?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Previous Entry Share Next Entry
Крепость Калининград. Онлайн-роман. XVI
Монжуик
_gothy_
ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ
НАЧАЛО

22
На зеленый погон Отто фон Ляша преземлилась небольшая летучая мышь. Рудольф Адылов хотел было отогнать ее, но старик Отто не позволил:
- Не стоит, это моя старая подруга Марлен. Она сопровождает меня во всех боевых операциях.
Отто и Рудольф, крадучись, шли по ночной улице Калининграда. За ними, словно густые кёнигсбергские тени, бесшумно следовали бойцы диверсионного взвода - лучшие представители гильдии военных реконструкторов. Целью отряда были глубокие тылы натовских войск. Точнее – штаб вермахта, расположенный на северных подступах к Калининграду.
Тишина прерывалась редкими пулеметными очередями - где-то впереди, в районе Северной горы, и наши, и вражеские солдаты пытались успокоить себя, подразнивая тишину методичными выстрелами. Изредка к желтому лунному диску - в эту ночь было полнолуние, чему Ляш был несказанно рад, - взмывала сигнальная ракета: кусок неба вспыхивал желтым светом и тогда становились видны редкие нетопыри, пролетавшие над кронами вековых каштанов и лип.
- Не боитесь? - спросил шепотом Рудольф Адылов у своего старшего коллеги.
- Вот еще! - фыркнул фон Ляш. - Я, молодой человек, и не в такие походы ходил. Вот, помню в апреле 45-го, когда боевая группа Шуберта не вышла на связь...
Но продолжить рассказ старику Отто не довелось. К бывшему коменданту Кёнигсберга, как привидение, подошел дозорный:
- Впереди - блокпост гансов, господин полковник, - прошептал он.
- Гансов? - переспросил фон Ляш.
- Простите, врагов.
- Как далеко?
- Метров 100, не больше.
- Много их?
- Вроде бы один, точнее узнать не могу - боюсь, заметят.
- Понял тебя, первый. Марлен!
Летучая мышь на плече Отто фон Ляша встрепенулась.
- Тебе предстоит, Марлен, небольшая работенка.
Отто вытянул вперед левую руку, летучая мышь бесшумно перелетела Отто на кисть руки и уставилась на своего повелителя круглыми любопытными глазами.
- Ты должна добраться до вражеского блокпоста и укусить в шею часового. Это недалеко, метров 100. Понятно?
Марлен пискнула.
- Ну тогда вперед!
Марлен поднялась в воздух, как крохотный бесшумный геликоптер, и скрылась из вида.
Рудольф Адылов смотрел за этим представлением широко открытыми глазами.
- Не удивляйся, Рудольф, это очень простое задание для моей Марлен. Если бы не она, сегодняшний наш план не смог бы осуществиться. В полнолуние моя мышка неотразима.
- Она сможет снять всех часовых?
- Естественно!
Через несколько минут все закончилось. Когда диверсионная группа подошла к блокпосту, там лежали два безжизненных тела - солдата и ефрейтора. У обоих на шее было по две аккуратные синие ранки.
- Прелестно, - сказал Отто фон Ляш. - Без единого выстрела! Теперь наша цель - штаб.
Штаб подразделений вермахта располагался в старом немецком форту "Король Фридрих-Вильгельм I". Здесь было относительно спокойно - толстые стены защищали от артиллерийского обстрела. Однако от красотки Марлен уберечь они не могли. Методично она "сняла" и нескольких рядовых и двух офицеров. Одного - полковника по званию -Рудольф Адылов усыпил могучим ударом приклада. Полковнику заткнули рот, связали и поволокли к выходу - прочь из каземата.
- Лишний язык нам не помешает, - пояснил свои действия Рудольф.
- Конечно, - согласился Отто. – Командование будет только радо.
Вдруг где-то, за небольшой металлической дверкой, раздался стон.
- Посмотри-ка! - приказал фон Ляш одному из диверсантов.
Диверсант открыл дверку, нырнул в темноту...
- Сюда! - донеслось вскоре из-за дверного проема.
Подсвечивая фонариком, фон Ляш и Адылов двинулись на этот зов.
- Вот, смотрите, - сказал диверсант, показывая на лежащего на краснокирпичном полу человека.
- Посвети-ка, Рудольф, - попросил фон Ляш. - Ага, спасибо! Что-то знакомая физиономия, не находишь?
Рудольф его узнал сразу: конечно, это был товарищ Улычев, захваченный в плен партизанский командир. В тусклом свете фонарика Рудольф успел заметить, что лицо несчастного разбито в мясо, кисти рук окровавлены, на гимнастерке выжжено слово "Karaliaučius"...
- Блять, литовцы постарались. Узнаю их почерк, - процедил сквозь зубы Рудольф.
- Да, это не мои земляки, - ответил фон Ляш. - Они бы написали "Königsberg in Preußen". Или звезду бы изобразили.
- Пить!.. - застонал партизан.
- Вроде живой, - сказал Адылов, доставая фляжку. - Давайте, берем его.
Рудольф приставил к губам партизана горлышко фляжки, Улычев сделал пару глотков.
- Товарищи, мы победим, - прошептал партизанский командир, - мы задавим этих гадов...
Два дюжих диверсанта взяли раненого с двух сторон и осторожно понесли.
- Не накрыли бы нас на обратном пути, - заметил Адылов.
- Не ссать, - ответил фон Ляш. - Марлен! Отправляю тебя на разведку.
Летучая мышь скрылась в темноте.


23
- Темная ночь… Только пули свистят по степи, только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают, - пел Амон Босх приятным баритоном, перебирая гитарные струны.
Владимир Владимирович и Сергей Ястребенко ему тихо подпевали:
- В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь…
Молчал только Рысаков – адъютант Босха.
- А Рысаков почему у нас ничего не поет? – неожиданно спросил Владимир Владимирович.
- А у него музыкального образования нет, - ответил Босх. – Без диплома человек фактически.
- Вот те на! Ну, закончится война – отправим тебя, Рысаков, в настоящую консерваторию, - сказал Владимир Владимирович. – Получишь там настоящий диплом и будешь с нами петь.
- Спасибо, Владимир Владимирович, - поблагодарил Рысаков. – Я ведь в душе певец.
- …И у детской кроватке тайком ты слезу вытираешь.
В бункере Ляша – в самом сердце Калининграда - в эту ночь было по-домашнему уютно. Как будто и нет никакого сражения. Нет никакой войны. Как будто мир во всем мире.
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


  • 1
роман с намеком?

ну да, это сплошной клубок намеков на местную действительность))

посплетничаю в личку...

ввп вроде как должен петь "с чего начинается родина" :)

у него репертуар, насколько мне известно, очень богатый))

ну, с провалившимися американскими шпионами он пел именно эту песню :)

сейчас пришло в голову:
"тайно, в глубине души Владимир Владимирович очень переживал, что не может больше петь знакомый и любимый хит перестроечной интеллигенции "Осень"..." :))

блин, я с Валентинычем перепутал)) У ВВ да, у него все четко и жестко. Даже в плане песен

  • 1