Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Хуй

(no subject)

Умер Вахтанг Панкратьевич Немсадзе.

Его знали везде. В любом ортопедическом отделении любой больницы, от ЦКБ и РДКБ до районной поликлиники, стоило произнести фамилию Немсадзе, как врач восклицал "О, Вахтанг Панкратьевич" и дальше непременно рассказывал как учился или у него или у его учеников. Его авторитет был непререкаем, попасть к нему на приём было огромной удачей.

Конец июня 2006 года. Один из его учеников, профессор из ЦКБ, бывший наверное уже десятым уже по счёту, кого мы посетили, уточняя диагноз и определяя метод лечения, посетовал что никак уже нам не попасть на приём к Немсадзе - мы опоздали, он ушёл в отпуск. Но, как странно устроен мир - поехав в Филатовскую больницу на консультацию к академику, вместо него мы попали к Вахтанг Панкратьевичу, который как раз закончил читать последнюю лекцию перед своим отпуском.
Всё, дальше идти было некуда. Вся советская медицина от и до была пройдена, длительный полугодовой период ошибочных диагнозов и чехарды методик завершился. Стало ясно, что надежды больше нет и чуда не произойдёт. Диагноз стал ясен окончательно и бесповоротно, метод лечения тоже определён. Ну а дальше, дальше оставалось только выбрать лечащего врача. Здесь также имя Немсадзе оказалось определяющим. Аспирант одного из его лучших учеников, защищавший диссертацию по нашей болезни. Впереди были 2.5 года на костылях...

Хуй

ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ

- Ну, Мелкий, хватит гонять пауков. Неси свой гроссбух…
Я удобно расположился на огромной застеленной двуспальной кровати, положив «условно-здоровую» по определению хирурга Аксенова правую ногу на загипсованную левую. В гипс она попала два месяца назад после пятичасовой плановой операции по имплантации искусственного коленного сустава, именуемой на официальном медицинском языке устрашающим термином «тотальное эндопротезирование». К таким кардинальным и экстравагантным мерам меня привели далекая молодость, переполненная профессиональным футболом и хоккеем, четыре резекции менисков, разрывы крестообразных связок и наплевательское отношение к собственному здоровью в дальнейшем. Итогом вышеуказанного безумия стали артрозы четвертой и третьей степени, искривившие ноги, двести миллиграммов диклофенака ежедневно и добрая, жизнеутверждающая реплика академика Николенко, по прозвищу Кузьмич, на прием к которому меня устроили друзья, уставшие наблюдать за тем, как я перестаю двигаться.Collapse )
Хуй

Этиология и патогенез московских пробок

Лекция Михаила Блинкина

Мои старшие коллеги – работавшие 30 и 40 лет назад – говорили: «Москва – город, существующий на обочине крупнейшего транспортного узла» Сам по себе этот факт не плох, и не хорош – это некоторая данность, идущая от князя Хилкова, графа Витте, сталинских наркомов – и так далее. И вообще – железная дорога всегда очень полезная штука, со всех точек зрения. Вопрос в том, что такое положение – города в более продвинутых странах – так или иначе, преодолели. С помощью различных решений: технических, планировочных. Самое очевидно из них – сделать достаточно проколов под путями, или эстакад над ними, чтобы не превращать город в транспортную пустыню. К сожалению, эта тяжёлая наследственная патология в Москве не преодолена.

В Москве крайне низкая связность сети... Хорошая транспортная сеть – граф с высоким уровнем связности. Ещё проще: из одной точки в другую можно проехать по множеству путей. В этом отношении московская транспортная сеть ужасна. Большинство локальных кусков имеет нулевой ранг связанности... К чему приводит низкая связанность – в переводе на обычный язык? К тому, что любые обстоятельства – в городе неизбежные: авария, пожар и совершенно незначительные форс-мажоры, полная ерунда – и одно ребро заблокировано, других нет – системный затор как раковая опухоль начинает распространяться от этой особой точки...

Дефекты сети приводят ещё к такой штуке, как переперобеги. Понятно, что никому не дано бегать по воздушным путям – но при нормальной сети это детская задачка для математического кружка: нарисуйте квадратную сетку и рассчитайте, каким там будет средний перепробег по отношению к воздушному расстоянию. Он, в среднем, равен 1,2. На самом деле, в городах, где эта сетка дополнена некоторыми хордами, он даже несколько меньше. В Москве же – это уже не теория, а сугубо экспериментальный факт, он составляет 1,53... Могу сказать, что 1,53 – это круто. Трудно найти на карте Земли город, где перепробег был бы полуторным. Это надо постараться. В Москве – постарались...

Московская транспортная система организована самым худшим способом. И тут нельзя кивать на Юрия Долгорукого. Дефекты московской сети – топологические, неисправимые никакими мозгами и никакими деньгами – были доведены до абсурда в последние 15 лет: создано третье транспортное Кольцо и уже заложено четвертое. И их уже почти нельзя исправить...


Отрадно видеть, что московские проблемы с пробками хоть кто-то понимает и пытается отстаивать в нужном ключе, хотя его дифирамбы проектировщикам не совсем понятны - сомневаюсь что участок ТТК от Рязанки до Волгоградки их так кто-то из-под палки проектировать заставлял.

Рекомендуется для прочтения целиком, хотя там и многа букофф.
Также есть интересные материалы по ссылкам из этой статьи
Например эта