Tags: как я открывала америку

upsidedown

середина икры

  Когда-то я вышла из своего дома-гаража в очень французском настроении, которое то ли создавалось, то ли подчеркивалось черной юбкой до середины икры, черным джемпером, торчащим из под него белым круглым воротничком и черным вязаным беретом набекрень с коралловым цветком вместо помпона. Куда вышла - не помню, но под вечер обыкновенно оказалась в Летающей Корове. За вторым стаканом красного сухого, или белого крепленого - в каком я тогда была периоде? - позвонил знакомый московский банкир, случившийся в Нью-Йорке, и мы договорились о прогулке. Банкир был из тех, кто появлялся в городе часто, но за пределы Манхеттена не высовывался и перемещался только на такси. Не видел жизни, короче. Так что, напрягшись, я уговорила его таки покинуть безопасный остров, и около двух часов ночи, в сопровождении надушенного блондина в кроссовках, весело и пьяно направлялась к границе Вильмсбурга хипстерского с Вильямсбургом хасидским.

  Ночью у хасидов оказалась самая жизнь, которая москвича поразила обилием снующих евреев, а меня - взглядов. Впервые за свои захаживания к соседям я обратила внимание на это жуткое зыркание - из под каждой шляпы, из любой густоты бровей. Жуя мацу и голубику мы продвигались в глубь района, и по мере нашего продвижения зыркание настолько недобрело, что даже трезвому москвичу стало не по себе. 

  И тут я увидела женщину. Точнее, сразу много: они двигались вместе с похоронной - ? - процессией, гуляли парами с зыркающими на меня хасидами, толкали коляски с детьми и вообще все это время, оказывается, были рядом. В коричневых юбках до середины икры, в коричневых джемперах, коричневых беретах... все они тоже глядели на меня неодобрительно. А я смотрела в витрины и отличала себя от прочих отражений только по вызывающему цветку на берете и сверкающим кроссовкам москвича. Кто видел меня в лицо, понимает, что выглядела я как угодно, только не по-французски. Стало страшно. Не помню, как мы побежали, зачем и с каких стен содрали кучу рекламных плакатов на иврите. Но помню, что банкир потом очень быстро отправился на такси в свою апперистсайдовскую безопасность, а я вернулась в дом-гараж на границе Вильямсбурга хипстерского с Вильямсбургом польским. Вернулась уже в каком-то нью-йоркском, очень приподнятом настроении.
upsidedown

Beth

В Америке мне повезло встретить очень много разных и удивительных людей. Моя научная руководительница Beth Knobel много лет возглавляла бюро CBS в Москве, получила "Эмми" за фильм про Норд Ост и еще массу каких-то других премий за разное другое. Многие называют ее живой легендой. Теперь она живет в Нью Йорке и читает реально интересные лекции про новости вообще и телевидение в частности. За полгода нашей совместной работы меня она научила не только вещам, связанным непосредственно с профессией, но такому письменному английскому, которым я не считала возможным когда-либо овладеть. Пару месяцев назад у Beth вышла первая книга - пособие для молодых журналистов. Это хорошая и правильная книга. Хорошо бы она вышла на русском, а пока я просто перевела для Прочтения немного из того, что Beth мне про нее (и про себя) рассказывала
upsidedown

американские порядки

Мой бруклинский руммейт Эрик в течение нескольких месяцев брал с меня арендную плату и не отдавал ее лендлорду. О чем я, конечно, никак не могла знать (точнее, могла, но утеряла способность мыслить, а потому не задавалась вопросом, на что живет безработный музыкант). Collapse )
upsidedown

как я боялась

Как-то прошлым летом в 4 часа утра я вышла с поезда в техасском городе Сан-Антонио. Идти мне было не с кем и некуда, поэтому я побрела гулять вдоль реки (точнее, ручейка, который извивается через город жутко красивой набережной). Там я быстро заблудилась и вышла на пустую дорогу, по обочинам которой спали бомжи. И хотя я пыталась себя убедить в том, что ничего произойти не может, мне было довольно привычно и необъяснимо страшно.
Конечно же, меня немедленно окликнули из припаркованного рядом такси. Я, на всякий случай, пропрощалась с жизнью. Латиноамериканский водитель через открытое окно потряс каким-то пластиковым пакетом и спросил, чего мне нужно. Я красочно представила себе как я покупаю у него какие-нибудь наркотики, сразу приезжает наряд полиции в ковбойских шляпах и забирает меня в американскую тюрьму, и, на всякий случай, попрощалась со свободой. Потом мы стали разговаривать об отвлеченных вещах, и я все ждала, что сейчас на меня набросятся и увезут куда подальше. Минут через 15 как-то расслабилась и спросила, что все-таки в пакете.
Оказалось, маленькие стаканчики с водой и печенье "так, мало ли голодные туристы ночью повстречаются".


upsidedown

новый год в нью-йорке


Новый год мы встретили на w 125й улице. Ну то есть совсем на улице. Галочка в сиреневом парике и сережками, сделанными из синей и оранжевой пилюль, фотографировала прохожих и задвала им вопросы, мы же ходили за ней тенью. Наш трип начался в 10 вечера в Гарлеме и закончился в 7 утра в вильямсбурге. О том как я провела новый год, что я видела и слышала, я узнала из Галочкиного слайд-шоу. Из него же можно узнать о том, как провели праздник случайно встретившиеся нам жители Нью-Йорка.  
upsidedown

добровольное переселение соотечественников

Была тут в Брайтоне пресс-конференция. Российские делегаты рассказывали россикйским соотечественникам про то, какие льготы тем будут предоставлены, ежели они захотят вернуться в Россию.
В качестве одной из них высокопоставленный чувак из Федеральной Миграционной Службы по фамилии Т. назвал гарантии:
"Вот вы тут, вы насколько можете гарантировать власть Обамы? Всего на три года. А я вам в России гарантирую власть еще на 6-7 лет".
Занавес.

upsidedown

быт

С квартиры в парк слоуп я выехала еще в середине июня, что должно было а) сделать меня бездомной, но б) обогатить на ощутимую сумму. Случился почему-то только пункт "а". По пункту "б" с лета происходит следующая пьеса. 

Collapse ) 


PS когда я перестану быть бездомной, тут появятся еще более смешные и менее грустные летние истории