Tags: drakh edelweiss fraii

сказка

скоро оборвется песня, легкий звон, тяжелый цокот,
и капля росы на чеканной кирасе вмиг станет паром.
Дракон ждет рыцаря у камней..

Дракон.

Дракон пускает огонь, он не видит за ним, жар опаляет листву
раскалились доспехи, прикипела ко лбу латная перчатка
конь вьется волчком
глаза нужны
колени черные
обожженно-голая, панически черно-розовая лошадь и раздутый в стороны пепел попоны и плюмажа
пламя ослабевает
с встающей на дыбы и тут же рушащейся с жалобным стоном кобылы
во имя господа иисуса христа спасенные серые глаза без ресниц и белков посылают руку и плечо
обугленный ланс
жалит в огненнодующую печь пасти
ВВЕРХ
и дракон задирает рыло, и распахнувшийся эбонит на янтаре его глаза видит стынущее осеннее небо, хлопья пепла, дым и узкое острие
узкое острие узкое острие сломанного обугленного копья
узкое острие
сжимается тело в кольцо, и выше крепостных башен его расплавленный рев.

а рыцарь шепчет, сглатывая желтую сукровицу, дымясь, раздавленный мертвым конем: "я букет белый я цвет белый я букет белый тебе я шелк, я- шел к"
и рыцарь умирает.
рыцарь мертв.

А дракон бьется и вьется на камнях до глубокой ночи.
глубокой ночью же он перестает биться обезглавленной змеей на черной земле и щебенке.
Он поднимает истекающую мерцанием пасть в глубину ночи, да.
_
И выгрызает кусок янтарной луны дракон.
_
он
простирает окрепшее крыло над трупом рыцаря, замирает на миг, а потом жарким грохочущим шквалом пригибая деревья, улетает прочь.
Летя под самыми звездами, дракон роняет слезы янтаря и кровь рубина на радость бродягам и фэйри,
дракон летит к логову, что так далеко и так глубоко.
надолго-надолго.

А сожженный доспех и тело под ним к утру прорастает белыми-белыми хрупкими, холодно-нежными цветами-
на радость привередливым, но прекрасным девам.

и миру стоять еще тысячу тридцать три года, пока не истлеют святые реликвии.

Пока не истлеют святые реликвии.



А те места и поныне славятся дивными белыми цветами.