Tags: люди

upsidedown

Beth

В Америке мне повезло встретить очень много разных и удивительных людей. Моя научная руководительница Beth Knobel много лет возглавляла бюро CBS в Москве, получила "Эмми" за фильм про Норд Ост и еще массу каких-то других премий за разное другое. Многие называют ее живой легендой. Теперь она живет в Нью Йорке и читает реально интересные лекции про новости вообще и телевидение в частности. За полгода нашей совместной работы меня она научила не только вещам, связанным непосредственно с профессией, но такому письменному английскому, которым я не считала возможным когда-либо овладеть. Пару месяцев назад у Beth вышла первая книга - пособие для молодых журналистов. Это хорошая и правильная книга. Хорошо бы она вышла на русском, а пока я просто перевела для Прочтения немного из того, что Beth мне про нее (и про себя) рассказывала
upsidedown

американские порядки

Мой бруклинский руммейт Эрик в течение нескольких месяцев брал с меня арендную плату и не отдавал ее лендлорду. О чем я, конечно, никак не могла знать (точнее, могла, но утеряла способность мыслить, а потому не задавалась вопросом, на что живет безработный музыкант). Collapse )
upsidedown

быт

С квартиры в парк слоуп я выехала еще в середине июня, что должно было а) сделать меня бездомной, но б) обогатить на ощутимую сумму. Случился почему-то только пункт "а". По пункту "б" с лета происходит следующая пьеса. 

Collapse ) 


PS когда я перестану быть бездомной, тут появятся еще более смешные и менее грустные летние истории

upsidedown

Mister

Димитрий родился в Бордо, но до 6 лет жил с родителями в Мали в Африке – папа заведовал французским рестораном при отеле. Когда Димитрию исполнилось 24 он тоже поехал в Мали и тоже заведовал там рестораном при отеле. Очень сильно влюбился в местную девушку, которая была прекрасна всем, кроме плоских широких ступней. 

Collapse )

 

upsidedown

Мунная походка и взгляд

Энтони 20 с небольшим. Маленький, лысенький, плотненький он работает охранником на вокзале в Эль Пасо. В воскресное утро станция закрыта, мы одни перед входом на сорокаградусной жаре. Я жду арендованную в херце машину, Энтони охраняет. Ему, в принципе, нравится работа, однако,  нужно двигаться вперед. Уже прошел первый тур физических испытаний (отжимания, пресс и бег на три мили под солнцем) в местную академию шерифов. Если в его прошлом в ближайшее время не накопают никакого говна, то впереди еще один тест, два месяца учебы, и…. Там уже и до заместителя шерифа недалеко:

 --       Представляешь, приедешь ты следующим летом, будешь также на вокзале торчать в беде, а тут я на крутой тачке с пистолетом: “Здорово, Россия! Помнишь меня?!” И подвезу тебя, куда надо....  Хотя, сейчас скажу тебе: может, и не будет меня тут следующим летом. Я ведь как только я получу новую работу и накоплю денег на каникулы, я поеду знаешь куда, знаешь куда? В Голливуд, в Калифорнию! Может, даже на поезде, как ты – на самолете-то я уже три раза летал, а в поезде еще не был. Ты знаешь, зачем поеду? Знаешь, кем я хочу на самом деле быть? Знаешь, а? Актером! У меня и кассета есть, с выступлениями школьными. Я хочу Макйла Джексона в кино играть! Говорят, лунную походку почти никто в мире не может повторить, а я вот могу, смотри:

 



- Я когда выпускался, мне тогда весь зал кричал: «Делай свое дело! Делай свое дело!»... И я сделаю!.. Так что, да, Россия, – либо тут на вокзале встретимся, либо в кино меня увидишь.

 

Такие дела.

Проговорили мы с ним час, после чего я догадалась, что машину мне не привезут и поехала за ней сама. И это уже совсем другая история.

 
upsidedown

Дарин

- У тебя нет суперклея? Пятки заклеить, потрескались, - Дарен сосредоточенно выдергивает из ног ночные колючки от кактусов, - Я только узнал, так во время вьетнамской войны американским солдатам раны заделывали. Знал бы раньше, и эту рану заклеил бы, - показывает длинный шрам на предплечье, - а так нитками зашивать пришлось... да это брат отверткой пырнул, я пошутил неудачно... он вообще хотел в грудь ударить... да не отверткой, кулаком, но в нем отвертка была, а я как-то увернулся плохо...

Часов 12 назад в Колорадских горячих источниках мы с fominap  перебегали из бассейна в бассейн в поисках наиболее комфортной температуры и удачного вида на пустыню и горы за ней. Впридачу к этому в последнем резервуаре обнаружился Дарен, Collapse )
upsidedown

Остин


жулье
Originally uploaded by Pollyfom
Остин - первый человек, которого я встретила в НЙ. Мы пока что живем вместе.
Ему 20, он волшебный. Он - персонаж всех приключенческих романов, иронических детективов и леденящих душу историй. Чем дольше я его знаю, тем сложнее мне про него рассказывать. Когда-нибудь соберусь.
Но пока можно просто посмотреть Полины фотки.
upsidedown

Томас

0. Мы с Томасом решили переехать из Бронкса в Бруклин. Томас прекрасен: он закончил мой университет, несколько раз был в Петербурге и даже учился в Смольном институте. Он говорит на русском и учится на магистра на русско-славянском отделении NYU. Томас живет в двух блоках от меня, и мы ходим в одну и ту же прачечную. Нашли мы друг друга, кто бы сомневался, на крейгслисте в разделе хаусинг. Через три недели мы, если все сложится, будем жить вместе. 
В НЙ, говорят, нет ничего сложнее, чем завести длительный роман, а шансы съехаться с бойфрендом и вовсе стремятся к нулю. Зато, как правильно заметила Полина, никого не удивляет, когда на это решаются два вообще незнакомых человека. Руммейтство - очень специальная категория отношений. 

Последнюю неделю с craigslist я не вылезаю - смотрю квартиры 

Collapse ) 
upsidedown

Мушех

Мушех носит невероятной красоты спортивный костюм песочного цвета, и коричневой кожи сандалии. Совсем не признает носков. На Звездном рынке он смотрелся бы более естественно, чем в квартале еврейской диаспоры в Бруклине. Но это первое впечатление. На самом деле он настоящий человек мира. И главный в этом городе. Через него достается все и в любое время. 
Мушех работает таксистом. Он недолюбливает "пейсатых" - они не говорят на английском и слишком надменны. Поэтому он мстит: когда возит местных дам в город, разгоняется на хайвее и открывает в машине сразу все окна - ветер срывает парики, дамы охают, Мушех ликует.
Он ждет, что через несколько лет диаспорта совсем выродится: "евреи не пускают чужих, практикуют кровосмешение и с каждым годом в районе все прибавляется олигофренов".

На прощанье Мушех трясет мою руку со словами "that was nice meeting you" и русским шепотом просит познакомить с какой-нибудь подружкой.