Tags: стихи

group

(no subject)

 Я варю вишневое варенье,
Я люблю высоких и строптивых.
Здесь, наверное, лунное затменье,
Вместо лиц - сплошные негативы.
Я считаю косточки от вишен,
И х число стремится к Пифагору.
Если я тебя еще увижу,
Мы еще вернемся к разговору.
Мне ужасно тесно в этих стенах,
Лето разрывается на части,
Голуби уселись на антеннах,
Говорят о голубином счастье.
А на мне передник от Кардена,
Разрисованный вишневым соком.
В городе такие перемены,
Даже страшно, чтоб не вышли боком.
Русское теперь у них в опале,
Гоголя читают в переводах,
Деньги их опять в цене упали,
Землю снова раздают народу

У Андрюши кофе варят гуще,
На столах расставлены букеты,
Виноградник зелен и запущен,
Там сидят студенты и поэты:
Умные в портфелях носят "Будду",
Знают толк в китайском алфавите.
Боже, как мне хочется отсюда,
Как же я хочу тебя увидеть!
Там, где ты, теперь, наверное, вечер,
Ты устал и вышел к океану,
Горизонт красив и бесконечен,
Корабли плывут в чужие страны.
Я увязла в ближнем зарубежье,
Сад вишневый требует терпенья.
Я пишу тебе на побережье
И варю вишневое варенье.

Зоя Ященко
group

(no subject)

Прочитала Раневскую, прочитала "Dyxless".
После Раневской хотелось швырять в небо куски глины, а после духлеса позвонить в Москву и уточнить, что еще не все сошли с ума.

Опять снился "мой" дом, тот, который только во сне. Шла в нем ночью по галерее второго этажа, открыла окно крашенное белой краской, под окном цвела сирень "Московская красавица", почему-то темно-лилового цвета, такая, какая была еще в старом доме, в Ташкенте. Во сне кричала мужу о том, что природа сошла с ума и в декабре цветет сирень.

Папа говорит, что чем старее он становится, тем яснее выплывают картинки из детства, тем ближе они кажутся, время сжимается. Говорит, что то, что в старости уже не так хочется спать - враки. Просто еще жальче терять время на сон.

Все вокруг подводят итоги года, а мне и подводить нечего. Все, что было начато в этом году еще не закончено. Просто было и будет очень много разнообразной работы.

Проснулась в 4 утра. Так больше и не уснула, перебирала в голове строчками последнее чудо от karial пока не собрала в стихотворение. Вот теперь оно "дошло" до меня. Снег приходил, да выбыл адресат ...
group

(no subject)

Мне ЭТО еще в прошлой жизни кто-то приносил, чуть ли не от руки переписанное.
А теперь я ЭТО себе в журнал положу, чтобы больше не терять ...



АНТИЧНОЕ БЛЯМ

Сына прекрасно родить, чтобы в танке сгорел за свободные, блям, их таланты,
за страшную их красоту, писанину фигни философской, за пафос и пифос,
за их озарения, блям, по части кампаний военных, трофеев и пленных,
зажариться в танке — за нефть и за банки, за скотские пьянки элиты,
за, блям, их оргазмы, фантазмы, харизмы, маразмы, туризмы — полечь на гражданке,
о, счастье, об этом я круглые сутки мечтала еще в эсэсэре!
Дитя, торопись, а не то умереть опоздаешь за их процветанье, —
уже не хватает гробов, чтобы все улеглись, пострелявшись за их интересы,
за их клептоманию, блям, графоманию, премии, мумии, феню, конгрессы,
за эти мозги элитарные, тарные зги живоглотских династий,
за яйца — блям, Фаберже, за бутик, за антик, за раскрутку, блям, фракций и фрикций,
мальчик, пись-пись, торопись превратиться в обрубок, в огарок, в придурка!..
Как можно отсюда бежать, если надо рожать воеванцев, а, блям, не засранцев,
которые мчатся на запад, спасая детей, как большую там, блям, драгоценность?..
К себе я полна отвращенья, блям, нет мне прощенья — что плоть не мужчинья,
что, блям, не сражаюсь и не разрожаюсь пять раз в пятилетку и чаще, —
лет бы с пяти посылать бы детей воевать за такую огромную гениев стаю,
которая, блям, завелась и творит, блям, свою чумовую шекспирню, кафказню,
дворец содроганий, — а что мне тут шляться с единственной жизнью?..

Юнна Мориц, © 1995


спасибо, papa_vova