August 15th, 2009

Хуй

Фридрих Ницше. Так говорил Заратустра

О трёх превращениях

Три превращения духа называю я вам: как дух становится верблюдом, львом верблюд и, наконец, ребёнком становится лев.
Много трудного существует для духа, для духа сильного и выносливого, который способен к глубокому почитанию: ко всему тяжёлому и самому трудному стремится сила его.
Что есть тяжесть? — вопрошает выносливый дух, становится, как верблюд, на колени и хочет, чтобы хорошенько навьючили его.
Что есть трудное? — так вопрошает выносливый дух; скажите, герои, чтобы взял я это на себя и радовался силе своей.
Не значит ли это: унизиться, чтобы заставить страдать своё высокомерие? Заставить блистать своё безумие, чтобы осмеять свою мудрость?
Или это значит: бежать от нашего дела, когда оно празднует свою победу? Подняться на высокие горы, чтобы искусить искусителя?
Или это значит: питаться желудями и травой познания и ради истины терпеть голод души?
Или это значит: больным быть и отослать утешителей и заключить дружбу с глухими, которые никогда не слышат, чего ты хочешь?
Или это значит: опуститься в грязную воду, если это вода истины, и не гнать от себя холодных лягушек и тёплых жаб?
Или это значит: тех любить, кто нас презирает, и простирать руку привидению, когда оно собирается пугать нас?
Всё самое трудное берёт на себя выносливый дух: подобно навьюченному верблюду, который спешит в пустыню, спешит и он в свою пустыню.
Но в самой уединённой пустыне совершается второе превращение: здесь львом становится дух, свободу хочет он себе добыть и господином быть в своей собственной пустыне.
Своего последнего господина ищет он себе здесь: врагом хочет он стать ему, и своему последнему богу, ради победы он хочет бороться с великим драконом.
Кто же этот великий дракон, которого дух не хочет более называть господином и богом? «Ты должен» называется великий дракон. Но дух льва говорит «я хочу».

Чешуйчатый зверь «ты должен», искрясь золотыми искрами, лежит ему на дороге, и на каждой чешуе его блестит, как золото, «ты должен!».
Тысячелетние ценности блестят на этих чешуях, и так говорит сильнейший из всех драконов: «Ценности всех вещей блестят на мне».
«Все ценности уже созданы, и каждая созданная ценность — это я. Поистине, «я хочу» не должно более существовать!» Так говорит дракон.
Братья мои, к чему нужен лев в человеческом духе? Чему не удовлетворяет вьючный зверь, воздержный и почтительный?
Создавать новые ценности — этого не может ещё лев; но создать себе свободу для нового созидания — это может сила льва.
Завоевать себе свободу и священное Нет даже перед долгом — для этого, братья мои, нужно стать львом.
Завоевать себе право для новых ценностей — это самое страшное завоевание для духа выносливого и почтительного. Поистине, оно кажется ему грабежом и делом хищного зверя.
Как свою святыню, любил он когда-то «ты должен»; теперь ему надо видеть даже в этой святыне произвол и мечту, чтобы добыть себе свободу от любви своей: нужно стать львом для этой добычи.
Но скажите, братья мои, что может сделать ребёнок, чего не мог бы даже лев? Почему хищный лев должен стать ещё ребёнком?
Дитя есть невинность и забвение, новое начинание, игра, самокатящееся колесо, начальное движение, святое слово утверждения.
Да, для игры созидания, братья мои, нужно святое слово утверждения: своей воли хочет теперь дух, свой мир находит потерявший мир.
Три превращения духа назвал я вам: как дух стал верблюдом, львом верблюд и, наконец, лев ребёнком. —
Так говорил Заратустра.
Хуй

Мысли ни о чём

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.

Золотая молодёжь, любители лёгких необременительных отношений.
Чужие мысли, выдуманные принципы, пластилиновые чувства, синтезированные переживания.

Книги и фильмы, этот эрзац жизни, заменяет необходимость жить самим. Зачем чувствовать и постигать на собственном опыте, когда об этом можно прочитать много умных слов и посмотреть оскароносный фильмец. Это проще и безопаснее. И уж конечно, намного веселее. Прочитанное становится «жизненным опытом», которым охотно делятся. У сворованных мыслей вообще есть множество преимуществ – в её подкрепление всегда можно найти другую такую же; и спрятаться за авторитет; и надуть щёки; а если припрут к стенке, всегда можно сказать «ну так это же не я – все претензии к автору». Они все знакомы с бессмертной цитатой Бисмарка, что только дураки учатся на своих ошибках и уверены что уж они-то непременно Умные.

Ждут и ищут, ищут и ждут. Ищут развлечений, ждут Настоящего Мужчину (Истинную Женщину). Ожидание их бесконечно – даже и встретив, не узнают они его(её).

Иногда, когда им надоедает искать, ждать и притворяться счастливыми, им становится страшно. И плохо. И одиноко. Но есть Интернет, уютные жежешечки и асечки, где всегда можно сделать вид, что ты силён, счастлив и всё-всё понимаешь в этой жизни.

А утром начинается новый день, сулящий новые развлечения. И вчерашние страхи забываются.

Только в грёзы нельзя насовсем убежать:
Краткий век у забав — столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мёртвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.


http://shiitman.net/player


ЗЫ: Это ко всем относится, кто знает мой номер телефона.


Posted via mobilebloger