June 12th, 2013

smile

ответ на агрессию

Зашёл тут разговор о допустимой мере агрессии в ответ на агрессию. Причём не важно, исходная агрессия проявляется осознанно или по глупости - важно, что воспринимается она как агрессия. Более того, исходная агрессия не является жизне- или здоровье- определяющей, лишь доставляет определённое неудобство. Соответственно, в качестве ответа возможно два типа реакции: 1) проигнорировать и 2) немедленно ответить. Первая может сопровождаться попыткой обращения в вышестоящие органы, будь-то старший менеджер в офисе или полиция/суд. Преимуществ несколько. Во-первых, исходная агрессия не эскалируется, не повышается градус напряжённости, что есть несомненно практический плюс. Во-вторых, агрессор получает формальный обезличенный фидбек о своих действиях (сообщение от менеджера, штраф из полиции), типа школьной оценки, который позволяет скорректировать свои действия в будущем. Вторая реакция на агрессию - немедленный ответ - тоже имеет свои преимущества. Во-первых, это немедленное снятие раздражения от испытанной агрессии, которое не будет давлеть и мешать выполнять полезную работу в будущем. Во-вторых, это немедленный же фидбек агрессору, дабы дать ему непосредственно почувствовать неудобства, сравнимые с причинёнными им. Недостатки обеих реакций вытекают из достоинств противопололожных. Ответная аргессия, в отличие от умножения отрицательных чисел, не даёт мир и благополучие. В свою очередь, значимость фидбека на какое-то действие уменьшается с увеличением времени между совершением этого действия и получением фидбека, т.е. запоздалый штраф может быть не таким действенным.

Для конкретики, можно расмотреть справедливость действий пешехода, прошедшего по капоту автомобиля, остановившегося перед ним на зебре.


Независимо от оценки конкретно этой ситуации, можно представить множество ситуаций, в которых оценка событий будет иной. Т.е. самым напрашивающимся был бы стандартный ответ "всё зависит от обстоятельств". По большому счёту да, мы не стандартизированные интерфейсы, и принимаем решения в зависимости от обстоятельств, а не основываясь на жёстко определённых принципах. Но мне это размышление показалось интересным ввиду привязок из детства.

Между детьми возникает множество мелких конфликтов, которые так или иначе ими разрешаются. Но вот что интересно. Одним детям достаточно наказания (или даже угрозы наказания) родителями/учителями, чтобы они "так больше не делали". Т.е. родители выступают таким себе обезличенным (в детском конфликте) арбитром, который всегда прав. Другим детям наоборот, действия взрослых не указ, и их может воспитать только кулак другого ребёнка. Такое разделение ещё, наверное, можно описать тем, что бывают люди-аудиалы, которые слушают и слышат, что им объясняют. А бывают люди-кинестетики, которые, пока не почувствуют непосредственню опасность, не успокоятся.

Возвращаясь к взрослым людям, это всё превращается в различные уровни восприятия фидбека. Одним людям достаточно объяснить словами или выписать штраф, другие тербуют более непосредственного фидбека. С такой точки зрения вопрос упирается в то, какого рода перед нами "агрессор" - убеждаемый или нет. А поскольку обычно у нас нет информации о характере незнакомого агрессора, то оптимальной для себя лично стратегией поведения будет..?

Впрочем, кажется, "западное" общество решило этот вопрос с третьей стороны: что будет более оптимально для всего "общества". А для него, очевидно, оптимальным был бы низкий уровень общей агрессии, который, по-видимому, достигается как раз обезличенным фидбеком через менеджеров и штрафы. Как я понимаю, неписаным правилом тут является пожаловаться на коллегу менеджеру, вместо того, чтобы высказывать ему своё недовольство лично. Причём этот способ также учитывает, что все люди разные, и что у нас отсутствует информация о характере коллеги.
smile

информация

Допустим, я хочу понять, какой должна быть правоприменителньая практика, обеспечивающая наиболее оптимальное обращение, например, с информацией. Поскольку я считаю, что любая правовая система - это договор людей, т.е. не существует каких-то базовых принципов, регулирующих человеческие взаимоотношения, то такая система должна строится на основании обобщения и формализации стихийно сложившихся традиций. С другой стороны, ответы типа так исторически сложилось меня не устраивают: я верю, что у каждой транзакции существует рациональное обоснование, и поэтому хочу, чтобы традиции формализовались с помощью рациональных аргументов.

Но тут беда. В наш век КККБПВ информация обладает свойством, которым не обладала никакая другая материя: технической возможностью неограниченного копирования. Предметы физически существуют, поэтому дял них можно определить владельца. "Общественные ресурсы" также, либо имеют владельца в лице "капиталиста", либо находятся в "государственном" владении, но распоряжаются ими также конкретные люди. Даже средневековые и более старинные актёры, музыканты, ораторы, "продавали" не информацию, а шоу - единовременное событие. Все эти материи представляют собой нечто локализованное во времени и пространстве, которое можно употребить единолично или единовременно. При наличии возможности копирования, информация таким свойством не обладает. А потому, вроде как вся предыдущие традиции нерелевантны для регулирования транзакций с информацией.

С одной стороны, можно сказать, что поскольку информация может неограниченно копироваться, она никому не принадлежит. С другой стороны, кто-то её создал, а потому имеет полное право на её контроль. Ни то ни другое нельзя назвать универсальным пониманием, в том смысле, что оно покрывает недолгие имеющиеся традиции и желаемую ситуацию. Оба "обобщения" оказываются не достаточно фундаментальными. В своё время текст Столярова про интеллектуальную собственность навёл много порядка в моей голове, но с тех пор всё опять перемешеалось.

Это со мной что-то не так, или с "информацией"? У кого-то есть в голове более-менее непротиворечивая картина должного и реального правоприменения в отношении информации?