?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Алексея Денисенкова

Систематическое изучение случая

Previous Entry Share Next Entry
Крепость Калининград. Онлайн-роман. XIV
victoria abril
_gothy_
ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ
НАЧАЛО

 
Немецкий парашютист на Крите. Фото из семейного архива.

19
- "Семнадцать мгновений весны" смотрел? - поинтересовался Владимир Владимирович.
Перед ним навытяжку стоял коренастый, крепко сбитый мужчина лет 35. Он был одет в униформу немецкого парашютиста времен высадки на Крит, на его выбритой голове отражался блик от ночной лампы, слегка покачивавшейся под потолком. Мужчину звали Рудольф Адылов - он был предводителем военных реконструкторов Калининграда и области.
- В цвете? - уточнил Рудольф.
- Нет, конечно. Вы не похожи на педика. Я имею в виду классический черно-белый вариант.
- Тогда смотрел. Я действительно не педик.
- Ну, вот и замечательно. Это очень хороший и полезный фильм про то, как надо действовать в тылу врага. А вам предстоит как раз пробраться в тыл неприятеля, осаждающего Калининград. В глубокий тыл, я бы сказал.
- В глубочайший, - добавил Амон Босх.
- Не надо меня поправлять, - резко обернулся к Босху Владимир Владимирович. - Глубочайший это знаете где? Вот-вот. Ну как, господин Адылов, готовы?
- Всегда готов! - вскрикнул реконструктор.
- Прекрасно, тогда господин Ляш вас проинструктирует. Расскажет, что надо сделать и когда. Правда ведь, Отто?
- Я-я, натюрлих, - бодро ответил комендант Кенигсберга. "Ну, не верится мне, что этот человек с таким бодрым голосом воевал еще в далеком 1945-м", - подумал Рудольф Адылов.
- Может, мои партизаны понадобятся? - поинтересовался товарищ Рощук, встряхнув золотыми кудрями.
- А что им делать нечего? - спросил Босх.
- Ну...
- Вот именно, - строго произнес бывший губернатор. - Ваша задача - отстоять Балтрайон. Если провалите - пойдете под трибунал. И так на Дзержинке черт знает что творится. Вон, товарища Улычева проморгали. Наверняка он сейчас в плену и наверняка его сейчас пытают.
- Испанским сапожком, - предположил Сергей Ястребенко.
- А ведь Амон Вениаминович прав, - вступил в разговор Владимир Владимирович. - Вы не о секретных операциях думайте, а о суровых буднях обороны. Вы же партизан, а не диверсант!
- Русише партизанен, - разулыбался Отто фон Ляш.
- Попрошу без смехуечков, - оборвал его Владимир Владимирович. - Идите, господин Адылов, идите и готовьтесь. И будьте, пожалуйста, готовы умереть за Калининград.
- Есть! - рявкнул реконструктор Рудольф. - Всегда готов!
Он повернулся на каблуках, как заправский прусский гренадер, и вышел из комнаты. Следом за ним двинулся Отто фон Ляш.

20
Отто фон Ляшу нравилась его новая жизнь. Тем более, старую он помнил неважно и в ней было мало светлых пятен. Зато много поднятых серых рук и белых флагов, много подбитых танков и раскореженных зенитных орудий "Флак". И - слова фюрера, как суровый бухенвальдский набат: "Просрал Кенигсберг? К стенке!".
Нет, Ляш был в восторге от новой жизни. Ему нравилась его новая должность - консультанта по оперативным вопросам штаба обороны Калининграда. Ему нравился новенький, с иголочки, мундир генерала от инфантерии, роскошная офицерская фуражка с черным козырьком, высокие хромовые сапоги, начищенные до блеска; ему нравилась его кожа с легкой синевой, длинные острые ногти, глаза с багряным отливом, четко выраженные скулы, но особенно Отто фон Ляшу нравились его новые зубы - белые, как снега Антарктиды, острые, как осколки стекла.
- Тыц-тыц-тыц-тыц-тыц, - с удовольствием пощелкал зубами генерал от инфантерии.
- Тыц-тыц-тыц-тыц-тыц, - ответило ему отражение.
Отто фон Ляш провел языком по бледным тонким губам и резко отвернулся от зеркала – как будто большая серая птица взмахнула крылами. Рудольф Адылов, скромно стоявший у двери, вздрогнул.
- Гут, зер гут, - произнес Отто фон Ляш. - Мне это нравится. Вы же из идейных, Рудольф?
- Так точно.
- Хороший у вас костюмчик. Познакомите с портным?
- Обязательно, господин Ляш.
- Ну, это после войны. А сейчас слушайте план ночной контратаки.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.




  • 1
Блин, да не "предводитель" я, объяснял же... Прочитает кто-нибудь из недругов - визгу не оберусь :-(

ну, это же художественная проза, пусть недруг мне напишет, я ему все объясню))

Не Ляш,а как проповедует Рудольф, Лаш. И не фон он.
Введите еще персонаж Hugo Boos, он форму новую будет внедрять, черную кожаную с заклепками.

боюсь с лашем будут путать

  • 1