May 7th, 2004

t

Ива Мореранте. "Сын Листвы".

http://www.livejournal.com/users/eitne/49714.html?#cutid1

Его именем от века было - Сын Листвы. Он знал секреты перелетных птиц, он знал все лики покоя. Он любил суть неизменности. Он был хранителем вверенного ему леса с тех самых пор, как проснулся между корней. Он любил высоких русоволосых дриад, которые приходили к нему поговорить. Несмотря на то, что они пугали его своим великим ростом: каждая из них могла взять его на ладонь.
Он умел становиться невидимым и подсказывать заплутавшим путникам дорогу, прыгая к ним на плечи с деревьев. Он никогда не показывался им, ибо люди не любят чужих и убивают их, когда это ничем им не грозит. А лес не может отомстить за него, природа неразумна, природа не умеет желать отомщения.
Он всегда спал между корней старого дуба, где когда-то проснулся. Его часто будил ветер. Иногда - что было весьма неприятно - струйки воды во время осенних ливней стекали в его жилище и пропитывали мох, на котором он спал. Тогда он расстраивался почти до слез. Духи тоже могут плакать.
Однажды он проснулся оттого, что струйки влаги стекли в его дом. Он увидел их и понял, чем кровь отличается от воды.
Шепот его любимой дриады, лежавшей у дуба, достиг его ушей:
- Беги... они пришли... - с этими словами она умерла, сжимая лук.
Он заплакал, заголосил... он понял, что пришли люди, которые всегда ненавидели - чужих. Но он не мог бежать из леса, вверенного ему.
Когда начался пожар, он повсюду чувствовал смерть: дриады тоже не могли бежать. Их стрелы кончились, а людей было больше.
Он мог покидать плотское обличье и он выжил, когда его плоть сгорела вместе с корнями старого дуба. Лучше бы он не выжил, потому что он не был приспособлен к жизни на пепелище, но некому было рассказать ему об этом. Но он по-прежнему не мог покинуть лес.
На месте сожженного леса люди построили город. Изредка он выл от тоски, а люди принимали это за вой ветра в трубах и не беспокоились.
Он гневался и наводил беспорядок в жилищах людей: бил их посуду, пользуясь своей невидимостью, рвал занавеси, тратя на это бесконечное количество своих сил, насылал страшные сны их детенышам... он надеялся, что когда-нибудь люди не выдержат и покинут это место. Каменные же их жилища разрушатся, когда человеческая сила перестанет их хранить и поддерживать, и снова вырастет лес, который он будет беречь, как и прежде.
Когда-нибудь так и случится. Лет через тысячу. Развитие мира циклично.
Этого он не знал. Он просто надеялся и делал, что должен.

0:52 07.05.04
t

(no subject)

http://stockmail.ru/~lora/music/index1.asp?file=001!s
Спасибо Шеан (http://www.livejournal.com/users/shean/)!

Когда милые друзья закончат пить мою кровь,
Когда будущую жизнь начнет считать Господь,
Я скажу - возьми обратно человечью плоть,
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру!

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Если стану я березой белоствольной прямой,
Будут девки приходить в сарафанах с каймой,
Будут петь да причитать, проклиная мужей,
Буду я смотреть на девок и бросать на них клещей.

Если стану я сосною на большом лугу,
Будут белки кувыркаться подо мною в снегу,
Будут слушать пенье птиц, подставляя им лоб,
А из белой древесины выйдет праздничный гроб.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Если вырасту я дубом в три обхвата ствола,
Замечательное выйдет покрытье стола,
И влюбленный поэт на мне напишет рондель,
И двенадцать вольных каменщиков выпьют свой эль.

Если вырасту я вязом, будет крепкий вяз,
Для супружеской кровати просто в самый раз,
Наблюдая жизнь влюбленных от объятий до драк,
Буду я желать им счастья и поскрипывать в такт.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Ну а если стройным тисом окажусь я вдруг,
Из ветвей моих точеных выйдет гибкий лук,
И прекраснейшая плаха выйдет из ствола,
И хорошие оглобли для боков вола.

Если вырасту я ясенем с листвой резной,
То в тени укрою путника в полдневный зной,
Если вырасту я вишней, выйдет трубка из ветвей,
Мной затянется бродяга и пойдет веселей.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Но взойти зеленым кленом - все, чего хочу,
В виде скрипки музыкант меня поднимет к плечу,
Если вырасту я тополем, листвой звеня,
Полтораста тонких кистей выйдет из меня.

Хорошо родиться деревом врагам на зло,
Жизнь окончить в виде дров и подарить тепло,
Жизнь людская бесполезна, мне она не по нутру,
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!