Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

заметки из ФБ

Слушала сейчас Дебарга и поняла, что так волнует меня не его исполнение - я и от меньшего плачу. Это человек, способный напрямую говорить с небесами, без посредничества зрителей. Он транслирует свое ощущение, не заботясь о том, как оно прозвучит. Я рада, что удалось с ним пообщаться - он цельная личность и честен в своих интерпретациях музыки.
Я не раз читала о том, что поэзия нуждается в слушателе, коего надо найти и понять, дать ему то, что он хочет, что у каждого стихотворения есть своя аудитория и пр.
Нет. У поэзии уже есть один слушатель, его и хватит. Все остальное - умельчает сказанное.
--
В какой бы форме не представало передо мной художественное творение любого рода, я испытываю либо интерес, восторг, трепет и принятие - немедленно, в первые же секунды, либо неловкость за всех, кто это делал и видит/слушает. Интуиция - и это немедленное принятие или непринятие - самые надежные указатели, они не ошибаются. Ну кроме живописи, где это у меня выражено в очень слабой степени. Позавчера начала смотреть "В прошлом году в Мариенбаде", не знаю, почему, может быть, потому что наступила пора пересмотреть, или потому, что на днях пересматривала "Хиросима мон амор", досмотрела до половины и, как водится, остановилась. Не совладать с сердцебиением и волнением. Сегодня буду досматривать, как соберусь с духом.
--
Напишу о парфюмерии для моих непарфюмерных друзей.
Я не раз уже сталкивалась с такой точкой зрения, что, мол, это гламур, ничтожные страсти, игры для богатеньких, коллекционирование глупостей и пр. Есть и такое, потребители парфюмерии бывают разные, но я расскажу о той стороне, что для людей невовлеченных остается неизвестной.
Странно было бы думать, что глаз мы тешим живописью, слух музыкой, а обоняние можно отдать только тому случайному запаху, что залетает городскому жителю в форточку. Да, люди не были избалованы запахами еще совсем недавно, потому что "роскошные запахи" - духи - были дороги, редки и торжественны по своему звучанию. Годились на особый случай и выход. Потом появились духи недорогие, благодаря общему развитию парфюмерной промышленности. Но людей, их использующих, стало ненамного больше. В основном потому, что то, что предлагается в обычных парфюмерных отделах магазинов, редко устраивает людей притязательных, хотя производители и стараются сделать продаваемое там универсально-удобным практически для всех. Традиция использовать ароматы в прикладном смысле - подарок, дополнение к праздничной одежде - и привела к тому, что аромат должен быть ненавязчивым, "сладковато-свежим", достаточно модным (распространители мод - консультанты в парфюмерных отделах).
Но парфюмерия давно выросла из штанишек прикладного ремесла.
Это уже искусство, которое необходимо не только уметь создавать, но и воспринимать.
Отдельные попытки вывести парфюмерию на высокий уровень делаются постоянно. На днях Куррентзис представил свой аромат. Сколько людей при этом схватились за голову, я представить могу. Зачем музыканту etc. Вот Ольга Бузова делает свой парфюм - и флакон ей в руки.
Но эти люди не авторы ароматов, они соавторы, а иногда просто заказчики. Я хочу аромат такой-то - а вот так подходит? - давайте чуть больше легкости и зелени - ок. Они как-то представляют себе идеальный запах своей мечты - и воплощают его с помощью профессионалов.
Есть попытки сплавить музыку и ароматы. Все больше и больше парфюмеров создают ароматы по мотивам фильмов, оперных спектаклей, дают им имена известных писателей и исторических личностей. Это робкая попытка легитимизации того, что, по сути, могло бы украсить нашу жизнь благодаря еще одному органу чувств, который мы задействуем только для бытовых целей.
Сейчас в мире существует множество малых и больших парфюмерных домов, которые прикладное значение аромата ставят далеко не на первое место. Это ароматы не для того, чтобы пахнуть, а для того, чтобы нюхать. Это и богатые ассоциативные, изменяющиеся в развитии ароматы, и моноароматы - бумаги, жженых листьев, эспрессо, это и ароматы-хулиганы, которые пахнут отвратительно (и тем притягательно). Есть и такие произведения искусства, к которым возвращаешься и возвращаешься, чтобы ощутить всю гамму чувств, не мысля даже того, чтобы выйти с ними в мир.
Для меня запахи обогащают мир и украшают существование. Запахи разные - природные и химические. Вот и искусственно созданные запахи - моя отдельная радость.
Где берут эти необыкновенные ароматы, если их нет на полках обычных магазинов? Для этого есть специальные магазины, а чаще разные сообщества, где общаются, делятся, отливают друг другу маленькие пробирочки всякого разного. И их просто найти, если задаться целью.
В чем я вижу будущее парфюмерии? Доступность ингредиентов, учебников и единомышленников приводит к тому, что люди начинают сами создавать ароматы такими, какими они их видят. Пространство для творчества огромно.
Рядом с общепризнанными художниками появляются любители, которые занимаются этим для своего удовольствия. А то, что надо учиться воспринимать ароматы, что это сродни восприятию живописи или музыки, понимает каждый, вступающий на эту стезю.
За этой "глупостью и больше нечем заняться" - наше будущее. Широта и глубина наших ощущений. А заодно и волшебный шлейф духов для тех, кому это важно.

Повседневное

Сегодня, 30 декабря, 30 лет назад родилась моя дочь. Мой лучший и самый близкий друг. Нужно ли что-то еще говорить? Просто будь счастлива, дорогая.

Вспомнила - пару дней назад я рассказывала ей о застольных песнях. Таких было несколько, но первенство было у двух: "Ой мороз-мороз" и "Шумел камыш". Если у Мороза слова довольно нейтральные, бодрые и удалые, то вот в Камыше текст такой, что я уже с трудом представляю себе, как взрослые люди хором это распевали.

Collapse )

Камыш был настолько популярен, что даже стал тем, что теперь бы назвали мемом. Обозначением сильно подвыпившей компании.

Почему-то мне вспоминается Камыш, завершаемый двиганьем столов и следом - бурными плясками соседей наверху. Будто погоревав об утраченной чести, люди вдруг решали пуститься во все тяжкие - однова живем!

А я совсем ребенком в почти темной комнате, расчерчиваемой фарами проезжающих машин и фонарями, почему-то волнуюсь и даже боюсь, будто для меня это опасная и страшная стихия.
Collapse )

Люка Дебарг

Я написала в ФБ несколько заметок о концерте Дебарга 3.11 в Таллине. выкладываю их тут в порядке написания.

---
3 ноября в 23:32 ·
Случилось удивительное. После концерта Дебарга я была под таким впечатлением, что в реальную жизнь возвращаться совершенно не хотелось. Мы пошли гулять по старому городу и мне казалось, что я в нём в первый раз. И Дебарг шёл навстречу. Оля мне как- то сказала, что не надо стесняется говорить музыкантам спасибо, вот я и не постеснялась. Мы болтали минут двадцать. Он был возбуждён после концерта и говорил о своём восприятии мира, музыки, о том, какой она должна быть. Сразу после выступления Дебарга я сказала, что жаль, что не могу его спросить о некоторых важных вещах. Оказалось, могу. Он настоящий, такой, как я думала. Жаль, что вообще пришлось прервать разговор, такой важный и для меня.
Кажется, я в этом вашем реальном мире тоже в первый раз. Я даже слов не могу найти, ни на одном из известных мне языков.

---

Поскольку я отдышалась, пришла в себя и дожила до выходного, то готова и хочу написать несколько постов о прошедшем концерте и о многом другом, что оказалось с этим связано. поэтому я заранее прощу прощения у тех, кто не любит читать о музыке. Но сначала не о музыке, о себе.
В каком-то юном возрасте я вдруг поняла все про литературу. Я в то время перечитывала Пигмалиона (долгое и страстное увлечение драматургией, думаю, было связано с богатым воображением, а пьесы оставляли для него больше пространства). И в одно мгновение ткань произведения вдруг расслоилась для меня на множество срезов. Я увидела, какой жизненный эпизод, случайное мимолетно сказанное слово породили саму идею, как она обрастала содержимым. Какое слово или сцена были добавлены, чтобы усилить воздействие. Все нитки вышли наружу. Было ясно, как автор пытается манипулировать моим вниманием, ощущением, усиливает воздействие, держит мое внимание. Это было настолько явно, что я испытала глубокое разочарование, а Шоу перестал вызывать восторг (Ибсен не перестал). Потом я читала Горького (возможно, школьная программа? Уже не помню, что меня заставило), и оценку Горькому пришлось повысить против той, что прежде была ему назначена. Следующей жертвой моего прозрения был, я помню, Достоевский. И там меня ждали такие страсти! Неожиданные поступки героев иногда, казалось, были неожиданны для самого автора. Я помню только, что ни один автор из тех, что я читала в то время, не вызывал у меня столько недоумения своей непредсказуемостью, будто герои вели его сами, а он боролся с ними, периодически разворачивая логичные ситуации наизнанку.
Прозрение юности, увы, ушло, точнее, я поняла, что препарирование, даже восторженное и невольное, мешает делать то, ради чего читается книга - получить еще один опыт, не заемный, а свой. Но если в книге я слишком быстро нащупываю нитки, которыми это все сшито, то читать ее не могу - я уже не всеядна.
Ну а теперь все же о Дебарге. Еще когда он играл Скарлатти, я вдруг ощутила, что он так же препарирует музыку, он извлекает ее из под нот, разобранную, и пытается сконструировать заново. Но второе отделение было таким цельным, единым, таким всеобщим мировым дыханием, что в нем были сплавлены и ум, и сердце, это было что-то из других измерений.
И когда он потом сказал, что его цель - искать истоки музыки, понять, как и откуда она берется, какая она истинная, и воссоздать это, я только кивала головой, потому что это для меня уже было очевидно.

------

Теперь несколько слов о самом концерте.
Публика собралась превосходная, я боялась, что там будет неприятный гламурный бомонд, но, видимо, у бомонда он еще очков не набрал, а зрители мне показались людьми музыки или весьма просвещенными в музыке. Атмосфера была прекрасной. Ни единого лишнего звука. Единение зала было замечательным. Ни разу до сих пор в Эстонии я не видела такого зала, который даже дышал в унисон. Рядом со мной были какие-то очень посвященные старушки, которые сопереживали музыканту. Аплодисменты были невероятными (браво не кричали, тут это не принято). Аплодировали стоя. Три раза он выходил на бис.
Показывал на рояль, как как партнера, так, как дирижер разделяет благодарность зала с первой скрипкой.
Инструмент ему понравился, как он сказал потом, и это было видно. В конце выступления он достиг абсолютного с ним единения.
Выступление Дебарг начал сонатами Скарлатти.
Возможно, дело было в том, что в зале было душно, или ему нужно было время, чтобы войти в нужное состояние, начало всегда сложнее середины, но исполнение Скарлатти Дебаргом я сочла неудачным (сам Дебарг, правда, сказал, что ему кажется, что было очень хорошо, и даже он там для себя чего-то нового с технической точки зрения достиг, но я была немного разочарована).
Для меня Скарлатти это есть преодоление жестяного клавесинного звука, порождение музыки из несовершенства инструмента. Дебарг же решал его задачи современными средствами. То есть, вот это все волшебное звукоизвлечение, все эти паузы, когда он создавал звук и ждал, пока тот растает, или истечет, или рассыплется в пространстве зала. Ждал, наклонив голову, а я иногда боялась, что он вдруг решит, что звук был недостаточно точен, не выразил главного, и вдруг вызовет его к жизни еще и еще раз, пока не добьется нужного.
Но это было избыточным по отношению к музыке. Она отчасти скупа на внешнее выражение эмоций, они заложены в ней гораздо глубже. И мне казалось, что это излишнее украшательство сродни заламыванию рук и прерывистому дыханию при пении.
Я в этот момент вдруг поняла, что для аутентистов означает сохранение несовершенного звука, и, может быть, впервые в этом их мысленно поддержала.
Но все последующее было выше всяких похвал. Моцарта он сыграл удачно (потом в беседе он сказал, что для него Моцарт имеет огромное значение, что это трагический музыкант, а вовсе не дитя, баловень природы. Ну что, я с этим полностью согласна). Но наибольшей силы Дебаргу удалось достичь во второй части, после перерыва, когда он начал с баллады Шопена, что уже подготовило зал (я сама стала забывать дышать).
Скрябин. Вот тут все, что составляет прелесть его игры, и было явлено абсолютно отчетливо. Он играл ту музыку, которую видел. В этой музыке не осталось ничего формального. Она не была никогда написана на плебейском листе бумаги, ее не разучивали ученики корявыми нелюбящими пальцами, она сразу родилась в голове, или в головах, и ее воспроизведение было сродни ее рождению, так естественно проиходил каждый ее звук. Эти паузы, которые были бы неестественными в другой ситуации, но тут оказавшиеся к месту, поскольку они позволяли звуку воспарить, развернуться, распределиться по залу, истаять и раствориться, и дойти до каждого, и дать насладиться ими, и не утомить, и дать место другим.
А что произошло на Ночном Гаспаре Равеля - не поддается никакому описанию. Люка, конечно, романтик, его мышление, его стиль жизни, его возраст, наконец! Он не может не быть романтиком. Все сошлось в этом Гаспаре. Рояль исчез, осталась только музыка. Невероятно осязаемая вода, протекающая по каменистому руслу, мечущиеся тела и души - Равель бы бы ему благодарен...
Последние две части, казалось, ошеломили зал. Все сидели, сжавшись, в несвободе от музыки, а Люка все умножал страсти, накал которых достиг в конце невероятной силы. Будто нас всех пригвоздило к месту всей этой массой непознаваемого и бесконечного мира, а Дебарг даже привставал, чтобы всей своей массой дослать в небеса важнейший аккорд.
Нет, я не уверена в том, что каждый интерпретатор имеет право трактовать произведение - будь то пьеса, роман или картина так, как он хочет. Но есть определенный уровень интерпретации, когда собственная трактовка становится самодостаточной, отдельным произведением, и тогда, собственно говоря, не важно, насколько это следовало оригиналу. Но слишком часто смелость превращения ощущают не те, кто в действительности способен не только добавить к оригиналу, но создать новое качество, и Дебарг - именно из тех, кому это позволено. Он слышит музыку в ее изначальном, воздушном, безбумажном виде, он умудряется не заимствовать чужие решения и создавать свои.
За него, конечно, бесконечно боязно, и я не уверена, что он сможет сохранить этот свой необычный дар. Но какое бы это было бы для всех нас счастье, если бы ему удалось.

(no subject)

Посмотрела Whiplash.

Если бы мне показали этот фильм лет в 20-25, еще и в пору моего страстного увлечения Кортасаром на фоне страстного увлечения джазом - о да, он бы мог что-то изменить в моей жизни.
Сейчас он кажется напичканным стереотипами, шаблонами, избитыми ходами.
Но это возраст, возраст, опыт, разочарования, и наличие параллельно с отсутствием в жизни таких людей, как  Флетчер.

В общем, юношам, обдумавающим житье, весьма рекомендую. Правильный с педагогической точки зрения фильм.

А интересно, много ли подростков теперь хотят играть и петь джаз?

(no subject)

Сколько раз я в своей жизни слушала Пассакалью и Фугу до минор, столько раз и плакала. Даже на людях. Но чаще дома. Думаю, что слушала уже не десятки, сотни раз.

Вот такая бывает музыка.

---

А ночью мне снилось, что я говорю певцу, исполняющему арию Надира из Искателей жемчуга, что он поет медленнее, чем я могу вынести. А он мне показывает ноты, и там написано: "невыносимо медленно".
me

(no subject)

Самый лучший, самый интересный канал на Youtube закрыт по требованиям правообладателей.



Я долго гуглила мировое пространство в поисках следов этого автора. Нашла много видео, сохраненных его поклонниками, но увы, увы, больше не будет рассылки, которую я открою, как подарок. Есть и другие хорошие каналы, посвященные опере, но они - другие. Есть каналы и сайты энциклопедического типа. Там можно послушать что-то известное, редко не известное, но обычно предсказуемое, качественное и красивое. Есть ресурсы людей со схожими интересами. Я сегодня зашла на один. Клуб любителей опер России. Клуб любителей опер Доницетти. Тихо повеяло плохо вымытыми полами какого-нибудь Дома Культуры Железнодорожников, мир со всеми ними.
Но Coloraturafan был больше, чем просто канал на Youtube. Он был просветителем.
Я не люблю нынешний вариант авторского права и считаю его насквозь ошибочным. Тем не менее, чтобы иметь право его не любить, я соблюдаю его, насколько возможно. Например, я в основном пользуюсь открытым программным обеспечением. Давно, принципиально. Чтобы не кормить тех, у кого барыш заменяет совесть.
При этом я считаю, что у нас должно быть четкое разделение, когда художественное произведение должно быть доступно бесплатно, а когда за него надо платить. Я не возражаю против того, чтобы любые коммерческие продукты продавались. Популярные певцы пусть продают свои платиновые альбомы. Голливуд пусть показывает в кинотеатрах свои блокбастеры.
Но те произведения искусства, что несут просветительскую функцию, должны быть доступны всем. Не может человек из провинции увидеть Бунюэля, услышать Тебальди, прочитать Кржижановского. Нету этого в провинции. А дорогая покупка в интернете с дорогой доставкой делает это недоступным для большинства.
Как поддерживать некоммерческих авторов, которые все равно своим трудом на хлеб себе не заработают, это вопрос другого поста, сейчас не об этом.
Но представьте себе, что ребенку, который начинает ходить в музыкальную школу и не имеет свободного доступа к записям великих музыкантов, самому стать великим будет намного сложнее. Человеку, который не может купить 10 дисков с музыкой, нужно бесплатно прослушать по треку с каждого, чтобы решить, какой из 10 ему выбрать. Беседу людей о бельканто надо иллюстрировать образцами бельканто. Никому из перечисленных не нужны видео и аудио высочайшего качества с красивыми лейблами. Им нужны не слишком качественные записи, которые позволят понять суть интересующего их явления, и не более того. Они не собираются тиражировать их для коммерческого использования. Как вообще можно считать опасным для коммерческого подарочного альбома трек с битрейтом 128? Если идет понижение качества, то объект просто должен выводится из-под зонтика авторского права.
Впрочем, сейчас ни одно общество не заинтересовано в воспитании образованных граждан. Главное, что ты умеешь петь гимн и поставить подпись в имущественном договоре. Тонкости нашего умственного и да, духовного становления никого более не интересуют.

(no subject)

Какая чудесная статья!

Владимир Юровский об абсолютном слухе


Удивительно отчетливая информация о давно известном, о том, о чем догадываешься, и о совершенно неизвестных вещах.
Чрезвычайно интересные рассказы об опыте конкретных пианистов, которые, пожалуй, немного и открывают завесу над вопросом, который я задавала несколько дней назад - в чем живет душа музыки.

Пожалуй, надо прислушаться к Юровскому, как к дирижеру.

"Ноты нас не спасут! Музыка - спасет!"

С большой тревогой наблюдаю за конфликтом вокруг Горенштейна. Сложно делать выводы, не зная ситуации изнутри, только по текстам.
Но вот объяснение самого Горенштейна, из которого становится ясно то, что:

Музыканты (т.е."подписанты") и дирижер занимаются разными вещами. Дирижер хочет идеальной сыгранности и совершенной интерпретации. А музыканты хотят хорошей, доставляющей радость, необременительной работы. И их можно понять. Мы все этого хотим, когда не увлечены чем-то, как увлечен этим, скажем, тот же Горенштейн.

Непонятно только то, что вот это хотение хорошей работы должно все же как-то согласовываться с пониманием, что музыка - это немного больше, чем несколько часов в репетиционном зале. За рутиной работы вдохновение покинуло людей настолько, что меня вчера ночью тошнило, когда я читала форум Классика.  Больше не буду его читать. Буду считать, что люди в целом лучше, чем их текстовые выплески эмоций.

И хочется еще понять, почему Артист  занимается административными задачами. Это так и положено? Может, туда нужны другая кадровая единица, которая будет взаимодействовать с людьми, имея такой навык?

Надо пересмотреть "Репетицию оркестра" Феллини. По-моему уже в 13-й раз. Но это, господа, никак не устаревающая тема. Музыка нас спасет.