Федеративная Республика Червие (_dis_) wrote,
Федеративная Республика Червие
_dis_

Categories:
  • Music:

про бабушек и наркоманов

креатифф.
из последних.



17 мая 2005 года. Вторник.
Московское время: 19-03.


Ну и где эта старая сволочь? Сколько можно сидеть-то безвылазно? И не надоело ей, а? Ночью шуршит, а днем гасится, стремается вылезти. Заебался уже тут сидеть, третьи сутки пошли – а все бестолку. Андрон небось уже в городе, отчитывается, паразит, скальпы сдает. А мне тут еще хрен знает сколько куковать... Уверен я, тут она. Хоть и говорили мне – нечего тут ловить, давно еще эту деревуху очистили, блокпосты на подъездах, сам ведь видел, пока добирался, хрен кто пройдет...

Но ведь эта старая песочница как то просочилась! Ушлая, падла, ох, ушлая. Хотя в наше время не ушлых не осталось уже, всех простеньких да глупеньких на утиль сдали еще полгода назад. Остались матерые, блин. Без мыла в жопу влезут, да и в жопе не пропадут, как вот моя, блин. Протянуть три с лишним года – это надо монстром быть. Три с полтом года геноцида, а? Это круче чем партизанить на оккупированной территории. Молодая гвардия сосет и плачет. В бой идут одни старики, а на убой идут одни старухи. Небось всех своих подружек пережила, кочерга ржавая...

Бля, я хуею, как она от нас съебала два дня назад, а? Любой молодой бы позавидовал, и откуда здоровье-то берется? Со второго этажа, сквозь стекло, на щебенку, и хоть бы хуй. Даже не захромала, втопила так, что я разглядеть то ее толком и не успел. Платочек в крапинку, ватничек драный, а вот лицо – не увидел, только валенки засверкали, не оглядывалась, падла. И ведь ушла, а? Две засады в районе проскочила, сквозь подвалы прошла, снайперов миновала да еще и выездные посты как-то обошла. Не иначе тропки знает старые, забытые, муженек покойный натаскал перед смертью, надрочил... А может на Северном блокпосте ребятишки еблом прощелкали. Как раз в тот день смена Короеда дежурила, сплошные долбоебы... Упоролись как всегда так, что глаз открыть не могли, и рогами в пол. Бдительные, блядь. Да и щас небось сидят, рубятся. А я тут мокни, как дурак. Да и колено болит, приземлился криво.

Странно, что вообще не побился – в таком угашенном состоянии из окна сигать! Андрон ковыляет теперь еле-еле, наверно поэтому и поплелся в Красную горку. Понятное дело – там грунтовая дорога, заросшая конешно, но все одно – ни болот, ни холмов. Иди себе, да в хуй не дуй, прогулка, бля. И рощица аккурат перед деревней, все как на ладони, все двенадцать домов внизу – руку протяни и достанешь. Лежи себе в березнячке, да посматривай, прицелом по сторонам води. Рай, блять. А я чуть в трясину с этой ногой не ухнул, да потом в гору все этим лесом, мать его итить. Но с другой стороны – Красная горка это Андроновская маза, персональная, и мне ему на хвоста падать как то не с руки, некрасиво. Пусть сам там разбирается, а мне и тут пропрет...

Московское время: 19-47.

Лежка здесь славная, ради одной такой лежки стоило по болотам кувыркаться. Небось с войны еще эти ямы тут остались. И покурить можно, ветер от деревни дует, и ноги размять... Бля, ну где она? Стопудово должна где-то здесь галдеть, некуда ей больше податься. По базе данных у нее тут сеструха обитала, интересно, чего с ней? Может и сестра тут? Тогда это вообще пердимонокль полнейший, две головы – не одна голова. Тропинку-то я зафиксировал, свежую относительно, неделю назад минимум тут кто-то шароебился, и не из наших. Браконьеры в такие голимые районы и не лезут... Нехуй тут им делать, они больше по Тверской да Псковской областям тусуют, там вообще раздолье... Диня два месяца назад туда скатался, вернулся просто в шоколаде – за четыре дня охоты – шесть трупов как с куста. И говорит, что даже не вспотел – непуганные они там, дикие. Зажрались наверно, давно там зачисток массовых не было. Надо будет и мне путевочку туда получить, подкачу в Главстарсбыт, попробую командировку вымутить. Илья мне еще со Всеволожска должен, вряд ли откажет. Бля буду, здесь разберусь и в Псковщину ломанусь, заебало меня порожняки тянуть.

Да, сейчас конечно не та охота, что раньше была, еще немного – и придется свою Красную книгу заводить, в натуре. Или Юрасик-парк открывать. «Бабка - существо древнее, вымирающее, водится только в лесах Подмосковья, враждебно настроена по отношению к людям. Посмотрите направо – какой роскошный персонаж образца 1927 года. Можете кинуть пустую пивную бутылку – этим вы ее приманите. Нет, мальчик, фотографироваться с ней нельзя – смердит-с». А год назад, к примеру, даже по Москве пройтись было – все равно что в тир сходить. Раскидаешь на пустыре бутылок да банок пивных недопитых, засядешь этаже на десятом с чем-нибудь убойным, минут через пятнадцать сползаются, успевай заряжать да целиться. В Главстарсбыт очереди стояли, даже с хмурым перебои начались, все запасы раздали, вместо граммов трамалом расплачивались. Потом с Украины подогнали пару товарняков с маковой соломой, перезимовали...

Московское время: 20-21.

Блин, а теперь....Из за одной пизды столько геморроя...Да, кончились золотые деньки. Надо б догнаться, нога болит, сил нет, да и темнеть начинает. Пока светло – поправлюсь, не с моими венами в темноте казниться. Это малолеткам хорошо – веняки с палец толщиной, хоть с закрытыми глазами ставься – не ошибешься. А у меня только вот эта осталась, кистевая, да и та на ладан дышит... Так, где хмурый? Блять, куда я его засунул? А, вот, в нагрудном кармане. Так. Хорошо хоть варить не надо – выдают сразу готовое, фабричного производства. Упаковочка государственная, и не прольется, и не сломается... И говно не бодяженное вроде. Ходили слухи, что кое-где Главстарсбыт мухлюет, вторяки подсовывает, да и раствор один к одному кипяченкой разводит, но я хуй знает...Так. Что мы имеем? Три шприца с раствором по полграмма диацетил морфина, производство чье? Так, Таджикистан, двойной очистки. Инсулинки, ага, самое то. Ну, начнем, помолясь. Бля, неудобно то как... О-па. Дома. Поехали... Ништяк.

Не, гонево все это. Нормальное говно. У нас в охотничьей бабкозаготовительной артели имени Родиона Раскольникова снабженцы лучшие в Москве, бутора не подсунут. Да и вообще, если бодягу бы всучивали – кто б на охоту то ходил? Сидели бы все по домам, да мутили бы себе спокойно, за деньги... Не, я понимаю – можно набрать уж совсем сторчанных, которые за полграмма и брата родного на мясо сдадут, но по закону-то не положено... Такие охотничий билет хуй получат когда-нибудь. Дрочите пису, товарищи наркоманы. Президент четко выразился: возраст – от двадцати трех до тридцати пяти, отслужившие в вооруженных силах, стаж потребления от пяти до восьми лет, дозняк от четверти до полутора граммов, психически устойчивые. Только так. Таких вот и берут в космонавты... Грамотная статья, ага, хули – не дураки в Кремле сидят, врубаются. Главный-то сам торчал как конь, еще до Думы. Да и в Думе торчал, там, блять, все торчат... Наверняка кто-то из старых торчей и законопроект этот двинул, и статью 339 написал...Надо б покурить. Что у нас с ветром? Самое оно...Блять, как я умудрился так пачку помять? Вот мудак...

Московское время: 22-07.

Бля, ну сколько можно? Может, сука, запалила меня? Не должна была, я ночью приполз, нету у нее оптики, стопудово нету... Все шмотки ее мы в том притоне и нашли, она ж в чем была, в том и сорвалась, очки ночного видения, аптечку, сухпай – все отмели. Никак она не могла меня засечь, никак. И нехер гонять. Сидим, ждем. Жрачка есть, героина еще на неделю, погодка удачная, воды вроде до утра хватит, погодю пока окончательно стемнеет, к ручью сползаю, обновлю запасец, чтобы потом не партиться. Ждем-с. А ждать я еще со времен светлой пионэрской юности научился, барыги приучили – «позвони через час, позвони через два, позвони завтра...», да и в армии тоже – что я, зря два года Родине отдал? А вот эту прошмандовку вряд ли кто так дрочил, как сержантский состав нас, да и и по барыгам она вряд ли бегала, ох, вряд ли. Вылезет, пизда, никуда не денется. Высунет нос, воздуха хлебнуть, да травки пощипать...

Московское время: 23-14.

В принципе, можно вон до того синего домика доползти, посмотреть, что там и как. Вроде как шевелилось там что-то в окошке утром, а дверь – вот она, второго выхода из дома нет... Колодец, мусор какой-то... Заборчик порушился в двух местах...Избушка блять, на курьих ножках... Ежели кто-то там с утра и был, то сейчас там и сидит, некуда деваться. Но я блять, не уверен. Очень не хочется лажануться. Спугну - и бегай потом за ней по всей Московской области и окрестностям... А бегун из меня ныне хуевый, не надо было из окна прыгать...Таааак...Сеструхин дом стоит заколоченный, замок вроде цел, травы во дворе по колено, если б кто туда пролез, наследил бы, хотя можно и огородами пробраться. Не, хватит гонять. Лучшая защита – это нападение. Посижу еще малость и прошвырнусь по деревушке... С импортной оптикой даже крысу засечь можно, не то что эту рыбью пизду... Сперва в синюю развалюху, оттуда через забор и в пятистенку, так как раз окно разбито, ну а если и там никого – то в избу к сестричке нанесу визит. Может и повезет. А если голяк, то лучше и не думать, чего со мной в Главстарсбыте сделают. Третью неделю без результатов. И никого не ебет, что Подмосковье – район не охотничий, что вся дичь отсюда валит в глушь, что тут на сто гектаров дай бог две пенсионерки. Охотничье дело малое: получил сухпай, получил хмурый, экипировочку – будь ласков, отрабатывай. Сдавай скальпы государству. Не, лучше не думать, что со мной сделают... Дозняк урежут, это как пить дать, а ведь могут и в патрули отправить. Патрулю ныне не сладко – ползай по подвалам и чердакам, да охотничков прикрывай. Тупая работа для тупого мяса, никакого драйва, никакой креативности. «Мне велели – я ответил есть...» Да хули говорить, туда в основном ППСники идут, в ментуре ныне работы вообще нет. А мне в патруль нельзя, никак нельзя. С моим дозняком, набитым за счет сданных в Главстарсбыт старческих трупиков это совершенно нереально. Сомневаюсь я очень, что меня будут греть мои начальнички, а кумары я терпеть ненавижу. Так что лучше мне все левые мысли побоку, и о деле думать, если конешно я хочу свою тридцатиграмовую премию за эту быстроногую старую корову получить...Итак, еще раз: доползти до пролома в оградке вон через те заросли, потом…

18 мая 2005 года. Среда.
Московское время: 00-27.


Дождик. Самое оно. Люблю дожди в начале мая...Или в конце мая...Без разницы. Стучит себе по листочкам да по досочкам, шум нужный создает. У этих старых пезд за время охоты какое то просто звериное чутье выработалось, осторожные стали, все видят, все слышат, так что дождь мне на руку. Если она здесь, а она, блять, здесь, то пусть свой именной слуховой аппарат хоть на полную мощность включит, все одно хуй чего услышит. Мокро правда, и грязно, но и эту неприятность можно пережить совершенно спокойно, когда в крови плещется грамм очень недурственного кайфа...Вот и доползли до синего домика, да. Не прошло и часа. Поспешишь – людей насмешишь. Зато точно уверен, что засечь мой геройский пластунский марш-бросок ни одна живая душа не смогла. Чуть в луже не зарубился, да. Ох, хорошее говно, шприцы с такой маркировкой на улице за бешеные деньги уходят, редкость это... Если у меня все срастется здесь, то граммов пять с премии можно будет налево смело отправить, деньжат поднять...Куплю себе шлем спецназовский с очками ночного видения и усилителем звука, «Филин-2», видел в Военторге – вышак вещь. Все пенсионерки по эту сторону экватора мои будут. В нашей артели только у Внучка такой есть, но Внучок – то профи, весь фюзеляж в звездочках....Так...Колодец...Да, дверь точно на замке, но это еще ничего и не значит...Блять, луна эта не в тему, прям как прожектор ебаный...Ща, дождусь тучки – и рвану в гости. Тук-тук, кто в теремочке живет? Пару минут, ага...

Московское время: 00-36.

Над срезом колодечного сруба появились две морщинистые татуированные руки, пальцы глубоко врезались в гнилое дерево, секундой позже над руками появилась голова в криво повязанном платке, холодные глаза сквозь толстые астигматичные линзы очков уставились в спину распростертому на земле мужчине. Мнгновение – и сгорбленная женская фигура бесшумно выбралась из колодца. Женщина медленно нагнулась, пошарила под ногами, подобрала спрятанные под слоем грязной травы навозные вилы. Лунный свет хищно скользнул по четырем острозаточенным зубьям. Отполированная рукоятка вил удобно легла в мозолистые натруженные ладони. Шаг вперед, размах, свист рассекаемого воздуха, резкий выдох, одновременно с которым все четыре зуба вонзились в спину медленно ползущего к крыльцу мужчины. Сдавленый хрип, булькание. Рывок вверх, вилы легко выходят из плоти, снова лунный свет стекает по окровавленным зубьям, замах, свист, удар. И еще. И еще. Короткие конвульсии, хрип. Тишина. Фигура, отбросив в сторону вилы, старчески кряхтя, ковыляя, поднимается на крыльцо. Два удара, пауза, один удар, пауза, еще два удара. Дверь со скрипом открывается, впуская старушку внутрь, быстро закрывается. Стук задвигаемого засова. Большое облако медленно скрывает луну. Слышно, как в мокром лесу хрипло каркает ворона.

Московское время: 00-44.

-Не очкуй, сестренка, все чисто. Один он был, я быренько пробежалась по округе – зуб даю, в одно жало он промышлял, пидар. Мертвяка я ошмонала и в колодец сбросила, никто не найдет. Денег у него не было, только ширево сраное, очки ночного видения, курево, да паек охотничий, стандартный. Винторез егоный нам без толку, хоть и хорошая дура, да здоровая больно, схоронила его на черный день. Фууу. Ладно. Матрена, слушай сюда. Надо нам рвать когти, причем в темпе вальса, пока охотнички не раскачались. Завтра днем по жэдэ мосту будет проходить товарняк, на Сибирь. Под Красноярском у меня живет в тайге человечек, дед в законе, лесником прикидывается. Правда тайгу знает, как свой собственный хуй, он в ней пятнадцать лет лес валил. Сынишка у него – бугор в местной охотничьей артели, поэтому дедуля со всех сторон прикрыт. Хорошо устроился, старый. Схоронимся у него, как стрем спадет, будем за бугор уходить. Есть в Красноярске люди надежные, я с ними еще в 1939 году в УстьЛаге политзаключенных резала, закон чтут, короче. Они за нас мазу потянут перед кем надо, помогут, переправят в Канаду. Здесь в лесу у меня есть захоронка, еще со старых времен. Там ксивы, лаве немного, рыжье, шило, три волыны. С утрева наведаемся туда, заберем барахло – и на паровоз прыгнем.. Ага? Ну и ништяк. Сейчас – по сто грамм и на боковую. Устала небось? Завтра денек тяжкий будет, Бог нам в помощь. Ну давай, за нашу победу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments