Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

donna

Последнее зимнее стихотворение

 
Зима ушла, покинув в календарный срок свои конгениальные творенья,
Пристойности лишив асфальт дорог и ледяных красот лишив деревья.
Болезненной Весны услышав звон, она побрезговала здесь остаться, 
Не видеть чтоб любовный гон в обломках зимних декораций. 
                                                                                                 ЭЕ

http://semecky.livejournal.com/163397.html
donna

Еще из Пелевина

  
  Книжки у меня уже нет, так что это не цитата, а воспоминание. 

Человек - сам кузнец своего счастья. Жаба съела кузнеца.

Все. С Ампир "В" завязала.
 
donna

О Зиме, компоте и Пелевине

На выходных Зима в строгом соответствии с графиком вернулась  к плюсовым температурам. 
В городе  -  лужи с  крошкой замерзшей воды, у трубы  и в лесу - свежий мокрый снег. С трубы капает вода, труба блестит мокрым металлом. Потрескивает,  поблескивает  , сыплясь на мерзлые сугробы, снежная крупка.
Мы шли по этому снегу, щелкая игрушечной камерой ( Потом я жалела, что не взяла нормальный фотоаппарат - получились неплохие композиции, но на печати вряд ли что-то выйдет) Сваляли маленького снеговичка -мишку с колючками-глазами и улыбающимся ртом. 
По дороге домой зашли в Пятерочку за хлебом и там,наконец, смогли купить компотную смесь. Уже не помню сколько лет мы не варили компот из сухофруктов. Урюк, яблоки, изюм - ничего вкуснее нет. Причем, в отличие от пестуемых детских воспоминаний о коричневых компотных фруктах , эти были, как только засушенные: яблоки с зеленой шкуркой, рыжий урюк, виноград - коричневый с  синевой. Компот я варила по рецепту, указанному на упаковке; 350 грамм смеси на 2 литра воды. Мы теперь его не пьем, а едим ложкой. 
За эти 2 дня прочитала Пелевина  Empire "V". Что-то либо с ним случилось, либо со мной. Эта первая книга Пелевина,  которой я сопереживала. Даже слезы встали в глазах в конце - так жаль стало себя. Смесь Тютчева с албанским порадовала.
Да.. Пелевин небось огорчился бы, если бы это прочитал.