Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

сказка

скоро оборвется песня, легкий звон, тяжелый цокот,
и капля росы на чеканной кирасе вмиг станет паром.
Дракон ждет рыцаря у камней..

Дракон.

Дракон пускает огонь, он не видит за ним, жар опаляет листву
раскалились доспехи, прикипела ко лбу латная перчатка
конь вьется волчком
глаза нужны
колени черные
обожженно-голая, панически черно-розовая лошадь и раздутый в стороны пепел попоны и плюмажа
пламя ослабевает
с встающей на дыбы и тут же рушащейся с жалобным стоном кобылы
во имя господа иисуса христа спасенные серые глаза без ресниц и белков посылают руку и плечо
обугленный ланс
жалит в огненнодующую печь пасти
ВВЕРХ
и дракон задирает рыло, и распахнувшийся эбонит на янтаре его глаза видит стынущее осеннее небо, хлопья пепла, дым и узкое острие
узкое острие узкое острие сломанного обугленного копья
узкое острие
сжимается тело в кольцо, и выше крепостных башен его расплавленный рев.

а рыцарь шепчет, сглатывая желтую сукровицу, дымясь, раздавленный мертвым конем: "я букет белый я цвет белый я букет белый тебе я шелк, я- шел к"
и рыцарь умирает.
рыцарь мертв.

А дракон бьется и вьется на камнях до глубокой ночи.
глубокой ночью же он перестает биться обезглавленной змеей на черной земле и щебенке.
Он поднимает истекающую мерцанием пасть в глубину ночи, да.
_
И выгрызает кусок янтарной луны дракон.
_
он
простирает окрепшее крыло над трупом рыцаря, замирает на миг, а потом жарким грохочущим шквалом пригибая деревья, улетает прочь.
Летя под самыми звездами, дракон роняет слезы янтаря и кровь рубина на радость бродягам и фэйри,
дракон летит к логову, что так далеко и так глубоко.
надолго-надолго.

А сожженный доспех и тело под ним к утру прорастает белыми-белыми хрупкими, холодно-нежными цветами-
на радость привередливым, но прекрасным девам.

и миру стоять еще тысячу тридцать три года, пока не истлеют святые реликвии.

Пока не истлеют святые реликвии.



А те места и поныне славятся дивными белыми цветами.

три минуты запредельной надменности авторизованы гаванью серых небес

И если этой ночью дрожащих на зазубренных штыках капель дождя, изъязвляющего кирпич ветра, воя неба и пальцев молний у вас нет самого главного,

то ок.

Дьяволом буду я.

А до того я буду смешным, милым, ласковым, легкими пальцами, чудным языком, нежным шепотом.
Сильным, красивым, стильным, надежным, умным
Жестоким, грязным, пахнущим кровью
Персонажем комикса, играющим с вами во многие из игр, которых так желали иногда многие из вас. Близким каждому. Часто разным. Неизбежно более сильным.
Таким, в которого хочется верить, и которого быть не может и нет.

Все время, пока я играю с вами, защищаю крепость НОД от гидралов, читаю книжки, ласкаюсь и колю вены, я

только и делаю, что зову эту ночь
дрожащих
на зазубренных штыках
капель
дождя

(no subject)

Легчайшие облака запредельно нежного цвета и текстуры укрывают изуродованную луну.
Свет скрывает лица происходящего, ночь отправляется мокнуть до времени, а луна остается цепляться за небо из последних сил.
Она помнит холодные укусы.
все понимают их неизбежность.

Розовые облака усыпляют ее своим дурманящим запахом.
скоро луна догонит ночь.

А пока у меня есть время в ласковом опьяненном покое, и неизбежность холодных укусов не беспокоит меня всерьез.

Я думаю о вчерашних наркоманах и пушерах, пошлых и давно знакомых. Я не могу поверить в них.

Один из них был лечащим врачом санатория с десятилетним стажем опиирования себя и девятилетним- прочих, он смотрел на всех с вызывающим презрением и говорил снисходительно.
Второй малолетним вором безбилетно уехал в москву и жил там шесть лет. Вернулся он с воровскими понятиями, татуированными под якудзу драконами и в гейском кожаном пиджаке на голое тело.
Третий- неочевидно живым трупом, обескровленным и высохшим, разложившимся и неприятным.

Когда подул ветер, первый обсуждал со мной нюансы наследования и понимания эзотерической традиции,
второй рассказал о том, как ночевал в скифском кургане, о безумии и свободе, замещающих собой все человеческое в выжженой горькой степи, и о том, как по ночам ворует книги по античной истории из городской библиотеки.
А третий молился богородице и призывал к смирению.

эти трое называли себя элитой, а я смеялся и верил им. Я всегда знал, что так не бывает.

(no subject)

повесть "Ногти" Михаила Елизарова.
Я редко пишу о книжках, но эта меня удивила.
Написанная в середине 90х, что ли, но
Там атмосфера готической прозы рубежа прошлых веков. Страшной для людей, завораживающей и чистой сказки-гротеска.
И вполне живые и хищные эзотерические вкрапления.
  • Current Music
    Lux 0cculta---------Architecture

(no subject)

за прошлую неделю я крови выпил больше, чем безалкогольных напитков.

меня хотели посадить, зарезать, датьпизды, обыскать и вывести из себя, заметьте, все- разные люди, даже 16лет анимешница с ножом.
я персонаж из книжки.
серии "альтернатива"
оранжевообложечный антихрист.

если я когда-нибудь умру, то исключительно из-за своей ацкой труъшности, вот что.
и никто меня не забудет.

приятно, ахх.
  • Current Music
    Forsth----------Blutaar

(no subject)

писем в ящике 888

нам нужно сделать:
журнал
2 игры
2 книги
библию
блэкмэтал
2 бара и клуб
переоборудовать казанский, исакиевский и тот, что на крови.
уничтожить цивилизацию.
это как минимум.
сроки?
впереди 10 лет вечности.
успеем как нехуй.
  • Current Music
    Ancient Rites--------Victory Or Valhalla

(no subject)

Сидел только что и писал стихи сюда, потом ужаснулся.
Я забыл, что мне не нравятся мои стихи.
Так знакомился с девочкой после "мертвеца" в Доме Кино два года назад:
-у тебя есть табак?
-Вы читали мои стихи?
и дальше по ах у тебя лед на ресницах.

Завтра я подумаю о чугунных заводах и пустых офисах, о горькой степи под луной, о выстрелах в небо и ста метрах под соленой водой, которых я все-таки не вытянул.
Завтра железный гремучий змей на отполированных колесах повезет меня в Питер.
А ведь сюда я приплыл на солипсическом дредноуте.
Хорошее было лето.

Я думал, что к концу стану великим магом, а стал каким-то стремным наркотическим медиумом, который все видит, но черта с два что-то изменит.
Когда на свежей фотографии живого человека вместо его лица- лицо его умершей матери портретно, и ужасно всем, кто видит, а мне проще- я знаю, что это она.
И распухшие безумно ее ноги за занавеской я тоже вижу без удивления, лениво швыряю книгой.
Утром на том месте грязно.
Это не страшно, это даже не странно, обидно за мой мир.
Ночь откликается слабо.
Я что-то получил, но не могу понять, что.
Не рефлексия, словоблудие от бессонницы.
Облачность?

Скажу главное, что хотел. Фибл, Дэзвишер и прочие подобные, знаете, чем я отличаюсь от вас?
Я гораздо менее талантлив и более самодоволен.

экс

мой способ любви, нврн, самый красивый, но и самый болезненный.
А ты даже не была красивой, моя родная девочка, ты просто была Правильной.
все Правильное- прекрасно.
И ты понимала меня
колючая проволока и телеграфные столбы.
распятые на них чувствуют ток.

если увидишь это здесь
тот самый эксгибиционизм, ага.
Я сказал тебе "увидимся", я сказал бы это даже если бы кто-то из нас умирал.
Ты уже там, в доме с библиотекой и оранжереей, и дырами в стенах.
А я уже на войне.
пк