Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Хуй

(no subject)

Забрёл сегодня от нечего делать в книжный магазин и несколько прихуел во-первых, от цен, а во-вторых, от того количества гавна, которым он завален.
Ни одной книги современного автора дешевле 250 рублей не видел. При том что по уровню этой литературы такие книги надо на вес продавать, как макулатуру. А вот Гоголь нынче идёт по 157 рублей, это если только один "Тарас Бульба", а если в комплекте с шестью рассказами - то целых 162.

Барщевский оказывается теперь тоже писатель про заек. Взял полистать, думал он там какую-то юридически-политологическую хрень загнёт, а там рОман. Да не один, целая полка заставлена.
Охренеть.

Зато обнаружил там в дальнем углу покрытого пылью Хокинга. Пришлось купить всё что было. Буду теперь расти над собой и образовательность повышать.
Хуй

Янковский

Последний Актёр старой советской школы.
Таких больше нет.

Люди поверхностные сразу вспоминают его Мюнхгаузена.
Люди помасштабнее - "двух товарищей" и "полёты".
"Полёты во сне и наяву" - тяжёлый фильм. Почти про меня. Я вообще не уверен, что хотя бы раз смотрел его от начала до конца, хотя частями смотрел всё.
"Служили два товарища" - хороший добротный фильм, в котором все звёзды тянули одеяло на себя. В результате получился отличный набор великолепно снятых и сыгранных эпизодов...

Так что сегодня буду пить и смотреть "Мюнхгаузена".

Жаль только, что рано вставать... Гаи не одобряет...
Хуй

Чемодан-вокзал-Стокгольм

ИКЕА уходит из России

Не знаю что уж там у ИКЕИ за проблемы с регионами, но в связи с кризисом явно что–то в мозгах у сотрудников местной Икеи перещёлкнуло и коротнуло.
Зайдя недавно в Икею в Тёплом стане, я был отловлен местным охранником. После непродолжительной драки он отобрал у меня тележку для покупок, заявив что здесь мне не тут и на второй этаж вход с тележками теперь запрещён. Там теперь можно только лицезреть. Поединок с охранником шёл с переменным успехом, чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону, когда последовал его коронный удар (цитирую практически дословно): "мне пофигу эти мудацкие правила, и мне совершенно всё равно пойдёшь ты с тележкой или нет, но меня за каждую такую тележку обещали оштрафовать на 1500 руб". После такого удара поддых я сдался и отдал непосильно нажитое честным трудом отбитую на стоянке тележку.

Эта мерзкая гадина Страж порядка нанёс мне невыносимую душевную рану, так что я никак не мог пройти мимо и оставил об этом незабываемом впечатлении запись в книге почётных гостей жалоб и предложений. В книге я похвалил охранника за проявленную стойкость и предложил оштрафовать бдительного мужа на 6000 руб, ибо поднявшись наверх, я насчитал минимум четырёх хакеров, взломавших пароли доступа покупателей, проникших с такими тележками на второй этаж.

Самым забавным был звонок из фирмы Икея через день. Милая барышня ещё раз, примерно теми же словами что и охранник, объяснила какое я чмо, что хотел что-то купить в их магазине что покупают у них теперь только на первом этаже, а на втором только смотрят. Была, разумеется, послана нахуй и, обиженная, повесила трубку. Спрашивается, зачем звонила? Может познакомиться хотела?

Может быть сотрудники фирмы Икея решили, что это покупатели созданы для продавцов, а не наоборот? Я таки думаю, самое время напомнить им о том, кто здесь главный.
Хуй

Лем. Непобедимый

Роман Лема Непобедимый является, на мой взгляд, самым лучшим образчиком научной фантастики всех времён и народов.

Тем печальнее осознавать, что шансы на его экранизацию близки к абсолютному нулю. Если за это возьмётся Голливуд, так лучше бы и не брался, а больше некому. Вот тут человек леет слабую надежду когда-нибудь может быть заняться этим безнадёжным делом. А пока рисует картины. К Лему они имеют отношение довольно своеобразное - буква игнорируется, причём сознательно, зато уверяется что духу романа они соответствуют полностью. Да, вроде бы соответствует. Зачем при этом пренебрегать буквой мне трудно понять. Впрочем, другого у нас всё равно нет.

Солнце стояло уже низко. В его кровавом свете прямо по курсу машины возникла клубящаяся, словно туча, черная стена, простирающаяся от поверхности скал до высоты в тысячу метров
Хуй

(no subject)

Удивительно, но факт - на курорте самой животрепещущей темой для обсуждения для всей нашей тусовки оказалась литература. И, в частности, две книги Джо Холдемана - Бесконечная война и Бесконечный мир, шедшая в аннотации как "Бесконечная война-2". Обе эти книги я распечатал в дорогу по принципу одноразового использования - прочитал и выкинул. Сплошное преимущество. Туда везёшь килограмм бумаги, читаешь в любых условиях, хоть полностью в воде, а потом выкидываешь и везёшь обратно килограмм сувениров. Но с Холдеманом получилась немного необычная история.

Брал я его исключительно для себя. Бесконечную войну я читал ещё года три назад и она мне тогда охуительно понравилась. Сейчас решил перечитать, чтобы освежить сюжет перед продолжением. Это лучший образчик военной фантастики. Как воевать, когда перелёт к месту битвы длится месяцы, а на Земле в это время проходят десятилетия? Как воевать, если для выполнения боевого разворота при атаке требуется 2 недели? Что ощущает победивший экипаж наземной базы, смена которому придёт через пару десятилетий? Гаррисон и Хайнлайн отдыхают.

Collapse )
Хуй

Из раннего Пелевина

— У интеллигента, — сказал он с мрачной гримасой, — особенно у российского, который только и может жить на содержании, есть одна гнусная полудетская черта. Он никогда не боится нападать на то, что подсознательно кажется ему праведным и законным. Как ребенок, который не очень боится сделать зло своим родителям, потому что знает — дальше угла не поставят. Чужих людей он опасается больше. То же и с этим мерзким классом.
— Не вполне успеваю за вашей мыслью.
— Интеллигент, как бы он ни измывался над устоями империи, которая его породила, отлично знает, что в ней все-таки жив был нравственный закон.
— Вот как? Отчего?
— Да оттого, что если нравственный закон в ней был бы мертв, он никогда не посмел бы топтать ее устои ногами. Я вот перечитывал недавно Достоевского и, знаете, что подумал?
У меня непроизвольно дернулась щека.
— Что? — спросил я.
— Добро по своей природе всепрощающе. Подумайте, всех этих нынешних палачей раньше ссылали в сибирские села, где они целыми днями охотились на зайцев и рябчиков. Нет, интеллигент не боится топтать святыни. Интеллигент боится лишь одного — касаться темы зла и его корней, потому что справедливо полагает, что здесь его могут сразу выебать телеграфным столбом.
— Сильный образ.
— Со злом заигрывать приятно, — горячо продолжал Котовский, — риску никакого, а выгода очевидна. Вот откуда берется огромная армия добровольных подлецов, которые сознательно путают верх с низом и правое с левым, понимаете? Все эти расчетливые сутенеры духа, эти испитые Чернышевские, исколотые Рахметовы, растленные Перовские, накокаиненные Кибальчичи, все эти...
— Понимаю.
Котовский отхлебнул шампанского.
— Кстати, Петр, — сказал он небрежно, — раз уж у нас об этом речь зашла. Я слышал, у вас был кокаин.