Category: финансы

Супераватар

О политике, системе, антисистеме и выборах.

Disclaimer: данный текст не более чем оценочное суждение автора, не претендующего на оригинальность, актуальность или истинность. Это просто частное мнение выработанное на основе доступных фактов и формальной логики.

По какой-то невразумительной причине, вроде бы неглупые люди решили, что если марксизм (научный коммунизм) был отменён в 1991 году, то его законы, сформулированные более 150 лет назад господами Марксом и Энгельсом, так же были отменены и перестали действовать. Однако, научный коммунизм не религия, и её нельзя отменить декретом или подзаконными актами, как нельзя ими же отменить закон всемирного тяготения или второй закон термодинамики. Сформулированная Марксом и Энгельсом концепция базиса и надстройки, в которой базисом выступает экономическая деятельность, а надстройкой – политическая (как внутренняя, так и внешняя) до сих пор работает и может послужить неплохим научным полигоном и лабораторией, которая позволит посмотреть на происходящие процессы в современном российском обществе не только здраво и критично, но вычленить из вроде бы хаотичных и местами не связанных между собой фактов то, что даст ключ для понимания текущей внутриполитической ситуации в России. Не стоит так же забывать, что несмотря на схематичность и догматичность данных законов, их глубокий диалектический смысл и содержание не может быть подвергнут критики в связи с данным текстом, так как здесь они не более чем посыл, позволяющий взглянуть на всё происходящее вокруг под углом научным.

Часть первая: Надстройка.
Вы когда-нибудь лицезрели, во всей красоте и величии, Вертикаль Исполнительной Власти? Можете вы по достоинству оценить всю красоту и совершенство Вертикали Исполнительной Власти? Её тонкие ужимки. Её шероховатости? Её нежное, но волевое прикосновение? Что лично для вас Вертикаль Исполнительной Власти?
Короткий (и не лишенный спорности из за своей непродолжительности) экскурс в историю.
Так или почти так имеет смысл писать, думать и говорить про выстроенную в начале нулевых годов систему бюрократического управления в постперестроечном российском Государстве. Этот финальный аккорд к удивительной симфонии, начавшейся 300 лет назад с того, что царь Пётр Алексеевич начал насаждать бюрократическое управление своей державой. И надо сказать, что на излёте средневековья это была прогрессивная система, позволившая многим государствам подняться в период слома средневековой экономики и нарождения нового промышленного капитала. У системы бюрократического управления есть свой огромный плюс – на коротком отрезке времени она может мобилизовать все ресурсы государства для решения одной важной и главной задачи. Но на длинном историческом отрезке эта система поглощает Государство и становится его кадавром, подчиняя все ресурсы государства на решение задачи естественного воспроизводства этой системы в ущерб всему остальному. Эта система пройдя через 200 лет императорской власти и укрепившись при ней, перемолола и поглотила революционный советский строй, а когда он стал ей не нужен, просто выплюнула его на обочину истории. И сейчас эта система достигла своего максимального апогея и развития, когда она подчиняет своим внутренним интересам выживания и самовоспроизводства как политические, так и экономические ресурсы всей страны.
Возьмём простейший пример. Пойдём на низовой уровень системы и попытаемся посмотреть на неё изнутри. Вот всем известный и уже всеми многократно обмусоленный и высмеянный пример, когда некий бюрократ из администрации Санкт-Петербурга потребовал справку о том, что Борис Стругацкий был писателем, для того, что бы установить мемориальную доску на доме, в котором проживал покойный писатель.
Существует бюрократический аппарат, задача которого снять с себя ответственность за принятые решения, переложив её с себя на того кто принял решение и того кто его исполняет. В рамках этой парадигмы бюрократический аппарат выпускает инструкции, распоряжения, требует справки, иные бумажки. Таким образом, если высокого начальника, принявшего это решение, снимут, всегда нужно иметь запас справок что бы, если новая метла начнет по новому мести - не попасть в немилость. И так дальше. Большинство человечества живут вне логики существования бюрократического аппарата, и им кажется странным, не понятным, лишенным смысле много из того что эта система порождает и продуцирует. Но это не лишает саму систему логики и целесообразности в её внутренних действиях.
Так о какой надстройке мы будет тут говорить, если вся политическая надстройка российского Государства есть функциональная часть поддержания воспроизводства этой системы – зададите вы мне вопрос. И вот тут я разведу руками и доложу вам, что внутренний проектировщик этой системы заложил в ней возможности политического саморегулирования через систему политических институтов – выборы одних чиновников во власть против других и возможность принимать самостоятельные решения в области экономики. (Nota Bene: Можно сказать что система недоделана, ведь посмотрев на неё под другим углом – с точки зрения защиты собственности, можно прийти к выводу, что контрольные функции у ней отсутствуют. Но так же можно сказать, что процесс передела собственности ещё не закончен, а по этому и контроль пока не нужен). Есть ряд и более мелких и интересных возможностей. Почему я так считаю? Потому что, несмотря на то, что все граждане принимающие участие в политических процессах внутри российского Государства так или иначе являются функционерами уже созданной системы, они имеют собственную волю, а значит в рамках существующей жесткости и гибкости системы могут иметь как собственные политические так и собственные экономические убеждения.
Рассмотрим в качестве практического примера 3 персоналии, трёх партийных лидеров: лидера ЕдРа Д.А.Медведева, лидера Справедливой России С.М.Миронова и лидера партии «Родина» А.А.Журавлёва. Достаточно мимолётного взгляда на всех трёх персонажей, чтобы понять, что все три являются функционерами Системы и по-большому счету ничем не отличаются и ни чем не выделяются на общем фоне других функционеров Системы. Кроме одного – все трое являются представителями различных экономических течений, которые пока что с минимальным успехом борются с ЕдРом за лидерство в Системе.
Следовательно, Система не имея собственной экономической константы готова следовать за лидером политического направления, а значит готова к модернизации и развитию.
Я вас не утомил? А то писать прописные истины, которые все вроде бы, неглупые люди, понимают, весьма тяжело, с моральной точки зрения.
И тут возникает один простой и интересный вопрос – так почему же неглупые и образованные люди не голосуют за политиков системных, а или вообще не голосуют, или голосуют за тех, кого им навязывают политики внесистемные. То есть маргинальные группы политиков находящихся вне Системы и не имеющих шанса стать частью этой Системы в силу ряда причин.
Вот давайте и поговорим о причинах.

Часть вторая, но не последняя: Причины и следствия
Как когда-то написал классик – лучший способ подавить инициативу это организовать её и возглавить. Чем, собственно говоря, Система и занимается. Это часть её внутреннего функционала, её подсистемы сдержек и противовесов. Что бы не допустить резкого и чаще всего негативного по отношению к Системе её изменения, Система самоорганизовалась и выдвинула на передний край политической борьбы антисистемных политиков. Ведь кто лучше антисистемных политиков может организовать и возглавить любую группу фрондёров и оппозиционеров, не желающих сдавать свою волю и право решать Системе. Поставьте перед ними маргинала с инфантильными лозунгами и солидного политика с пузом и пониманием своей ответственности. Увы, выбор будет однозначно в сторону маргинала. И не скажешь ведь, что всё дело в пузе. Просто людишки измельчали. Одни инфантилы вокруг. Внутренний критик и самокритик давно сбежали пить пиво.
Однако, что-то я заговорился. Обвинять других пустое дело. Ладно, сойдёмся на том, что все люди умны, добры, справедливы и вообще прекрасны, просто им давят на эмоции а они не замечают.
И так, мы вернёмся к нашим скорбным рассуждениям и сразу же обратим внимание, что маргинальные, антисистемные политики, в отличии от системных и пузатых а) напирают на эмоции и б) не имеют серьёзной и проработанной экономической программы. Я специально проверил. Программы Едра, справороссов или, упаси Боже, Родины это объёмные тома страниц по 400 с серьёзными рассуждениями докторов экономических наук о тои и о сём, шагами, последовательностями, выкладками и методами. А вот господин Навальный от всего этого избавлен. У него экономическая программа состоит из трех страниц лозунгового типа предложений мало связанных между собой логикой. И если с томами бумаги от партий Системы можно дискутировать, можно их обновлять и корректировать, то с лозунгами спорить бесполезно. Просто примем как данность.
И сразу же зададимся вопросом – а почему? Почему, пусть и маргинальные, и антисистемные, но всё же декларирующие своё желание стать частью Системы, партии не имеют серьёзных экономических программ. А ответ прост – им они не нужны. То есть как это, спросите вы, и ниже я постараюсь дать на это ответ.
Вот смотрите, что такое написание серьёзной экономической программы? – Это когда выбирается серьёзный учёный-экономист с именем и принципами, под которого нанимается штат помощников и редакторов, а потом между ним и нанявшими его политиками увязывается в единое целое всё что составляет будущую программу – цели, средства, методы достижения и методы контроля качества. Это не то что бы дорогое удовольствие, которое отнимает изрядное количество времени и денег, это прежде всего моральные обязательства, которые ты, как политик на себя берёшь. А если ты ничего не берёшь? Если ты никому ничего не обещаешь? Правильно – ты можешь взять власть, даже взять демократически на выборах, при этом ничего не менять. Ну был кооператив Озеро, будет кооператив ФБК (я не утверждаю, просто пример), а вместо Сечина будет Люба Соболь с зарплатой 3 миллиона рублей в день. Я, опять же ничего не утверждаю. Просто привожу пример. Показываю аналогию. Ведь никаких политических обещаний в области экономики и кадровой политики никто на себя не брал из несистемной маргинальной части политиков. Следовательно (ещё раз) – руки у них не связаны.
А теперь зададимся вопросом – а зачем же они выступают против Системы, если у них отсутствует альтернативная концепция развития Системы? А действительно, зачем? Да и выступают ли они антагонистами Системе, или являются её отладочным механизмом, частью поддержания существующей Системы? Обратите внимание на последние муниципальные выборы, последние выборы в ГосДуму, последние выборы главы государства. Всякий раз внесистемные политики объявляли им бойкот и всякий раз побеждала ныне существующая Система. Мы от них слышим – мы объявили бойкот, никто не пришел, и Система сама себе посчитала голоса, а там где могла (и никто не заметил), она их смухлевала, подкрутила, приписала и так далее и тому подобное. Давайте задумаемся над этим и пойдём дальше, давайте задумаемся над тем, что бы было, если бы те, кто послушавшись внесистемных политиков не пошел на выборы, а наоборот – пошел бы и проголосовал за одну из системных партий с оппозиционной экономической концепцией в существующей ныне Системе? Давайте хотя бы приблизительно представим, на сколько бы выросли возможности социалистов и консерваторов в Парламентах всех уровней, если бы не маргинальные антисистемные политики, уговорившие свои группы поддержки игнорировать выборы? Давайте уже поймём, что политика только прилагательное к экономике, и только экономика имеет главное и принципиальное значение. Давайте уже поймём, что маргинальные антисистемные политики позволяют Системе оставаться такой, какой она является сейчас – варварским грабительским капитализмом, нацеленным на ограбление Государства и вывоз награбленных капиталов в фешенебельные страны. А саму политику, по примеру одной соседней страны, с прямого благословения Системы карнавализируют, превращают серьёзную и сложную  науку в безнравственный спектакль под восторженное улюлюканье домохозяек, убивающих редкие часы досуга на просмотр дневных ток-шоу.
Но давайте уже перейдём к базису. Давайте уже поговорим об экономике.

Часть третья: Базис
И так, подводя итог предыдущей части, мы выяснили, что Система, защищая сама себя, через своих выдвиженцев – Администрацию Президента, непосредственно ответственного за внутреннюю политику и выборный процесс Сергея Кириенко, в целях самозащиты от стрессов и резких изменений, манипулирует сознанием избирателей, замещая дискурс экономический дискурсом политическим, посредством маргинальных, внесистемных политиков.
Теперь нам предстоит ответить на главный вопрос – почему Система так боится смены экономического курса и боится ли она его. Этот вопрос при кажущейся простоте весьма сложен и для его изучения нам предстоит погрузиться в самоё основу основ постперестроечной российской Государственности, нам предстоит погрузиться к корням системы.
В тот исторический период Система жила одной мыслью – как заполучить в свою собственность, подчинить себе всё то богатство, которое осталось от СССР и на которое стремительно налагали лапы и усиленно отжимали, как люди пришедшие в бизнес после 1989 года, так и так называемые «красные директора», стремившиеся стать собственниками и передать не принадлежащие им активы по наследству своим детям и внукам. И, разумеется, агрессивный иностранный капитал.
В этот период происходит коренной слом старой советской финансово-экономической системы, пишутся новые законы, заключаются новые международные договоры и соглашения. Цель у них примерно одно – облегчить движение капиталов из России на Запад, в том числе легализовать офшорные инструменты. Кто контролирует денежные потоки, тот контролирует номинальных владельцев денег.
Эти мероприятия со всей исторической неизбежностью привели к созданию варварской версии капитализма в России, о которой я упомянул выше – системе, нацеленной на ограбление Государства и вывоз награбленных капиталов в фешенебельные страны. Но к концу «тучных нулевых» Системе удалось стабилизировать ситуацию и так или иначе, через участие в акционерном капитале или через иные рыночные инструменты, поставить под свой контроль или попросту прибрать к рукам, вернуть в собственность Государства, то, что осталось от некогда великого промышленного комплекса СССР. С теми, у кого собственность отжать не получилось, были заключены соответствующие договоры, позволяющие её контролировать так или иначе.
Установившийся хрупкий баланс сил между Системой, стремящейся к сверх централизации и сверх подавлению и бизнесом, стремящемся к хаотизации и сверхприбылям был назван ведущими политиками Системы «стабильностью». В этой «стабильности» выражался баланс между интересами бизнеса большого и очень большого и Государства как проводника Системы и её эксплуататора. Под балансом понимаются не только и не столько бизнес-интересы сторон, сколько их политические интересы. Большой бизнес отказался от применения политических инструментов для достижения поставленных целей, а Система взамен дала ему гарантии, что не станет его преследовать как Ходорковского и Гусинского. Все же так или иначе возникающие конфликты между участниками договоренности разрешались келейно и тихо номинальным главой Системы, её официальным арбитром, президентом Российской Федерации.
В такой политической конструкции Государство вошло в 2012 год, когда стало ясно, что последующая неизменность договоренностей приведёт к экономическому кризису, а вслед к реальному политическому, но ничего не сделало для смены экономического курса, положившись на систему внутренней регуляции. Почему? Потому что сиюминутная «стабильность» для Системы оказалась важнее грядущих катаклизмов, неясных и неочевидных в силу того, что в Государстве и в самой Системе, как оказалось, на руководящих стратегических должностях полностью отсутствуют представители альтернативных экономических школ. То есть формально они есть, их мало, они разбросаны по мелким должностям и не имеют за собой внушающей уважение политической или экономической силы. Как итог – в конце 2012 года Россия вошла в полосу экономической рецессии (Nota Bene: Есть альтернативное мнение, что на самом деле – в стагнацию. И вошла после кризиса 2008 года, но так толком и не вышла. В 2012 году же был небольшой но подъем, завершившийся в 2014 году. Как и сейчас, кстати, согласно альтернативному мнению, с 2018 года у нас циклический подъем, но вялый...)
Об этом написали или высказались все экономические эксперты, присутствующие в изобилии в системных оппозиционных политических партиях, в том числе и представленных в законодательных собраниях Государства на всех уровнях, но ни каких выводов из этого сделано не было. Система защищает себя здесь и сейчас, не давая своей главной политической силе – партии объединившихся бюрократов лишиться своей кормовой базы. С точки зрения самой логики Системы «стабильность» — это тоже экономический инструмент, а предлагаемые альтернативными экономистами средства решения проблем слишком радикальны, и несут в себе угрозы потери кормовой базы для бюрократического аппарата. Потери контроля над финансовыми потоками. Здесь возникшие в период стагнации глубокие социальные проблемы Системе кажутся слишком мелкими на фоне страха потерять контроль над существующими финансовыми потоками. А то, что в период альтернативных реформ они их потеряют, это им очевидно, иначе бы не прилагались столь явные и грандиозные усилия по недопущению системной оппозиции к власти даже в том мизерном объёме, который она в реальности смогла бы получить на не манипулируемых выборах.
Вы спросите – к чему я трачу время, всё это пишу? В чем смысл моего нудного и местами путаного опуса? И я вам коротко и лаконично отвечу – единственный источник альтернативного существующему экономического курса, это привод в законодательные органы власти системной оппозиции (Nota Bene: само по себе наличие системной оппозиции не гарантирует наличие альтернативной экономической программы, равно как не гарантирует вообще наличия отдельной экономической программы, но в России так устроено, что при общем состоянии клинического маразма, в который впадает любой, кто приходит к власти, почти сразу же, наличие этой самой альтернативной экономической программы почти всегда гарантированно.).
Да. Именно так. Надо забыть о политике, надо забыть о политиках, надо смотреть шире и видеть глубже – пока избиратели не начнут голосовать за системные оппозиционные партии, не начнут играть по правилам Системы для её изменения и усовершенствования, ничего в Государстве не изменится. Только так можно победить и переделать Систему, только так можно исправить (если не устранить) её баги и косяки. Любые иные способы – протесты, бойкоты, поддержка несистемной (маргинальной) оппозиции, которая, как я показал выше – всего лишь инструмент манипуляции Системы, не приведут ни каким положительным изменениям в стране. С Системой можно бороться только инструментами, создаваемыми самой Системой. Вариант её революционного разрушения мной не рассматривается, так как исторический опыт показывает, что система восстанавливается в более жесткую и прочную конструкцию, очеловечивать которую приходится с нуля.
Вам, тем кто прочтет этот текст и задумается над ним, решать – прав я или нет. Но вам же и действовать, ибо в ваших руках ответственность за все принятые вами решения, в том числе ответственность за действия и решения, вытекающие из прочтения этого текста. Ответственность — это то, что приходится брать на себя ежедневно. Ответственность — это то, чего боится и всячески избегает описанная мной Система. Ответственность — это то, что необходимо для изменения этой Системы.

Сухой остаток: читатель, наплюй ты на любое мнение, тем более наплюй на то, что делают антисистемные политики. Они не товарищи, они попутчики. Если ты хочешь реальных, а не мнимых изменений в экономической политике, если ты хочешь реального движения вперед, а не топтания и пустой говорильни – голосуй. Голосуй хоть за чёрта, только приходи на избирательный участок и голосуй. Не выбрасывай свой голос в мусорный бак, голосуй!

С уважением к читающим.
Автор: Игорь Каргин
Комментировать здесь: https://www.facebook.com/letchik.garri/posts/10217711491192357
Просто я

Переводика - Законспирированный «Фонд Икс» хотел купить британское правительство?

Окончание. Начало здесь: http://users.livejournal.com/_flyman_/445851.html

Краткая справка:
David Noel James, Baron James of Blackheath
Лорд (барон) Джеймс из Блэкхита [15]
Настоящее имя: Дэвид Ноэль Джэймс
При личном обращении: Лорд Джэймс
Партийная принадлежность: консерватор (при этом дружит с «противоположной стороной»)
Контактная информация:
Westminster Вэстминстер
House of Lords, London, SW1A 0PW
Палата Лордов, Лондон, Почтовый индекс SW1A 0PW
Тел: 020-7219-4954
Политические и прочие интересы: Лошадиные скачки. Финансы Национальной службы здравоохранения. [16] Министерство обороны: отдел поставок и закупок. Финансирование и организация Олимпийских игр 2012 года. Музыка. Крикет.
Титулы: После успешных выборов 2005 года по инициативе бывшего лидера тори, Макла Ховарда в середине 2006 года был возведён в звание пэра, как барон Джеймс Блэкхитский из Виллбрукса в графстве Западный Сассекс.
Интересы финансовые:В банковском бизнесе с 1959 года (начинал в «Lloyds Bank»; подробности в Википедии). Управление «Northern Flexihire and Rental Solutions Ltd.» (прокат автомобилей).
Интересы нефинансовые: Председатель «Henleys Group Plc»; Председатель «Vidapulse Limited»; Председатель «Demontford Holdings»; Консультант «Cerberus Capital Management LP» (Нью-Йорк); Председатель футбольного клуба «Амберли»; Музыкальный Благотворительный фонд Дэвида Джеймса
Дата рождения: 7 декабря 1937 года
Семейное положение: Женат. Детей нет.

http://www.parliament.uk/biographies/david-james/24971
http://en.wikipedia.org/wiki/David_James,_Baron_James_of_Blackheath
Источники:
http://www.publications.parliament.uk/pa/ld201011/ldhansrd/text/101101-0001.htm#10110110000389
http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2010/nov/03/strange-case-lord-james-foundation-x
Видео:
www.youtube.com/watch?v=QaA-5_IjkeE
www.youtube.com/watch?v=SlwJPFEZ_-I
Интервью каналу SkyNews
См. также (с 2ч 34м):
http://news.bbc.co.uk/democracylive/hi/house_of_lords/newsid_9146000/9146065.stm

Комментарии и наблюдения:
Судя по имеющимся в сети комментариям, Лорд Джеймс фигура весьма известная и уважаемая (особенно в деловых кругах), и рисковать репутацией ради сомнительной сенсации в стенах Палаты Лордов человек такого ранга не стал бы. Вместе с тем, приведённую выше речь большинство слышавших или читавших её находит экстраординарной. Необычным выглядит и место, избранное для подобных откровений (слушания в Палате Лордов по смете бюджетных расходов), и сам формат подачи информации (куртуазный парламентский язык, приправленный иронией и критикой, с довольно любопытными «как бы отступлениями» от темы). Однако, при более внимательном рассмотрении видно, что в тактике Лорда присутствует чёткая логика и здравый смысл.
Мысль выступавшего вычерчивает зигзаги, связывающие воедино вещи, которые, прозвучи они из уст не человека из высшей элиты британской империи, непременно получили бы штамп: «конспирология». Однако в том-то и дело, что произносит их не какой-то «журналист-маргинал», а признанный и опытный политик и финансист. Дэвид Джеймс говорит живо, воодушевлённо, возможно, немного волнуясь (и оттого допуская оговорки); однако в ораторских способностях и умении держать канву повествования ему не откажешь.
Начинает он с упоминания о полувиртуальном селении, которое, безусловно, существует, но скрыто от глаз остальных жителей Земли. Затем лорд, придерживаясь повестки слушаний, говорит о финансовых и социальных потрясениях, которые неизбежно ожидают Соединённое Королевство, и предлагает свой способ «разогреть» экономику страны, который позволит ей вернуть сотни тысяч рабочих мест. Далее (будто бы парируя нанесённую ему коллегой моральную травму) сообщает, что по поручению Банка Англии он долгое время имел дело с деньгами террористов [17] и финансами сомнительного происхождения (отсюда подтекст: природа активов, упоминаемых в секретных переговорах, также сомнительна). [18] А потом Лорд и вовсе признаётся в закулисных переговорах (как минимум трёх членов Парламента) с некой теневой структурой с фантастическими финансовыми возможностями и не вполне понятными целями. Согласитесь, выдать такой «компромат» можно или от помутнения рассудка, или имея «крепкие тылы» (не исключено также, что это и вовсе была намеренная огласка информации по чьему-то указанию).
Можно подумать, что через массовость парламентской аудитории, невольно оказавшейся посвящённой в эти «откровения», лорд Джеймс, как свидетель крайне серьёзных геополитических событий, пытался создать себе некую «броню». Но вряд ли: похоже, он не из робкого десятка, и к тому же на заседании присутствовали двое из троих упоминаемых им участников тайных переговоров. А «в теме», напомню, были коммерческий секретарь министерства финансов, заместитель министра финансов Великобритании и лидер партии Тори.
Мне представляется, что толчком к этому поступку могли стать личные эмоции, подпитываемые стремлением доказать свою правоту. Только представьте себе, каково это: почти полгода носить при себе «золотой ключик черепахи Тортиллы», но регулярно выслушивать ленивые фразы «быть такого не может» от высокомерных правительственных, парламентских и казначейских снобов (и это в то время как «Титаник» британской экономики уже встретился с айсбергом). Можно предположить, что, уловив в комментариях к произведению о британском «граде Китеже» некий образный сигнал к действию, лорд решился: была – не была! Такими могли быть его внутренние мотивы.
«Гробовое молчание» Палаты Лордов (то есть, отсутствие немедленной реакции на услышанное) – это одно из свидетельств того, что их коллега «брякнул» что-то из той области, о которой положено молчать. Никто не ухватился за идею о возможности спасения целых секторов экономики! (Пусть себе тонет?) Фразой, которая последовала за выступлением лорда Джеймса, была: «Милорды, вернёмся к смете бюджетных расходов».
С другой стороны, описанные лордом события определённо имели место, так как взявший слово «под занавес» лорд Сассун, (хотя и в ироничной форме), подтвердил, что по данной теме у него с лордом Джеймсом были «детальные обсуждения», и добавил, что Правительство со всей «серьёзностью воспринимает всех, кто намерен инвестировать в нашу экономику». Примечательно, что он ни единым словом не обозначил каких-либо деталей проведённых переговоров, а ограничился туманными формулировками. Вот эти несколько фраз из финальной части заседания 1 ноября (ближе к полуночи; колонки стенограммы 1551-1552).
Лорд Майнерс: …Однако со стороны скамьи Правительства сегодня [прозвучало] одно выступление, нацеленное конкретно на министра, обвиняющее его в некомпетентности и безразличии, и это были комментарии благородного лорда Джеймса. Они были весьма предметны, и я думаю, Палата заслуживает ответа на вопрос, поднятый сим благородным лордом. Несомненно, благородный лорд имеет доступ к решению, которое одним махом перенесёт все проблемы Правительства в какое-то место получше [этого]. Министр явно [неподобающе] ответил благородному лорду, и теперь мы ждём от Министра объяснений.
Лорд Сассун: Я весьма благодарен благородному лорду, лорду Майнерсу. Ему с трудом удалось сохранять серьёзное выражение лица. Должен сказать, я с чрезвычайной серьёзностью воспринял предложения моего благородного друга, лорда Джеймса Блэкхитского о том, что есть некие люди, которые могли бы помочь нам [в решении] наших финансовых трудностей. Благородный лорд, лорд Майнерс считает, что всё это шутка. На протяжении ряда минувших недель у меня были детальные обсуждения [на эту тему] с благородным лордом, лордом Джеймсом Блэкхитским. Разумеется, мы со всей серьёзностью воспринимаем всех, кто намерен инвестировать в нашу экономику…
Однако, несмотря на такую попытку заглушить тему переговоров, сведя всё к версии о шутке, 4-го ноября лорд Джеймс повторил, что стоит на своём. Он заявил:
«Я считаю, что доступным является громадное количество денег. Это не какое-то нигерийское мошенничество по электронной почте; [Фонду Икс] взамен не нужно ничего – ни конфиденциальной информации, ни банковских счетов. Будет непростительно, если мы упустим такую возможность!»
На теме нелегальных денег стоит немного остановиться, ибо по некоторым оценкам только в 2008 году под носом у правительств разных стран объём средств, отмытых от наркотрафика и преступности, составил порядка 200 млрд. долларов. А о причастности к наркотрафику крупных американских банков весной этого года сообщали многие СМИ. Называлась цифра порядка 400 млрд. долларов. Были и официальные указания на эту тему. Так, глава отделения ООН по наркопреступности Антонио Мария Коста в 2008 году (ровно за 2 года до лорда Джеймса) заявил буквально следующее:
«Банкиры не только создали чудовищные финансовые инструменты, масштаб, сложность и [принципы] владения которыми никто не смог понять или усвоить. Очень многие из [этих банкиров] вовлеклись в нечто одновременно глупое и сатанинское. Они позволили экономике мировой преступности сделаться частью глобальной экономики. Инвест-банкиры, распорядители фондов, коммерсанты, торгующие потребительскими товарами, и риэлторы – наряду с аудиторами, бухгалтерами и адвокатами – помогали синдикатам отмывать доходы от преступности и делали [их] легальными партнёрами по бизнесу. В большинстве случаев такая преступность носила мафиозный характер, а именно являлась: насилием против личности, рэкетом и посягательством на частную собственность. В иных случаях описываемая преступность заключалась в коррупции, а именно: в молчаливом, однако при этом гибельном насилии в отношении национальных сокровищ и государственных услуг, которые не получали финансирования.
Алчные банки приняли и спрятали эти обагрённые кровью деньги. Сложные финансовые инструменты намеренно сделали финансовые рынки менее прозрачными и более доступными для преступной деятельности. Благодаря банкирам, бухгалтерам и адвокатам преступные группы превратились в международные корпорации – в нечто вроде мафии Боргезе [так называемой «беловоротничковой преступности»] или беловоротничковых синдикатов. А сейчас финансовый кризис предоставляет исключительную возможность для проникновения ещё более крутой мафии в «сидящие без денег» финансовые компании. С помощью удавки заимствования эти лопающиеся от денег преступные группы выступают в качестве единственного источника получения кредитов».
http://www.unodc.org/unodc/en/about-unodc/speeches/2008-19-11.html
О том, что отмытые деньги подпитывали западную финансовую системы в самый очевидный период кризиса в 2008-м, а для некоторых и вовсе были единственным источником поступающей наличности, писала и британская «Гардиан»:
«В самый разгар глобального кризиса миллиарды долларов, полученных от продажи наркотиков, удерживали финансовую систему на плаву», – одна из цитат Антонио Мария Коста, приведённых этим изданием. По данным Коста в результате этого большая часть из 216-ти млрд. фунтов (около 352 млрд. долларов) оказалась «влитой» в экономическую систему.
О тёмном происхождении денег «Фонда Икс» косвенно свидетельствуют и засекреченность переговоров с жёсткой конспирацией, и необычайно щедрые условия размещения средств, превышающих размер годового бюджета целого ряда государств (а ведь 22 млрд. фунтов – это лишь малая часть инвестиционных предложений «неизвестных благотворителей»).
Пытливыми сетевыми читателями было предложено более десятка версий о том, что именно представляет собой «Фонд Икс». При этом не раз подчёркивалось, что уже через 5 дней в СМИ воцарилось полное молчание по поводу судьбы упомянутых переговоров, и этот факт связывают с указаниями Правительства Великобритании.
Среди вероятных имён называлось Управление по контролю за международными финансами. [19] Однако в одном из своих интервью лорд Джеймс категорически отрицает, что это так, уточняя, что знает, что собой представляет UNOITC, но она на контакт с ним не выходила, и что между ней и «Фондом Икс» нет ничего общего. К тому же, в интервью лорда, которое он дал «SkyNews», отмечается, что он «описал [Фонд Икс] как держателя массивного накопления наднациональных денежных средств», которое было сформировано за период более 100 лет».
«Я убеждён в том, что тут всё без обмана», – подчеркнул Лорд в интервью ZDnet UK. – «Я 5 месяцев занимался этим делом, и не нашёл ни единой причины [думать иначе]». По словам Лорда Джеймса, казначейство проявляет нежелание и вот-вот упустит [эту] фантастическую возможность. «Проблема в том, что Правительство не довело до конца проверку [данных] по чекам, о чём я просил, и не произвело информационный запрос».
Вторая версия состоит в том, что участником переговоров мог стать Фонд глобальной безопасности, основанный Ротшильдом. Это предположение не имеет чётких обоснований, хотя и категоричных доводов против него мне не встречалось. Общие контуры Фонда Ротшильда описывает в своём известном среди англоговорящих блогеров выступлении покойный [как многие считают, убитый в июле 2010-го] советник по вопросам разведки и экономики, писатель Кристофер Стори.
К «кандидатам» относили также Китай (желающий разместить свои доходы в чём-то более надёжном, чем ценные американские бумаги и бумажные деньги ЕС и США), российских олигархов (без сколь-нибудь веских доводов), и «нефтяные страны» Востока (прежде всего, Саудовскую Аравию), которые накопили невероятные резервы и активно скупают практически любую ценную инфраструктуру и недвижимость. В частности, автор книги «Грифтопия», Мэтт Тайбби, приводит оценки экспертов, утверждающих, что суверенные фонды благосостояния за период до 2018 года могут инвестировать в американские активы до 15 трлн. долларов.
Разумеется, в адрес лорда не обошлось и без троллинга и скепсиса, [20] и даже обвинений типа «был пьян», «что с него взять, старый уже», «шарики зашли за ролики» и т.п. Однако напомню: некоторые глобальные организации с Большими Планами и ресурсами существуют дольше, чем пресловутый демократический цивилизованный мир. И действуют они в соответствии со своими собственными понятиями и стандартами (вроде верховенства реальных золотых активов (золотого тельца), а не бумажек зелёного и прочих цветов).
Что же касается кажущегося альтруизма, то здесь есть три момента. Закон бесплатного сыра в мышеловке никто не отменял, так что с «ресурсами без границ» можно не спеша скупать целые отрасли бизнеса и даже страны (что и пытаются сейчас сделать с Грецией и Ирландией). Деньги не пахнут, поэтому с точки зрения Лорда Джеймса и Банка Англии нет разницы между финансами честного происхождения и деньгами террористов и законспирированных структур всемирного масштаба (в угрызениях совести на сей счёт лорд замечен не был). А кроме того, риск глобальной нестабильности создаёт вполне осязаемые угрозы существованию нынешних владельцев этих самых золотых слитков: случись неуправляемый социальный катаклизм, и кто знает, как повернутся обстоятельства, и какая судьба ожидает богатства, нажитые «непосильным» многовековым стяжательством, колониальными грабежами и многочисленными войнами.
Так что решение упрочить стабильность западных «столпов», повысить их финансовую ценность и устойчивость (и соответственно, выгоду), и заодно внедриться в существующие ныне империи мирового масштаба вовсе не безумное. Тем более что из-за кризиса правительства и банки, как вы заметили, особым чистоплюйством не страдают. В этом отношении момент для запуска «троянского коня Фонда Икс» был выбран как нельзя лучше. А то, что в британском правительстве решения принимаются со скрипом, может говорить о том, что процесс переговоров ещё попросту был не завершён. И потом, задача воскрешения экономики может и не стоять на реальной повестке правителей Соединённого Королевства. В любом случае, на мой взгляд, в этой истории обозначился один наиболее вероятный участник спасительной миссии: Ватикан.
Не случайно у одного из сетевых спорщиков призрак «Фонда Икс», бродящего по Великобритании ассоциируется с заговором Гая Фокса, который 5 ноября 1605 года должен был взорвать британский Парламент, положив начало процессу перехода Великобритании (точнее, скрывшихся там рыцарей-храмовников, бежавших в Шотландию в 1314 году) под правление их прежних «хозяев-предков», – то есть, Ватикана.
Обращает на себя внимание и то, что финансист-политик упоминает о продолжающемся использовании за кулисами мировой экономики золотого стандарта (и вообще реальных активов – недвижимости, недр, водных ресурсов, – то есть не «битов» в компьютерах банковских систем). Эта деталь соответствует тому, что рассказали на эту тему такие инсайдеры как Линдси Вильямс и Джордж Грин. Скопив в своих тайниках гигантские сокровища и подменив золото Форт Нокса на позолоченные слитки вольфрама, закулисные кукловоды могут (и планируют) обрушить «бумажную» экономику большей части стран мира и узаконить новые правила игры. Ведь сеть из более 30 тысяч фондов и трестов, опутавшая планету, вполне справедливо именуется «Глобальный Кредит» (Global Debt Facility). В случае активно-агрессивных действий такой структуры зависимая от неё часть мировой экономики будет выглядеть несчастным кроликом в объятиях удава. [21]
И ещё две закономерные детали. Первая: лорд Джеймс известен (и гордится) своими навыками легализации незаконных денег – о чём знают многие в деловых кругах. К кому же, как не к нему, столь специфическому «инструменту» Банка Англии ещё обращаться? Вторая: Ватикан хочет выпутаться из своих банковских проблем, но в открытую и в одиночку не может легализовать и использовать свои богатства по причине неизбежных вопросов о природе их происхождения. А то, что Ватикан сотрудничал с нацистами в период их расцвета, а после II Мировой спасал фашистов от нюрнбергского суда, перевозя их в третьи страны – тема достаточно хорошо изученная. Хотя вопрос о том, сколько именно нацистского золота хранится в подвалах Ватикана и Швейцарии пока во многом остаётся открытым. Поистине, Ватикан на протяжении веков был «успешным бизнесом», а к следованию в русле успешных «Титаников бизнеса» и призывал в начале выступления благородный лорд.
А насчёт упомянутых «шести человек, стоящих на вершине мира»… Это уже из области корпоративных мегакартелей, тесно переплётённых в один клубок, (где члены разных обществ, клубов и мафий входят во многие сразу), персонажей трудов Э. Саттона и списка «Комитета 300». В этих «клубах» всё перемешано: марксисты, масоны, капиталисты, сионисты, социалисты, медиамагнаты, теоретики Нового мирового порядка, рыцари различных орденов, геи, священники, педофилы – знатный такой «благородный коктейль в одном флаконе». «Вывеска клуба» не значит ничего. Важно то, какую концепцию, мировоззрение и идеологию эти структуры проповедуют, внедряют и развивают – а это толпо-элитаризм библейской концепции, уходящей корнями в династии египетских фараонов XV века до н.э. Ничего общего с трудовым народом, производящим реальные блага и продукты потребления, эта «надстройка» не имеет. (Много ли общего между паразитом на теле человека и человеком?)
Наконец, уточним, какими были внешние обстоятельства лета-осени 2010-го, помимо фона экономического кризиса, растущей социальной напряжённости, предвоенной истерии в СМИ, «наезда» Ватикана на Израиль и нефтяной катастрофы в Мексиканском заливе? Скажем, визиты на земли туманного Альбиона?
Во второй половине октября 2010 года в Лондоне с пиар-визитом находился «великий вакцинатор» Билл Гейтс со своей супругой. Гейтс возглавляет богатейший благотворительный «Фонд Билла и Мелинды Гейтс». [22] Однако для него вести тайные переговоры через «заднее крыльцо» (Палату Лордов), имея все основания для открытых переговоров – по меньшей мере, странно и маловероятно. К тому же, состояние в 50 млрд. долларов едва ли позволяет разбрасываться десятками миллиардов на беспроцентной основе…
А вот визит Папы римского в Англию во второй половине сентября 2010-го (впервые за 400 лет!) оказывается весьма примечательным «совпадением». Конечно, в переговорах участвовал не сам Папа, а те, кому положено по чину и со святейшего благословления. Так или иначе, период общения британских лордов с руководством «Фонда Икс» хорошо накладывается на хронологию финального этапа повествования лорда Джеймса и период визита Папы Бенедикта XVI.
К сказанному добавлю ещё одну деталь, почерпнутую из материалов о рыцарях-храмовниках: «[В 2004? году] представители [ордена тамплиеров] направили в Ватикан письмо, в котором выразили надежду, что римская католическая церковь принесёт им свои извинения за позорную казнь глав ордена и за все несправедливости, случившиеся с ведома папы 690 лет назад. Письмо пришло в Ватикан ещё на имя папы Иоанна Павла II [23] от «Совета священников и действующего гроссмейстера». По мнению представителей нынешнего ордена, высказанного в печати, многие признаки указывают на то, что глава католической церкви готов вновь пойти на контакт с тамплиерами». Так может быть, такие контакты и начались в 2010-м?
По моему мнению, лорд Джеймс практически открыто намекнул на финансово-политическую активность одного из трёх центров глобального управления и влияния, – а именно Ватикана.
P.S. И возникает вопрос «по образу и подобию». А к нашему руководству «Фонд Икс» уже обращался? Успешно ли прошли переговоры? Или всё тоже свели к шуткам?
Интересно было бы услышать мнение специалистов по затронутой тематике и версиям. Какие цели могли преследовать описанные сепаратные переговоры и кто всё-таки за ними стоит?

Компиляция, перевод и комментарии: SisterMercy при участии DonnieDarko

[1] - Произведение, в котором рассказывается о таинственной шотландской деревне, которая появляется только на один день каждые сто лет, хотя для её жителей, длительность каждого столетия кажется не длиннее одной ночи. Это воспринимается ими как благо, а не проклятие, ибо спасает селение от разрушения. Согласно условию их договора с Богом, никто не должен покидать Бригадун. Если это произойдёт, то договор будет нарушен, и само место и все его обитатели навсегда исчезнут в тумане. Двое американских туристов, потерявшиеся в горах Шотландии, натыкаются на деревню как раз к началу сельской свадьбы, и их появление имеет серьёзные последствия для жителей деревни. По-видимому, Лорд Джеймс вспомнил постановку известного мюзикла (экранизированного Винсенте Миннелли в 1954 году) в связи с размышлениями или разговорами, имевшими место в тот день. Писательница и драматург Дафна Дю Морье, она же леди Дафна Браунинг (Daphne du Maurier) (1907-1989) известна благодаря книге «Птицы», по которой А. Хичкок в своё время снял свой знаменитый кино-триллер.
[2] - подразумевается центральная улица в деловом центре (Лондона).
[3] - сеть из 807 британских универмагов «Вулвортс» разорилась и была закрыта 5 января 2009 года.
[4] - торговая сеть с филиалами расположенными в основном на Хай-стрит; прежде всего, занимается продажей одежды и предметов домашнего обихода.
[5] - коммерческий секретарь министерства финансов в Палате Лордов.
[6] - лидер партии Тори в Палате Лордов.
[7] - Управление по финансовому регулированию и надзору - независимый неправительственный орган, осуществляет регулирование и надзор за деятельностью всех инвестиционных, финансовых и банковских компаний, осуществляющих деятельность на территории Великобритании.
[8] - ряд комментаторов считают, что под этим жаргонным словечком выступающий имел в виду вовсе не семизначные цифры; под ним понимают «сумасшедшие деньги».
[9] - Ирландская Республиканская Армия, ирландская национально-освободительная организация, целью которой является достижение полной независимости Северной Ирландии от Соединённого Королевства. До 2005 года в целом считалась террористической организацией.
[10] - В интервью ZDNet UK Джеймс уточняет, что в период с 1989 по 1998 гг. по распоряжению Банка Англии он был введён в пять компаний, которые требовалось «задавить», так как они служили каналом для финансов IRA (эти компании были зарегистрированы как пенсионные фонды).
[11] - заместитель министра финансов Великобритании.
[12] - судя по контексту, это намёк на некие финансовые манипуляции, позволяющие скрывать огромные неучтённые вклады.
[13] - Лорд Джеймс явно оговорился; вместо млн. следует читать млрд.
[14] - называется Crossrail; проект по строительству транспортной системы под центром Лондона.
[15] - Blackheath – Блэкхит (дословно: Чёрный Верещатник); южный округ Лондона.
[16] - NHS - Национальная служба здравоохранения, государственная система здравоохранения в Англии.
[17] - Включая, похоже, и ливийских? (ведь прозвучало: «северо-африканских») – и это за 4 месяца до начала боевых действий в Ливии! Причём лорд Джеймс подчёркивает, что эта тема – из разряда «совсекретных», и даже содрогается от воспоминаний об общении с представителями этих террористов. Банковский след в организации процесса поджигания «арабской дуги» был замечен. Известно также, что «при делах» в этом почине не только Англия, но также и Франция и США. К сожалению, Россия в лице Д.А. Медведева и «бильдербергера» М. Маргелова предпочла оказаться в одной шеренге с душегубами.
[18] - Именно секретных: ведь никто о них в Парламенте о контактах с «Фондом Икс» не знал, что лорд Джеймс намеренно подчёркивает, переходя к этой теме. Он также обронил, что «не должен эту тему поднимать». Тем не менее, использование «халявных» теневых миллиардов представляется ему благом.
[19] - Office of International Treasury Control или UNOITC; тайный самопровозглашённый «суверенный субъект права», который при сходных обстоятельствах в 2005 году пытался «купить» [компанию] «MG Rover», а также Эквадор и Фиджи.
[20] - например, от блоггера Чарльза Стросса, заявившего, что лорда Джеймса просто разыграли.
[21] - Годовой ВВП планеты составляет около 70 трлн. долларов. Однако финансовые накопления такой древней структуры, как Ватикан – это нечто совершенно иное, и может во много раз превосходить стоимость произведённого мирового валового продукта.
[22] - Заметим, что Гейтс является членом-основателем Альянса ГАВИ (Глобальный альянс по вакцинации и иммунизации) в партнёрстве со Всемирным банком, ВОЗ и производителями вакцин. Цель ГАВИ - вакцинация каждого новорождённого ребёнка в развивающихся странах).
[23] - Папа Иоанн Павел II скончался 2 апреля 2005 года.

Оригинал: http://perevodika.ru/articles/19207.html
Супераватар

Уильям Ф. Энгдаль "Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок"

Решил сегодня опубликовать главу 6 из книги Вилли Энгдаля "Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок". Если Вам, мои уважаемые френды будет интересно - продолжу публикацию. Пишите мнения в комменты.

Детердинг, Монтегю Норман и Шахт: "Проект Гитлер"
Фрагмент главы 6 из книги Уильяма Ф.Энгдаля "Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок"

В 1929 году нестабильному международному финансовому порядку, установленному лондонскими и нью-йоркскими банкирами в побежденной Центральной Европе после Версаля, пришел внезапный (и вполне предсказуемый) конец. Монтегю Норман, бывший на тот момент влиятельнейшим руководителем национального банка в мире, занимая должность управляющего «Английского банка», ускорил крах биржевого рынка Уолл-Стрита в октябре 1929 года. Норман предложил управляющему нью-йоркского «Федерального Резервного банка» Джорджу Гаррисону повысить учетные ставки в США. Гаррисон согласился, и в последующие несколько месяцев произошел грандиознейший финансовый и экономический коллапс в истории США.

К началу 1931 года у Монтегю Нормана и небольшого кружка британского истеблишмента возник план весьма неожиданного изменения политической динамики Центральной Европы.

В то время крупнейшим банковским учреждением Австрии был венский «Винер Кредитанштальт». Тесно связанный с австрийской ветвью семейства Ротшильдов, в 1920-е годы «Винер Кредитанштальт» разросся за счет недружественного поглощения более мелких банков, испытывавших затруднения. Самое значительное из этих слияний было навязано «Винер Кредитанштальту» во время краха фондового рынка в октябре 1929 года, когда власти Австрии настояли на том, чтобы банк слился с венским «Боденкредитанштальтом» - ипотечным банком, который и сам поглотил за последние несколько лет целый ряд разорившихся банков.

В начале 1931 года «Винер Кредитанштальт» казался одним из самых мощных банков в мире. На деле он был сильно ослаблен. Драконовские условия Версаля, установленные Великобританией, Францией и США, привели к разделению Австро-Венгерской Империи, лишив экономику Австрии ценных экономических связей и сырьевых ресурсов Венгрии и Восточной Европы. Промышленная экономика Австрии так и не сумела оправиться от разрушительных последствий Первой мировой войны. В распоряжении промышленных предприятий оставались лишь изношенные производства, устаревшее оборудование и огромные безвозвратные долги по кредитам военного времени. Вследствие политической обстановки, сложившейся в Австрии в 1920-х гг., значительная часть обанкротившейся австрийской промышленности перешла в руки все разраставшегося «Винер Кредитанштальта».

Таким образом, к началу 1931 года Австрия в целом и «Винер Кредитанштальт» в частности стали слабым звеном международной цепи кредитования, построенной на нездоровой основе, заложенной нью-йоркским банкирским домом Дж. П. Моргана совместно с управляющим «Английского банка» Норманом и лондонскими банками. «Винер Кредитанштальт» был неспособен сформировать достаточный капитал для деятельности в условиях охваченной депрессией экономики Австрии и попал в серьезную зависимость от краткосрочных кредитов из Лондона и Нью-Йорка. Крупным кредитором «Винер Кредитанштальта» стал даже «Английский банк».

В марте 1931 года французское правительство и министр иностранных дел Бриан заявили о решительном противодействии намечавшимся переговорам между Берлином и Веной о создании Австро-Германского торгового и таможенного союза – запоздалой попытке противостоять разрастающейся всемирной экономической депрессии, перекинувшейся из Америки несколькими месяцами ранее. По некоторым данным, Франция дала указание своим банкам прекратить краткосрочное кредитование «Винер Кредитанштальта», стремясь оказать огромное давление на австрийское правительство. Уже в мае, когда в венской прессе появились слухи о массовом изъятии вкладов из «Винер Кредитанштальта», разразился кредитный кризис, потрясший всю Европу. Национальный банк Австрии и, в конечном итоге, само австрийское государство в условиях крупнейшего за всю историю банкротства банка были вынуждены прийти на помощь «Винер Кредитанштальту». Последовавшее расследование показало, что кризис на должен был достигать столь впечатляющих масштабов. Однако такой исход был запланирован некими могущественными лондонскими и нью-йоркскими финансистами, готовившими европейскую геополитику к резкому повороту. (12)

К концу 1920-х годов влиятельные круги Великобритании и США приняли решение поддержать курс на радикализацию Германии.

Банкиры Дж. П. Моргана уже имели возможность убедиться в пользе радикальных политических решений для обеспечения возврата банковских кредитов, предоставив важнейший иностранный кредит фашистскому режиму Италии во главе с Бенито Муссолини. В ноябре 1925 года итальянский министр финансов Вольпи ди Мизурата объявил, что итальянское правительство достигло соглашения о возврате Великобритании и США версальских военных долгов Италии. Спустя неделю «Дж. П. Морган и Ко.», финансовые агенты правительства Муссолини в США, объявили о предоставлении Италии важного займа в 100 миллионов долларов «на стабилизацию лиры».

На деле же Морган решил стабилизировать фашистский режим Муссолини. По настоянию «Дж. П. Морган и Ко.» и могущественного главы «Английского банка» Монтегю Нормана, Вольпи ди Мизурата в 1926 году основал единый центральный банк Италии, «Итальянский банк», для контроля над кредитно-денежной политикой страны и дополнительного обеспечения выплаты внешнего долга. Муссолини был идеальной сильной фигурой для обуздания итальянских профсоюзов, снижения заработной платы и принятия строгих мер, чтобы гарантировать возврат иностранных кредитов. Во всяком случае, так считали люди Моргана в Нью-Йорке.

Человек, контролировавший в то время кредитно-денежную политику США, бывший моргановский банкир Бенджамин Стронг, близкий друг и сотрудник Монтегю Нормана, встретился с Вольпи и управляющим Итальянского банка Бональдо Стрингером для окончательного уточнения программы «стабилизации» Италии. От Польши до Румынии на всем протяжении 1920-х гг. одни и те же люди — «Дж. П. Морган и Ко.», Монтегю Норман и нью-йоркский «Федеральный Резервный банк» — успешно устанавливали экономический контроль над большинством стран континентальной Европы под предлогом внедрения «кредитоспособной» национальной политики, неофициально сыграв роль, отведенную в 1980-х годах Международному Валютному Фонду. Банки Нью-Йорка стали источником краткосрочного кредитования этой политики, а «Английский банк» совместно с влиятельными кругами британского МИДа делился своим политическим опытом. (13)

Наиболее согласованными были действия англо-саксонского «кружка» в Германии 1920-х гг. После успешного продвижения Ялмара Шахта на должность президента «Рейхсбанка» в 1923 году и внедрения Шахтом драконовского плана Дауэса по выплате репараций, подготовленного в «Морган и Ко», немецкая экономика подпала под зависимость от краткосрочных кредитов лондонских и нью-йоркских банков, а также их парижских партнеров. Для банков краткосрочное кредитование Германии было наиболее прибыльных делом на мировых финансовых рынках того времени. Для многих банков Германии, в том числе и для четвертого по величине «Дармштэдтер унд Националбанк Коммандит-Гезельшафт» («Данат»), зависимость от краткосрочных заимствований из Нью-Йорка и Лондона была очень сильна, а проценты по этим кредитам были прямо-таки грабительскими. Веймарская гиперинфляция в начале десятилетия уничтожила большую часть капитала и резервов крупных немецких банков. Таким образом, расширение кредитования в конце 1920-х гг. осуществлялось немецкими банками на фоне низкого уровня собственных средств, представлявшего угрозу в случае невыплаты займа или иного кризиса. К моменту краха Нью-Йоркской биржи 1929-1930 годов Германия занимала уникальное положение среди крупных промышленных стран Европы. Ее долг иностранным банкам по краткосрочным кредитам составлял около 16 миллиардов рейхсмарок.

Чтобы полностью опрокинуть нездоровую банковскую систему, достаточно было легкого толчка. Толчок последовал со стороны «Федерального Резервного банка» и «Английского банка», которые в 1929 году последовательно повысили процентные ставки после двух лет беспрецедентной биржевой спекуляции на снижение процентных ставок. Вполне предсказуемый крах нью-йоркской фондовой биржи и лондонского рынка привел к массовому выводу американского и британского банковского капитала из Германии и Австрии. К 13 мая 1931 года спичка уже была поднесена к бочке с порохом.

В этот день рухнул крупный банк «Винер Кредитанштальт». Французы решили «наказать» Австрию за ведение переговоров о таможенном союзе с Германией, введя валютные санкции. «Винер Кредитанштальт» принадлежал семейству Ротшильдов и был тесно связан с французским банковским миром. Вывод французских капиталов из Австрии опрокинул хрупкий «Винер Кредитанштальт», обладавший крупными долями в 70% промышленных предприятий Австрии. Пытаясь остановить изъятие вкладов из «Кредитанштальта», австрийские банки затребовали все средства, вложенные ими в банки Германии. «Винер Кредитанштальт» стал тем слабым звеном, с которого началась волна банковских крахов по всей центральной Европе.

Наступивший банковский кризис, экономическая депрессия и дальнейшее трагическое развитие событий в Австрии и Германии были практически полностью инспирированы Монтегю Норманом из «Английского банка», Джорджем Гаррисоном из «Федерального Резервного банка», а также банкирским домом Моргана и их друзьями с Уолл-Стрит. Было принято решение прекратить кредитование Германии – притом, что даже минимальная пролонгация кредитов на небольшие суммы вполне могла бы предотвратить неконтролируемый кризис еще на раннем этапе.

Вместо этого отток капиталов из Германии продолжал расти. По требованию Монтегю Нормана и Джорджа Гаррисона новый президент «Рейхсбанка» Ханс Лютер покорно воздержался от каких-либо действий для предотвращения коллапса крупных немецких банков. За крахом «Кредитанштальта» в Вене тут же последовало банкротство связанного с ним немецкого «Данат-Банка». «Данат-Банк», сильно зависевший от иностранных кредитов, в течение мая месяца потерял вкладов на сумму почти 100 миллионов рейхсмарок. На следующий месяц потери «Даната» составили 848 миллионов рейхсмарок – 40% всех вкладов в этом банке, в то время как «Дрезднер Банк» потерял 10%. Даже «Дойче Банк» лишился 8% вкладов. К концу июня принадлежавший Моргану банк «Банкерз Траст» прекратил кредитование «Дойче Банка».

Управляющий нью-йоркского «Федерального Резервного банка» Джордж Гаррисон потребовал от главы «Рейхсбанка» Ханса Лютера принятия энергичных мер по ограничению кредитования и ужесточению условий на рынке капиталов Германии, утверждая, что только так можно было остановить бегство иностранного капитала. Однако, на деле это гарантировало падение немецкой банковской системы и промышленности в глубочайшую пропасть.

Монтегю Норман поддержал Гаррисона, а вскоре к обвинениям в адрес Германии в том, что она спровоцировала кризис, присоединился и управляющий «Французского банка». В результате отчаянные попытки правительства Брюнинга убедить Ханса Лютера взять экстренный стабилизационный кредит у других центральных банков для сдерживания общегосударственного банковского кризиса главой «Рейхсбанка» были отвергнуты. Когда он наконец сдался и попросил Монтегю Нормана о помощи, тот захлопнул перед ним дверь. Как следствие, в кризисной ситуации Германии больше не у кого было взять кредит.

В июле 1931 года, примерно через два месяца после того, как с падением «Винер Кредитанштальта» началось бегство капитала из Германии, в базельской газете «Националцайтунг» появилось сообщение, что «Данат-Банк» «испытывает трудности». В наэлектризованной обстановке этого оказалось достаточно, чтобы началось паническое изъятие вкладов из банка. Председатель правления банка Гольдшмит позднее обвинил «Рейхсбанк» в избирательной подготовке краха «Данат-Банка» путем введения ограничений на кредиты. В условиях разразившегося банковского кризиса и краха промышленности Германии зима 1931-32 года стала, по некоторым утверждениям, «самой тяжелой зимой века». Сложившаяся ситуация стала питательной средой для радикальных политических течений.

В марте 1930 года, за несколько месяцев до введения англо-американскими банкирами ограничений на кредитование Германии, президент «Рейхсбанка» Ялмар Шахт неожиданно для правительства подал прошение об отставке. Поводом для отставки стал экстренный стабилизационный кредит на 500 миллионов рейхсмарок, предложенный шведским промышленником и финансистом Иваром Крюгером, знаменитым шведским «спичечным королем». Крюгер и его американские банкиры, «Ли Хиггинсон и Ко.», были крупными кредиторами Германии и других стран, которым отказывали в кредитовании банки Лондона и Нью-Йорка. Однако кредит, предложенный Крюгером в начале 1930-х гг., таил в себе взрывоопасные и неприемлемые политические последствия для долгосрочной стратегии друзей Монтегю Нормана. Немецкий министр финансов Рудольф Гильфердинг уговаривал Шахта, который по условиям репарационного плана Дауэса должен был утверждать каждый иностранный кредит, принять предложение Крюгера. Шахт отказался и 6 марта вручил рейхспрезиденту фон Гинденбургу прошение об отставке. У него были и другие дела.

Спустя несколько месяцев, в начале 1932 года, Крюгера нашли мертвым в гостиничном номере в Париже. Официальный протокол вскрытия гласит, что смерть наступила в результате самоубийства, однако тщательное расследование, проведенное шведскими специалистами несколько десятилетий спустя, убедительно показало, что Крюгер был убит. Лица, извлекшие наибольшую выгоду из смерти Крюгера, находились в Лондоне и Нью-Йорке, однако подробности этого дела, по-видимому, были похоронены вместе с Крюгером. С гибелью Крюгера Германия лишилась надежды на спасение. Она была полностью отрезана от международных кредитов.[14]

В свою очередь, Шахт после отставки с поста президента «Рейхсбанка» отнюдь не сидел сложа руки. Он направил всю свою энергию на организацию финансовой поддержки человека, которого он и его близкий друг Норман считали подходящим человеком для охваченной кризисом Германии.

Шахт тайно поддерживал радикальную партию НСДАП Адольфа Гитлера с 1926 года. Уйдя из «Рейхсбанка», Шахт стал основным связующим звеном между могущественными, но скептически настроенными крупными немецкими промышленниками, промышленными магнатами Рура, и крупнейшими зарубежными финансистами, особенно лордом Монтегю Норманом.

В этот момент времени политика Великобритании была направлена на создание «Проекта Гитлер», прекрасно зная, куда в конечном итоге будут направлены его геополитические и военные устремления. Как заметил спустя почти полвека в частной беседе полковник Дэвид Стирлинг, создатель британской элитной «Специальной авиадесантной службы»: «Самой большой ошибкой, которую совершили мы, британцы, было считать, что мы сможем натравить империю немцев на империю русских, чтобы они заставили друг друга истечь кровью».

Поддержка Гитлера в Великобритании осуществлялась на высшем уровне. В ней участвовал не только премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, печально известный «мюнхенским сговором» 1938 года, позволившим армиям Гитлера двинуться на восток в Судетскую область. Близким советником Невилла Чемберлена был Филип Керр (ставший впоследствии лордом Лотианом), один из участников «Круглого стола» Сесила Роудса, о которой уже упоминалось выше. Лотиан поддерживал Гитлера, будучи одним из представителей печально известной «кливденской клики», также как и лорд Бивербрук, влиятельнейший газетный магнат Великобритании, контролировавший издание массовых газет «Дейли Экспресс» и «Ивнинг Стандард». Однако, наверное самым влиятельным на тот момент сторонником Гитлера в Великобритании был Эдуард VIII, король Англии.

Определенные влиятельные фигуры американского истеблишмента едва ли могли не понимать, в чем заключается цель партии Гитлера. Высшие круги Уолл-Стрита и Госдепартамента США были неплохо информированы с самого начала. Еще до злополучного мюнхенского «Пивного путча» 1923 года представитель Госдепартамента США Роберт Мерфи, находившийся в Мюнхене в соответствии с версальскими условиями оккупации Германии и ставший в послевоенное время центральной фигурой Бильдербергского клуба, лично встречался с молодым Гитлером при посредничестве генерала Эриха Людендорфа. Мерфи, служивший в годы Первой Мировой в Берне под началом Аллена Даллеса, собирая разведданные о Германском Рейхе, находился в Мюнхене вместе с другим влиятельным американским представителем, Труманэном Смитом, сотрудником американской разведки в Германии.

Позднее в мемуарах Смит вспоминал свой приезд в Мюнхен в конце 1922 года. «Я много беседовал о национал-социализме с нашим консулом в Мюнхене Робертом Мерфи (позднее отличившимся в качестве американского посла), с генералом Эрихом Людендорфом, с крон-принцем Рупрехтом Баварским и с Альфредом Розенбергом. Последний впоследствии стал определять политическую идеологию нацистской партии. Во время этой поездки мне нередко доводилось встречаться с Эрнстом («Путци») Ханфштенглем, отпрыском известного мюнхенского художественного семейства. Путци окончил Гарвард и впоследствии стал заведовать у Гитлера отношениями с иностранной прессой... Моя беседа с Гитлером длилась несколько часов. Из дневника, который я вел в Мюнхене, видно, что я был поражен его личностью и считал, что он сыграет важную роль в политике Германии».

В датированном ноябрем 1922 года отчете вашингтонскому начальству Смит представил следующие рекомендации относительно группки Гитлера. Говоря о Гитлере, Смит утверждал: «Его основная цель – победа над марксизмом … и обеспечение поддержки трудящимися националистических идеалов государства и собственности … Столкновение партийных интересов … показало невозможность избавления Германии от нынешних трудностей посредством демократии. Его движение стремится к установлению национальной диктатуры непарламентскими средствами. После прихода к власти он потребует снизить требования по репарациям до реалистичной цифры, но после этого обязуется выплатить согласованную сумму до последнего пфеннига, объявив это делом национальной чести. Для выполнения этой задачи диктатору необходимо ввести систему всеобщего обслуживания репарационных выплат и обеспечить ее поддержку всеми силами государства. Его власть в период выполнения репарационных обязательств не должна ограничиваться каким бы то ни было законодательным или народным собранием…»

Чтобы донести до коллег из вашингтонского Управления военной разведки смысл своего предложения, Смит добавил личностную оценку Гитлера: «В частной беседе он показал себя сильным и логичным оратором, что в сочетании с откровенностью фанатика производит на нейтрально настроенного слушателя очень глубокое впечатление». (15)

Уже поздней осенью 1931 года на лондонский железнодорожный вокзал на Ливерпуль-Стрит прибыл человек из Германии. Его звали Альфред Розенберг. Розенберг встретился с главным редактором влиятельной лондонской «Таймс» Джеффри Доусоном. В последовавшие несколько месяцев «Таймс» оказала движению Гитлера бесценную помощь в создании положительного облика в глазах мировой общественности. Однако самой важной встречей Розенберга во время первого визита в Англию в 1931 году стала беседа с Монтегю Норманом, управляющим «Английского банка» и едва ли не самым влиятельным лицом мирового финансового мира того времени. По словам его личного секретаря, Норман ненавидел три вещи: французов, католиков и евреев. Норман и Розенберг легко нашли общий язык. Норману Розенберга представил Ялмар Шахт. С первой же встречи в 1924 году Шахта и Нормана связывала дружба, продолжавшаяся до смерти Нормана в 1945 году.

Розенберг завершил свой судьбоносный визит в Лондон встречей с первым лицом лондонского «Банка Шредера», связанного с нью-йоркским «Дж. Г. Шредер Банк» и с кельнским частным банком «И. Г. Штайн Банк», принадлежавшим барону Курту фон Шредеру. На встрече с Розенбергом «Банк Шредера» представлял Ф. С. Тиаркс, член совета управляющих «Английского банка» и близкий друг Монтегю Нормана.

Когда после 1931 года барон фон Шредер и Ялмар Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первый вопрос обеспокоенных и скептически настроенных промышленников был такой: «Как международное финансовое сообщество, и особенно Монтегю Норман, отнесется к перспективе немецкого правительства во главе с Гитлером?» Готов ли был Норман в этом случае помочь Германии кредитами? Именно в этот момент, когда гитлеровская НСДАП получила на выборах 1930 года чуть меньше 6 миллионов голосов, международная поддержка Монтегю Нормана, Тиаркса и их лондонских друзей имела решающее значение.

4 января 1932 года на кельнской вилле барона Курта фон Шредера Адольф Гитлер, фон Папен и фон Шредер заключили тайное соглашение о финансировании НСДАП, к тому времени практически разоренной и обремененной огромными долгами, вплоть до захвата Гитлером власти. Еще одна встреча Гитлера с Францем фон Папеном произошла на кельнской вилле Шредера 4 января 1933 года. На этот раз был окончательно согласован план свержения правительства Шлейхера и создания правой коалиции. 30 января 1933 года Адольф Гитлер стал рейхсканцлером.

Последний визит Альфреда Розенберга в Лондон состоялся в мае 1933 года, на этот раз уже в качестве одной из представителей нового правительства Гитлера. Розенберг отправился прямиком в поместье Бакхерст-Парк неподалеку от Эскота, принадлежавшее сэру Генри Детердингу, главе «Ройал Датч Шелл» и едва ли не самому влиятельному бизнесмену мира. По информации английской прессы, между ними состоялась теплая и оживленная беседа. Впервые Розенберг встречался с Детердингом еще во время лондонской поездки 1931 года. «Ройал Датч Шелл» поддерживала теснейший контакт и обеспечивала поддержку немецкой НСДАП. Хотя подробности и были сохранены в тайне, надежные британские источники того времени утверждают, что Детердинг оказал значительную финансовую поддержку «Проекту Гитлер» на важнейшем начальном этапе его осуществления.

Если «Английский банк» проявил упорство, не дав Германии кредитов ни на пфенниг в критический период 1931 года, спровоцировав тем самым банковский кризис и рост безработицы, без которых и помыслить было нельзя о таких отчаянных альтернативах, как приход Гитлера к руководству Германией, то, как только в начале 1933 года Гитлер прибрал власть к рукам, тот же Монтегю Норман с бесстыдной поспешностью вознаградил правительство Гитлера, предоставив ему жизненно необходимый кредит «Английского банка». Норман специально посетил Берлин в мае 1934 года, чтобы договориться о тайной финансовой поддержке нового режима. Гитлер ответил Норману любезностью, назначив его близкого друга Шахта министром экономики и президентом «Рейхсбанка». Последний пост Шахт занимал вплоть до 1939 года.(16)

Примечания:

(12) Stiefel, Dieter, ‘Finanzdiplomatie und Weltwirtschaftskrise: Die Krise der Creditanstalt für Handel und Gewerbe, 1931.’ Fritz Knapp Verlag, Frankfurt a.M., 1989.

(13) Meyer, Richard H. ‘Bankers' Diplomacy: Monetary Stabilization in the 1920's.’ Columbia University Press, New York. 1970.

(14) Aangstroem, Lars-Jonas, ‘Ivar Kreuger blev moerdad!,’ Den Svenska Marknaden. August 1987. Stockholm.

(15) Smith, Truman. ‘Berlin Alert: The Memoirs and Reports of Truman Smith.’ Hoover Institution Press, Stanford California. 1984.

(16) Другая полезная литература по этой мало обсуждаемой теме: Pool, J. & S., ‘Hitlers Wegbereiter zur Macht: Die geheimen deutschen und internationalen Geldquellen, die Hitlers Aufsteig zuers Wegbereiter zur Macht: Die geheimen deutschen und internationalen Geldquellen, die Hitlers Aufsteig zur Macht erm”glichten.’ Scherz Verlag, Muenchen. 1979; Pentzlin, Heinz, ‘Hjalmar Schacht.’ Verlag Ullstein GmbH, Berlin. 1980. Также полезна книга Гарольда Джеймса (James, Harold, ‘The German Slump: Politics and Economics 1924-1936.’ Clarendon Press. Oxford, 1986).

© "Война и Мир". При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.
СССР

Конец американского века. Статистика лжи.

Что стоит за фальсификацией экономических показателей в Соединенных Штатах

В последние годы следящим за американской экономической статистикой становится все более очевидным, что есть нечто сомнительное в цифрах, исходящих из официальных правительственных агентств и используемых для определения многих аспектов общественной и публичной политики.

Подробности и хронология искажения экономических данных показаны в новой книге Кевина Филипса, политического комментатора и бывшего советника Републиканской партии, который сделался усердным разоблачителем тех «крайностей», которые когда-то делались с его непосредственным участием. Книга озаглавлена «Плохие деньги: опрометчивые финансы, неудачная политика и глобальный кризис американского капитализма». Филипс подытоживает некоторые свои основные выводы в статье в последнем выпуске Harper’s Magazine.

Внимание в статье состредоточено преимущественно на трех измерителях: ежемесячном индексе потребительских цен, ежеквартальном валовом внутреннем продукте и помесячных цифрах безработицы. Филипс убедительно доказывает, что реальный процент безработных в Соединенных Штатах — между 9 и 12%, а не 5% или менее, как официально утверждается. Реальная инфляция - не два-три, но, напротив, между 7 и 10 процентами. А реальный экономический рост составил около одного процента, а не три-четыре процента, как официально утверждалось в момент схлопывания последнего пузыря на Уолл-Стрите и рынке недвижимости.

Биография Филипса делает его заключения еще более убедительными. Он был основным стратегом президентской компании Никсона и одним из основных архитекторов пресловутой «Южной стратегии», посредством которой старая Республиканская Партия Уолл- и Мэйн-стрита меняла свой образ с помощью право-популистских призывов и концентрированной расовой вражды, чтобы, прежде всего, в момент банкротства американского либерализма сдвинуть политический спектр резко вправо. Извращение официальной статистики — работа не одной администрации, и Филипс отслеживает это явление в течение последних 50 лет. Нынешний обитатель Белого дома был, фактически, до некоторой степени менее активен, чем его предшественники.
Вскоре после прихода к власти Джона Ф. Кеннеди в 1961 году, указывает Филипс, тот сформировал комитет для выработки рекомендаций по возможным изменениям в измерениях безработицы. За этим последовало изобретение категории «обескураженных работников», для исключения из статистики всех тех, кто перестал искать вакансии по специальности, так как они стали недоступны. Многие из тех, кто потерял работу в тяжелой промышленности, когда только намечались увеличение автоматизации и усиление глобальной конкуренции в таких отраслях, как сталелитейная и авто промышленность, больше не считались безработными.

Во времена администрации Линдона Джонсона, федеральное правительство начало использовать концепцию «сводного бюджета», который объединял социальное страхование с другими статьями расходов, что позволяло текущему профициту фонда социального страхования маскировать растущий бюджетный дефицит.

Как сообщает Филипс, Никсон пытался ухватить «проблему» статистики в типично никсоновской манере: он фактически предложил министерству труда просто публиковать наименьший из поквартальных показателей уровня безработицы. Это, очевидно, посчитали слишком наглой манипуляцией и предложением не воспользовались.

Однако, под руководством Артура Бернса, председателя ФРС в никсоновские времена, была разработана концепция «структурной инфляции». Это стало основанием для исключения некоторых статей расходов, таких как цены на продовольствие и затраты на энергию и горючее, под предлогом их «непостоянства». Суть предложения в том, что, раз эти цены прыгают и затем иногда падают, то лучше исключить их из исследования. Фактически же, топливно-энергетические и продовольственные затраты являются основными для большинства работающих и, также объясняет Филипс, эти две статьи расходов «сейчас приближаются к очередному всплеску цен в стиле 70-х». В январе текущего года, пишет Филипс, цена на импортное продовольствие выросла на 13,7% по сравнению с прошлым годом, что было крупнейшим скачком с 1982 года, с тех пор как эта статистика вообще ведется. Цены на бензин, тем временем, взлетели на более чем 30 процентов с начала этого года.

Рейгановская администрация обратилась к надоевшей проблеме стоимости жилья в индексе инфляции. Был выдуман измеритель «приписная рента» (Owner Equivalent Rent) с целью искусственно понизить стоимость жилья — с чисто абстактной статистической точки зрения. При Рейгане, также отмечает Филипс, военнослужащие стали включаться в рабочую силу и считаться занятыми, таким образом, это уменьшило показатель безработицы, даже несмотря на то, что те же самые военнослужащие в гражданской жизни не имели бы работы в большинстве случаев.

Джордж Буш-старший и его Совет экономических консультантов предложили пересчитать статистику инфляции, придав больший вес сектору услуг и розничной торговли, и, опять, уменьшить официальных показатель инфляции.

Это изменение было фактически осуществлено во время президентства Клинтона. Клинтон осуществил и другие изменения, включая уменьшение ежемесячной выборки домохозяйств, используемых для подсчета показателей, с 60 тыс до 50 тыс., произведенное за счет домохозяйств из районов гетто, давшее эффект снижения официальных уровней безработицы среди афроамериканцев.

Клинтоновские годы были временем особенной активности творческого мышления в экономической статистике. Во время демократической администрации были воплощены три других «упорядочения» в Индексе потребительских цен — «продуктовая замена», «геометрически взвешенные значения» и «гедонистические поправки».

«Продуктовая замена» означает что, если, например, стейк становится слишком дорогим, то потребитель заменяет его гамбургером. Стейк просто удаляется из типовой продуктовой корзины, даже несмотря на то, что он использовался в прошлом для отслеживания изменения цен.

«Геометрически взвешенные значения» определяется как более низкая доля в индексе тех товаров и услуг, которые быстрее всего растут в цене, в предположении, что они потребляются в меньших количествах. Это, конечно, может быть и правда, но цель состоит в снижении показателя инфляции, скрывая факт, что некоторые вещи просто не по карману десяткам миллионов людей.

Филипс особенно язвителен в отношении «гедонистических поправок», также реализованных во время президентства Клинтона. В соответствии с этой концепцией, предполагаемое улучшение качества некоторых продуктов и услуг преобразуется в уменьшение их реальной стоимости. Это еще одна очевидная попытка снизить официальную инфляцию. «Обратное, в соответствии с этой теорией, означает однако, что уменьшение качества товаров и услуг должно увеличивать реальную стоимость и таким образом добавляться к инфляции» — пишет Филипс, — «но эта сторона уравнения обычно опускается».

Филипс разъясняет, что каждое отдельное изменение статистики, произведенное за последние два поколения, стало постоянным. Однажды предложенные демократической или республиканской администрацией, они проводились статистическим управлением Министерства труда и другими агентствами и далее независимо от того, к какой партии принадлежал текущий обитатель Белого дома.

Ко всему вышеизложенному должен быть добавлен еще один элемент, который Филипс не обсуждает, возможно потому, что он не связан сам по себе с экономическими показателями. Это взрывной рост американского тюремного контингента, численность которого просто взлетела за последние 30 лет и сейчас составляет около 2,3 млн человек, сравнительно с общим числом трудоспособного населения в 153,1 млн. Эта ситуация, результат так называемой «войны с наркотиками» и общей двухпартийной истерии «закона и порядка», поддерживает официальный показатель безработицы искусственно заниженным. За счет армии и пенитенциарной системы официальная безработица уменьшена едва ли не на 2 процента.

Филипс указывает, что все изменения в экономическом учете за последние 50 лет не были результатом какого-то «большого заговора». Они, очевидно, не основывались на генеральном плане, начертанном в 60-е или 70-е. Это не означает, однако, что в этих событиях нет логики, широкой экономической и политической основы.

Искажение экономических данных соответствует углублению противоречий в американском и мировом капитализме. Эти противоречия заставляют буржуазию отказываться от обычной политики социал-реформизма, продолжавшейся более тридцати лет, и сосредоточится на том, что именуется «односторонней классовой борьбой», в которой услуги прокапиталистических профсоюзов используются для осуществления беспрецендентного перераспределения богатства от работающего населения к тонкому слою правящей элиты.

Здесь видна пошаговая логика во всех мерах, которые были предприняты для извращения базовой экономической статистики. Большой бизнес не может проводить политику, которая ему требуется, без фальсификации реальной экономической картины. Даже несмотря на то, что повседневная жизнь становится все труднее для огромной части работающего населения, необходимо разделить его и дезориентировать, чтобы запугать миллионы утверждением об «отсутствии альтернативы», а именно той, которую Рейган описывал как «магию рынка, создающую подлинный золотой век, выгодами которого мог бы воспользоваться каждый».

Некоторые последствия фильсификации данных можно перевести в доллары и центы. Если бы индекс потребительских цен систематически не занижался, поясняет Филипс, суммы в чеках по выплатам социального страхования были бы на 70% выше, чем сегодня.

Кроме прямого воздействия на социальное страхование и другие правительственные статьи расходов, искусственно заниженный уровень безработицы и бедности (оцениваемый официальными источниками в 12%, но фактически по меньшей мере вдвое выше этой цифры) помогает финансовому и политическому истеблишменту снижать стандарты жизни и ухудшать социально-бытовые условия. Сколько бесчисленных отчетов мозговых центров и газетных статей, исходящих от демократических и республиканских политиков и близких им академических фигур, возглашает как святую истину, что «Англо-Американская» модель капитализма, сравнительно с более регулируемой европейской, значит меньшую безработицу? Это и похожие утверждения в основном базируются на лжи.

Американский капитализм когда-то гордился точностью своей экономической статистики. Эту работу проводил целый сонм регулирующих агентств. За десятилетия холодной войны, голоса большого бизнеса всегда указывали на, как они считали, пародию на экономическую статистику сталинистских режимов, как на еще одно доказательство превосходства экономики свободного предпринимательства. Сегодня, однако, нарастающий кризис проделал историческую инверсию. Где американскому капитализму когда-то требовались точные данные, сегодня ему требуется ложь.

Откровения Филипса имеют нечто общее с откровениями бывшего пресс-секретаря Белого дома Скотта Мак-Клеллана. Это не исключительная новость, но она представляет собой некий барометр, показывающий экономический кризис, о котором начинают говорить уже и в официальных и полуофициальнах кругах.


Оригинал публикации: Behind the falsification of US economic data - http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=DAN20080605&articleId=9223

© Перевод: Никита Афанасьев специально для сайта "Война и Мир". При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.