(no subject)

Мама купила мне чудесное детское питание. Французское. По 60 рублей за банку.
Папа меня вчера им кормил.
Оба родителя почему-то смеялись над названием этого питания. Наверное, что-то смешное - я во французском не силен.
Логотип фирмы публикую. Может, и вам смешно покажется?

(no subject)

Да, а комментить меня можно.
Я отвечу, не переживайте.
Переживать лучше потом.

(no subject)

Сегодня ко мне приезжала прабабушка. Вместо четырехместного джипа Peg-Perego привезла слюнявчик и носочки. Был оскорблен до глубины души, поэтому сразу же показал ей глазик. Пока мама с бабушкой пристраивали окуляр на место, научился залезать на диван, и отодрал четвертую и пятую колонки от домашнего кинотеатра. Ругать не стали: к тому моменту, когда мама обнаружила порчу имущества, опорожнился на ковер, и успел вытереть руки шторами.

После обеда читали стихи про хрюшку.
На четверостишии «ей хочется новый лиловый берет, ей хочется красный атласный жилет, ей хочется бантик, сапожки и две петушиных гармошки», мама всхлипнула, почувствовав некое единение со свиньей, и тут же отправилась звонить папе. Должно быть, после звонка, папа тоже почувствовал некое единение со свиньями, потому что мама вернулась недоброй и книжку вышвырнула.

Потом позвонила Вот-овца, и долго рассказывала маме о том что ЕЕ Козел, не желает убираться в квартире, и разбрасывает носки по углам. К моему глубочайшему удивлению, мама ответила, что Наш собственный Козел года три как не мыл не мыл пол, и просить его сделать что-нибудь по хозяйству – полная утопия.
Целый час искал козла-полотера. К сожалению, не нашел.

Ближе к вечеру позвонила Другая Бабушка и сказала, что нам пора идти гулять. По маминому взгляду в окошко на песочницу, я сразу догадался что гулять мы сегодня не пойдем, а вместо этого напиздим бабушке про какой-нибудь недуг. Так оно и случилось: не прошло и трех минут, мама сказала что у нее болит правое ребро, а ребенок «кажется, сопливит», после чего бабушка сразу же забыла о прогулке, и переключилась на мой нос. В отместку, я расковырял маме ее диоровские тени, но судя потому как она задумчиво повертела коробочку, и произнесла «твой папашка попал», я все-таки промахнулся.

В районе 10 вечера узнал, что на день рождения дарят не только торт. Попытался было объяснить маме на какой именно стороне горшка следует делать гравировку, но был не понят и отправлен спать.

А ночью мне пришли в голову 100 фактов обо мне…

Итак, пункт первый
1. Все лохи, а я звезда
Пункт второй
2. Лохи, выдохните

Остальные 98 допишу завтра

(no subject)

Вчера я «наконец-то пошел». Всего-то два раза пересек комнату, но мамашке и этого хватило. – Подхватив меня на руки, она тут же кинулась звонить бабушке.
- Ты представляешь, Тимка пошел, - разбрызгивая слюной, вещала родительница.
Впрочем через несколько секунд она помрачнела, и добавила «В аптеку за грелками и алка-зельтцером», из чего я делаю вывод, что интеллектуалка-бабушка первым делом спросила «куда?».

Пока мама и бабушка ссорились, я пошел заново. Первым делом посетил святая-святых – кошачий сортир. Завтракать не стал - не было настроения. Поэтому просто вывалил содержимое на пол и отправился восвояси. Опиздюлившиеся коты до сих пор со мной не разговаривают, но это их проблемы.
Из сортира направился в ванную – что-то давненько меня там не было. Мамин фен и папина бритва по-прежнему работали. Через 30 секунд устранил этот неприятный недостаток, попутно закусив мыльцем. Ругать не стали, потому что к тому моменту, когда мама окончательно разочаровалась в бабушке, и шваркнула трубкой, я уже успел проблеваться на мамин халат. Выводы: мыло - плохой завтрак, бабушка – дура.

Запихнув халат в стиральную машинку, и долго разглядывая обгрызенный обмылок, мама-таки пришла к выводу, что ребенку в ванной делать нечего и унесла меня в комнату. Впрочем, мое разочарование длилось недолго: за те пять минут, что родительница медитировала, я ухитрился выдрать две колонки из домашнего кинотеатра, и порядком открутить третью. На вопрос, «а что мы теперь смотреть будем, маленький поганец?» ответил профилактическим плачем. После этого мама немедленно вспомнила, что:
А. Детей бить нельзя.
Б. Жизнь Гавно, потому что гАвно.
и дискуссию прекратила.

Впрочем, мама была бы не мамой, если бы к обеду она не придумала мести в виде рыбного пюре с картофелем. О моей личной ненависти к семперовской камбале можно складывать саги, поэтому сопротивлялся до последнего, и, естественно одержал победу. – Доев остатки камбалы из баночки, мама некоторое время пребывала в задумчивости, после чего стала звонить папе. Так как свою речь она начала со словосочетания «Твой ребенок», то данная дискуссия не предполагала для папы ничего хорошего. В течении получаса они определяли чей именно ребенок нажрался обмылков, причем выяснилось странное: оказывается жевал мыло мамин ребенок, а уж блевал на халат, и откручивал колонки - папин. Весь последующий день я провел в поисках детей-паразитов. К сожалению, ни одного не нашел, но умаялся изрядно.

В 9 часов вечера проснулся от маминого храпа. Картина скаладывалась милейшая: вместо того чтобы тихо грызть сухарик на кухне и вязать напульсники, маман нахлобучилась дешевым пивом и смотрела сны про Африку. Сначала хотел пожаловаться в «Лялечку», но потом передумал- мужчина я или где, и решил обойтись собственными силами. – Немного похныкав, и дождавшись того, когда маман включит свой автопилот, положив меня под бок, я перешел на линию фронта. – Так, если из собственной кроватки я вылезти пока не могу, то обрести свободу на мамином диване – проще пареной репы. Поэтому, убедившись во временной недееспособности родительницы, я немедленно десантировался на пол рядом с кроватью и приступил к осуществлению плана ПТиДТ (для непосвященных «Пизда Тебе и Дому Твоему»). Должно быть мама и правда хорошо набралась, потому что раскулачка тамбовских крестьян была просто-таки мышиным писком по сравнению с результатами моей акции. Но самое забавное произошло в финале, когда мамахен проснулась от звука падения видеомагнитофона и одновременного звонка в дверь.
Лицо моего папы напоминало если не африканскую маску из маминого сна, то уж во всяком случае физиономию тамбовского крестьянина у которого отодрали половицы. – Явившаяся родительскому взору картина была не без затей - как-то: полностью разъебанное жилище, с эффектом падения авиационной ракеты «земля-воздух» довершалось мной, на тот момент жующим тюбик с кремом, и тупо улыбающейся пьяной мамой, которая несмотря на разрушения, так и не прочухалась и по-прежнему пребывала в Африке…

Всю последующую ночь родители выясняли кто виноват, и придя к выводу, что виновато ЮНЕСКО и немножечко папа, отправились спать.

Да, а фотографии будут приложены позже, когда мама найдет провод, который я засунул за телевизор в гостиной.

(no subject)

Молчание – золото. – Сегодня убедился в этом на собственном опыте.

Вообще-то, попытки заставить меня говорить начались месяца четыре назад. –
Сперва перла анатомия. - По нескольку часов в день Они тыкали в себя пальцами, и просили показать им глазки. На третьи сутки почувствстовал себя близким к помешательству, и глазки нашел. Более того, они настолько удачно нашлись, что бабушка их теперь еще очень долго не потеряет…. Во всяком случае тот, который под повязкой, уж точно под стол не закатится.

Нет, скандала не было. Я вообще за всю жизнь только один раз получил по заднице – это когда телевизор на меня опрокинулся. Мама тогда телевизор поймала, и меня стукнула. Понятное дело, что заорал я так, как будто меня кипятком ошпарили, а маме стало очевидно что
А) детей бить нельзя
Б) папа – козел, потому что телевизоры надо прикручивать
В) жизнь гАвно, потому что гАвно
Из всех трех вариантов, мама предпочла второй и немножечко третий. - Потому что сначала она позвонила папе и сообщила ему кто именно он такой и куда она его прикрутит, если он не прикрутит телевизор, а потом выпила пиво, и мы пошли ронять телевидение во второй раз.

Вообще ТВ – забавная штука. Больше всего я люблю рекламу и певицу Алексу. Мама рекламу тоже любит, так как это единственное время, когда можно покурить и попИсать, пока чудовище занято. Правда, по-моему, она врет, потому что чудовища я так и не нашел. Надо бы ей к доктору что ли…

Но докторов у нас, как правило, вызывают только ко мне. Первой заявляется «та кретинка из районной», потом «эта лохушка из платной» и завершает процессию доктор Пузин. Пузин – мамин любимый врач, а по совместительству редкостная сволочь и коновал. Лишний раз подставлять ему жопу – не советую. Как минимум – свечка, как максимум укол. В последний раз вообще какого-то Ингалятора с Бронхосаном выписал, из-за которых бабушка пол Москвы объездила… Мало ей одного глаза, дуре… Но надо отдать им должное, кашель прошел.
Правда, тут же началась сыпь на заднице.
Вообще моя жопа – это отдельный предмет разговора для всей семьи. Как только кончаются темы про погоду и моду, на финишную прямую выходит она любимая, и обсуждать ее состояние Они могут часами. Я думаю даже у певицы Алексы нет столько притирок для физиономии сколько их есть у моей задницы. Недавно даже горшок подарили. К сожалению, без инкрустации, поэтому срать туда я отказываюсь категорически.
Пару дней мама честно орала «А-А-А» и «пись-пись-пись», а потом сказала бабушке что если она не увезет свой чертов горшок в свою чертову квартиру, то она сама сделает «А-А-А» прямо посреди комнаты и немедленно. Я уже даже занял место в зрительном зале, но, к сожалению, сеанса не состоялось и посреди комнаты мама не наваляла: бабушка сказала, что мы до первого класса в памперсах ходить будем, и ушла громко хлопнув дверью.

Вообще-то, опиздюлить маму - проще пареной репы.
Первое - это, конечно, сыпь на заднице. Для того, чтобы она появилась нужно всего-то сходить в туалет, закрыть пасть и не орать как можно дольше. При правильном подходе к делу, через пару часов вашу жопу покроют офигительные пупырышки, а уже к вечеру негодяйка-маман словит опиздюлямс по полной.
Тут будет и «что давала», и «куда смотрела», и, конечно же, «как таким детей-то доверяют». Особо глумливым младенцам советую при последней фразе начинать горько наплакивать, и жевать распашонку, так, чтобы бабушке стало очевидно – последний раз тебя кормили вчера, и на ужин была туалетная бумага. Родитель будет растоптан.
Второй, не менее завлекательный вариант называется «ребенок-сирота» и требует некоторого артистизма. К приходу бабушки нужно лечь спать, но не в кроватке, а где-нибудь в углу комнаты, обняв папин тапочек и зажав в кулаке яблочный огрызок. В последний раз, когда мне удалось это провернуть, бабушка поклялась, что лишит маму родительских прав.
Но по правде говоря, мама получает все-таки реже чем хотелось бы, и чемпионского титула папы, ей вряд ли добиться.

Как и всякая ошибка природы, папа развил в себе нешуточную приспособляемость.
Задачи его вообщем-то пустяковые – встать в районе 7-30, поиграть со мной пару часиков, накормить меня кашей и уложить спать. Так как несколько месяцев назад мама сказала, что даже в работе Цербера есть перерыв на сон, то весь процесс нашего утреннего с папой общения абсолютно бесконтролен. Поэтому с 7-30 до 9-30 папа спит в соседней комнате, а в 9-30, сожрав половину моей же каши для скорости, стремительно сваливает на работу. В такие дни он бодр, весел и полон надежд. Не знающая, что папа самым наглым разделил со мной пайку, мама тоже довольна и сон ее безмятежен. Безмятежность продолжается ровно 5 минут, пока, я не начинаю требовать вторую половину каши (а делаю я это в тот самый момент, когда папа хлопает дверью). Честно говоря, я даже иногда жду когда он уйдет, и только потом плакать начинаю – потому что лишиться каши – это пол беды, а вот лишиться отца – куда как серьезнее.

Ну дак вот, это я как всегда отвлекся… Сегодняшний день, был у мамы знаменательным. Нет, не потому что я-таки отодрал здоровущий кусок обоев в спальне. И не потому что исследовал кошачью миску. А потому что я сказал свое первой слово. И вовсе не «хуй», как вы подумали (козыри я все-таки решил приберечь для бабушки).
Когда после моего утреннего концерта, мама вяло сидела на кровати, и убеждала меня оставить в покое пуговицу на ее блузке, я громко и отчетливо сказал «пуука», и чтобы мамаша не подумала, что это очередной утренний глюк, еще раз показал на пуговицу, и повторил «пуука». Когда я сказал «пуука» в третий раз и-таки отодрал пуговицу, на ее лице было написано такое удивление, что я по сей день уверен – инкрустация горшка не за горами.

А то что пиздеть все-таки не следовало, я понял час спустя, когда вместо того чтобы подать авто к крыльцу, меня поперли гулять «ножками».
- Раз уже говоришь, значит большой. А раз большой – значит и ходить будем как большие, - сказала Она, и направилась к выходу.
- Пуука, - обиженно сказал я ей, и попытался подойти к коляске.
- Пуука будет, когда я на обратном пути на руках тебя попру, - ответила мне она, и мы вышли на улицу.