищ Улычев и потерял сознание.
И только Отто фон Ляш был совершенно спокоен. Равно как и сидящая на его плече Марлен.
- Прошу не волноваться, господа. Я догадываюсь, кто это ломится к нам среди ночи, - произнес старик Отто.
- Это вражеские диверсанты-гуркхи? - предположил Ястребенко. - Уже страшно.
- Не угадал.
Вскоре крышка одного из подземных люков открылась и из чрева земли показалась голова в немецкой каске.
- Вызывали, герр генерал? - спросила голова.
- Да, Шуберт, вы нам понадобитесь.
Один за другим из люка стали вылезать люди в униформе вермахта времен Второй Мировой войны.
- Разрешите вам представить, - сказал Отто фон Ляш. - Господин Шуберт и его боевая группа, которая пропала в апреле 1945-го. Во время штурма Кёнигсберга. Все это время они блуждали по подземельям города и лишь сейчас я их нашел и вывел на белый свет. Спасибо Марлен.
- Боевая группа Шуберта? - удивился Владимир Владимирович. - Но как вы до сих пор живы? Прошло ведь столько лет!
- В Кёнигсберге много живет того, что умерло во всех других местах, - ответил Отто фон Ляш. - В этом изюминка нашего великого города.
- Только не говорите мне про Ктулху, - попросил Владимир Владимирович.
- А что, - улыбнулся Отто фон Ляш. - Можно и этого разбудить.
- Я так вам благодарен, господин Ляш, - произнес Шуберт. - Вы подарили нам вторую жизнь. Не понимаю, как можно было так фатально заблуджиться в родлном гороле?! Покажите мне врагов - мои ребята их порвут на части!
И Владимир Владимирович, и Сергей Ястребенко, и Амон Босх и все прочие военачальники громко зааплодировали.
- Браво! - крикнул кто-то из глубины бункера (наверное, Рысаков).
А солдаты боевой группы Шуберта все вылезали из люка и вылезали.

 




  • 1
На фото поляки в общем-то...

Эмблема польская?

Флажок польский, оружие - польские "Бериллы", камуфляж - польская "Pantera" итд итп)

Спасибо, не знал. Придется менять подпись)

  • 1