Tags: селигер

Селигер-4.

3

За окном уже вовсю печет солнце, и соседки выгуливают своих Тузиков в кустах распустившейся сирени, а Тузики носятся с вываленными языками за Жучками, Жучки же думают, как же хорошо, когда все так, а не когда холодный снег выпадает не по расписанию и морозит лапки.
А я дописываю свой длинный и нудный сериал про Селигер, и про тот же самый снег, падающий на озеро, и про корочку льда, которая хотела там, на поверхности воды, образовываться. А также про прошлогоднюю траву, обернутую вокруг бутылки водки, и про веселой расцветки одеяло, в котором бутылку прятали, а также про спасательный круг, торжественно возимый (везомый? ведомый?) по озеру.

7) - Мы катали круг, - рассказали мужчины, - выгуливали. Показывали ему живописные окрестности.
И в день отъезда решили:
- Круг нужно взять в Москву. В качестве трофея.
- Так неси его в цистерновоз, в котором и поедем, Collapse )

Селигер, часть 3.

2

5) Червяки, проданные местными по рублю штука, рассыпались по лодке. В лодке - вода по щикилотку.
Рыбаки вернулись раскрасневшиеся, улыбающиеся и голодные, проследовали на кухню и, увидев там трофей с подсолнухом на этикетке, раскричались:
- Если они собираются жарить шашлык на сковороде, они неправы!
Пытались развести костер под снегом, подожгли рулон туалетной бумаги, а, когда он печально прогорел, пошли на кухню, нашли там кастрюлю салата из огурцов и помидоров, заготовленную к ужину к маринованному мясу, в кастрюле - ложку, и начали этот салат есть.
- Руки убрал! - сказала я Диме, отобрала кастрюлю и вернула ее в холодильник, - это к ужину.
- К какому ужину? Вот к этому самому мясу, которое вы собираетесь портить приготовлением на сковороде?
- Джинсы переодел! - нахмурилась я, потому что намокшие джинсы слишком приклеивались к его ногам (напоминаю, снег и вода в лодке по щикилотку).
- Женщины должны понима.., - завели мужчины свою шарманку, и, когда я вышла из кухни, послышался обратный скрип дверцы холодильника и лязганье ложки уже о дно кастрюли. Collapse )

Селигер, часть 2.

1

3) С утра заказали баню, я отказалась. Взяла карандаши, планшет, закуталась, села на берегу озера и все сокрушалась, что цвета слишком теплые беру, ведь озеро - ледяное, небо - свинцовое, пахнет сыростью, мох под ногами, сейчас отложу все карандаши, кроме серого и синего, и буду рисовать концептуальную полоску леса, окруженную пустотой, с тончайшим намеком на водную гладь несколькими легкими штрихами.
Пятую минуту отрешенности прервал крик:
- Превед!
И трое обнаженных мужчин проследовали передо мной по дорожке, последний почему-то с кроссовками в руках. Забежав в озеро, они резко развернулись обратно, Дима наклонился, поднял оставленные на берегу кроссовки, взял их в руки и побежал обратно.
Первый сказал, пробегая:
- В пейзажик, в пейзажик-то нас включи!
Второй:
- Гы-гы-гы.
Третий:
- И зачем я кроссовки брал?

Вечером за чаем:
- Прикинь, Светка такая сидит, лицо пафосное, пейзажик малюет, а тут три! нет, представьте - три голых мужика бегут, весь вид портят. Светка, ты нас нарисовала?
- Ну, не нарисовала, так хоть рассмотрела, - хмурюсь я, потому что историю рассказывали раз уже пять, и я в ней - эдакая вдохновенная художница, а они - три пьяных лося из бани, и они, конечно же, умнее, красивее и непосредственнее, потому что ближе к народу.
Нимфы.
Пара кроссовок прилагается.

4) После бани похватали удочки, спасательный круг, пестрое одеяло, скрученное рулетиком.
Одеяло несли особенно трепетно. В рулетике, очевидно, была начинка, без которой рыбалка немыслима.
Все еще смакуя подробности:
- Слышь ты, сидит, пейзажик малюет, а тут три! три голых мужика мимо бегут! Вот такое вот искусство, - ушли в направлении озера. Я согрела ковш кипятка, заварила кофе, обхватила кружку замерзшими от рисования на ветру руками, пробормотала "три голых мужика", покраснела, потом подумала "ладно-ладно, художника всяк обидеть может", отхлебнула кофе. За окном пошел снег. "Сейчас вернутся, отыграюсь", - начала формировать план мести.
Снег не прекращался три часа.
Тем временем сходили в местный бар, тот, где недавно сто тридцать рублей было пропито, выпросили четверть бутылки растительного масла - жарить мясо, замаринованное на шашлыки. С маслом побежала на берег, а там какая-то лодка.
- Рыбачки! Домой, сволочи! - закричала я.
Сидящие в лодке повернули головы в мою сторону. Рыбачки, да не те. Сволочи, да не те.
Снег валил хлопьями. Я прижалась щекой к бутылке растительного масла и заплакала.

продолжение

Селигер, часть 1.

Моя бабушка когда-то давно рассказала мне стихотворение:

Первое мая,
Курица хромая,
Петух больной,
В стране выходной!


Вот такое народное творчество. В стране выходной. Мы провели его в коттеджном поселке в окрестности озера Селигер.
В Москве два дня цвела береза - радость всех аллергиков, а меня увезли севернее, и получился славный такой тайм-аут, без лекарств и практически без носовых платочков. Правда, уже под самый конец отдыха береза пришла и туда.

1) Страдания аллергика в цветущей Москве были переквалифицированы в более экзотические и поэтические, когда женщина стоит у берега и напряженно всматривается в туманную даль, из которой выплывает лодка с рыбаками.
- Б$$, мы плывем на ту же мель! - восклицает Дима.
- Правее надо было, - еще один комментарий из лодки сквозь снег.
- Вот к тому, к тому берегу правь.
- Блондинки на парковке! - отвечаю я, уперев руки в боки, плююсь и убегаю в дом, потому что холод собачий, ветер, мы все в тонких весенних куртках, такой в этом году первомай.

2) Местное население. В глухих свитерах, толстых куртках, {рыбачит, пьет}. Приобрели пару щук. За сто тридцать рублей. В существовании особой колонки прайса для москвичей я убедилась еще прошлым летом, в Сибири, когда из шкафа вынимался очередной очищающий чай, демонстрировался гостям, всего двести рублей, печень, почки в порядке, это за такие-то деньги.
И правда, в каком-нибудь Паттэрсоне пара отличнейших щук стоит дороже, но сам директор поселка покачал головой во время сделки:
- Ну ты и барыга.
Ушлый мужчина обещал занести москвичам удочки, 50 р/день, тогда-то и зародилась идея рыбалки, столь потрепавшая нам нервы на следующий день.
- Ну мы скомпенсируем. Мы демпингом будем заниматься, - сказали наши ребята, - мы привезем полную лодку таких вот щук, встанем рядом и будем продавать их местным вдвое дешевле.

А в кафе неподалеку всю ночь горел свет. Местные пропивали сто тридцать рублей.

продолжение