September 21st, 2015

smile

Галилей, наука и Бог

В разное время попались ссылки о конфликте Римско-католической церкви и зарождающейся науки, в лице, в частности Галилея:
http://polit.ru/article/2015/09/13/dmitriev_lecture/
http://fregimus.livejournal.com/227150.html
http://fregimus.livejournal.com/227654.html
http://scholar-vit.livejournal.com/235524.html

Вопреки расхожему мнению, суть конфликта была не в том, что церковники-мракобесы гнобили учёных-просветителей. Потому что и те, и те были верующими, и находились в культурном контексте христианства. Более того, в рамках существовавшей тогда парадигмы, аргументы церковников можно было оценивать как рациональные и правовые, в то время как мысли учёных можно было бы охарактеризовать в современных терминах как "ненаучные". Разница была в том, какое именно место они отводили Богу в своей картине мира. Из первой ссылки:
В глазах Урбана VIII, Галилей был виновен не в том, что теории Птолемея он предпочитал теорию Коперника, а в том, что он посмел утверждать, будто научная теория (любая!) может описывать реальность и раскрывать реальные причинно-следственные связи, что, по мнению Верховного понтифика, прямо вело к тяжкой доктринальной ереси – отрицанию важнейшего атрибута Бога: Его Всемогущества.

Галилея [смущало обращение папы именно к сверхъестественному миру] не в силу его якобы недостаточной крепости в вере, а в силу убежденности, что Бог – не иллюзионист и не обманщик, что Он создал упорядоченный мир, явления которого подчинены определенным, математически выражаемым законам и задача науки – постичь эти законы. Если же ход естественных явлений определяется сверхъестественными причинами, то тогда в «естестве» (т.е. в Природе) не остается ничего «естественного».
Тут сразу вспоминается знаменитое эйнштейновской "Бог не играет в кости" в его дискуссии с Бором по поводу интерпретации квантвой механики.

Получается, что современная наука, которая так усиленно борется с религией (и наоборот) "вышла" из того самого религиозного мышления. Благодаря различной интерпретации основных положений господствующего в тот момент мировоззрения.

С одной стороны этот факт важно осознавать при осуществлении различных выводов насчёт науки и религии. С другой стороны, важно его не переоценивать. Тот факт, что несколько тысяч лет назад люди жили в лесах и добывали огонь трением, не означает, что в современном мире нам надо отказаться от USB-зарядок. Некоторые идеи были "правильными", некоторые - нет. По мере нашей (культурной) эволюции развивались и наши представления об окружающем мире. Религия занимала разнообразные аспекты человеческой жизни, но в вопросах "окружающего мира" она потерпела поражение в противостоянии со своей "младшей сестрой" - наукой. Или даже "дочерью", т.к. по сути наука "вышла" из религии. Похожие трансформации происходили и внутри "науки" того времени: из алхимии образвалась химия, из гомеопатии - медицина и, по-видимому, психология.

Забавно, что одной из причин "эволюционной успешности" того или иного мировоззрения можно назвать практическую применимость. Ровно то, что Папа Римский считал аргументом против теории Галилея:
Не существует, по глубокому убеждению Урбана, физически истинных (и, соответственно, физически ложных), – актуально или потенциально, – утверждений и теорий. Есть теории, которые лучше «спасают явления» и которые делают это хуже, есть теории более удобные для вычислений и менее удобные, есть теории, в которых больше внутренних противоречий и в которых их меньше и т.д. и т.п.
и ровно то, на что приходится ссылаться современным учёным в своей работе в качестве её оправдания.