Tags: Индустриализация

engl

Сталинская индустриализация: проблема метрической системы

Наткнулся в Интернете на обсуждение украденной из моего блога заметки "Сколько заводов построил Сталин?". Ничего интересного, стандартное похрюкивание и регот: "афтар дибил, как можно представить себе плывущие из омерики пароходы с заводами?". Действительно, как. А ведь они плыли и везли не только оборудование, но и все вплоть до шурупов и гвоздей. Давным-давно обратил внимание аудитории на одну деталь сталинской индустриализации: предзаказ и заказ оборудования для предприятий должен был явно состояться до принятия формального первого плана индустриализации (на первую пятилетку) в СССР в 1929 году.

Теперь продолжу мысль. Почему за базис для индустриализации в СССР Добрыми Людьми была взята американская модель? Ответ прост: США были не только самой передовой индустриальной нацией на планете, но и единственными, кто мог в краткие сроки поставить модульные, т.п. типовые предприятия с типовыми технологиями конвейерного, т.е. массового производства типовых и уже хорошо отработанных моделей. Немцы делали великолепные агрегаты, например, прессовое оборудование, хорошие прошивочные станы и так далее, но не имели опыта быстрого строительства типовых заводов (хотя во время Второй мировой войны кое-что у них получалось неплохо). Про англичан, французов, скандинавов и т.п. даже говорить смысла нет. Но были и подводные камни.Collapse )
engl

Сколько заводов построил Сталин?



У красно-коричневого политрука с ником то ли "верхняя вольта", то ли "бантустан" обнаружил через вред-ленту донельзя глупую кричалку:

Есть такое "преступление" Сталина, как индустриализация. В ее рамках за первые две пятилетки в стране было построено 6 тыс. только крупных предприятия. То есть за 10 лет каждый день в стране появлялось 1,6 индустриальных гиганта. Потом эти заводы помогли нам разгромить нацистов. Без них Победы бы не было. Запомним эту цифру в 1,6 завода в день.

Странно. В Википедии сообщается, что за две пятилетки вождь советского народа построил аж 9000 предприятий, то есть, по 2,6 завода в день. В ряде других источников (например, в изданной в 70-х годах в СССР для институтов обтекаемой  "Истории советской индустриализации") указывалось до 1500 запланированных предприятий в I пятилетку и примерно столько же во вторую пятилетку, но из скромности умалчивалось, сколько же было построено в конечном итоге.

Collapse )
engl

Сталинская индустриализация VI: все для США, все для победы



Подведу краткие итоги. Большая часть фактов приведенных тут, является общеизвестной.

 

Индустриализация СССР началась задолго до того, как разразилась Великая депрессия. Она началась, в первую очередь, с реконструкции доставшихся большевикам в наследство предприятий, а также строительства первых пилотных проектов (ДнепроГЭС, Волховский алюминиевый, Керченский металлургический комбинат и так далее). Условным временем начала этого процесса можно посчитать 1925-1926 годы.

  1. В экономику страны были влиты огромные по тем временам (для России) средства.

 Статистика внешней торговли СССР, выраженная в валюте, а также индикативная статистика, выраженная в рублях, подтверждают, что с 1925 года в страну начал серьезно увеличиваться импорт, в первую очередь – промышленного оборудования. По данным Статсправочника 1937 года, в 1925 году импорт в СССР вырос почти в 3 раза по сравнению с 1924 годом – с 1,14 до 3,62 миллиардов рублей. В дальнейшем вплоть до 1931 года включительно импорт СССР устойчиво рос (если не считать снижения в 1926 году). Всего за 10 лет – в 1925-1934 годах из США в СССР ввоз составил 730 миллионов долларов (без учета второй половины 1928 года, вместе с ней может быть и 800), из Германии – 6,7 миллиардов немецких марок. Совокупно это означает импорт в размере 3,5 миллиардов долларов только из США и Германии. Collapse )

engl

Сталинская индустриализация V: ответы на вопросы



Чтобы прояснить ряд деталей, которые некоторым читателям могут быть не понятны, а заодно и ответить на наиболее разумную критику, выделю специальный пост.

Как я уже писал в предыдущих постах о циклах заказов-поставок-монтажа оборудования, этот процесс не является одномоментным. Два-три года, по ряду видов оборудования он может быть и больше. Вот, например, Дмитрий Верхотуров, автор замечательной книги об истории индустриализации с кричащим названием "Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР" (опять борьба с депрессией, хм) попенял мне:

Факты, происходящие из описаний строек заводов, говорят, что никакого заказа заранее не было. Ты это игнорируешь. Тебе говорят, а ты отрицаешь на голубом глазу. Вот к примеру: "В октябре 1929 года Главмашинострой ВСНХ СССР начал переговоры с Американской ассоциацией инженеров и рядом фирм о возможности посылки советских инженеров для ознакомления с производством, для заключения договоров о технической помощи и поставки оборудования". Они только в 1930 году поехали смотреть, а ты тут пытаешься втирать, что они якобы все уже заказали и чуть ли не в 1927-28 году.

И таких фактов - вагон. Тракторострой поехал знакомиться с производством в январе 1930 года. Челябинский Тракторострой - тогда же. Окончательные решения были приняты в Монреале 10 февраля 1930 года. Они посмотрели весной-летом, заказали, суда привезли оборудование, и в течение 1931 года все это было проведено через таможню и учтено в статистике. Тогда все делалось в пожарном порядке и цикл заказа не превышал года, или даже меньше.


На самом деле тут, минимум, два года получается - с момента начала планирования и поставок оборудования. Но это не важно. Дело в том, что Дмитрий заботливо опускает ряд важных деталей, который необходимо прояснить. Когда я пишу о цикле машиностроительной отрасли, я указываю, что речь идет о заказах на новое оборудование, которое надо еще изготовить.

Возьмем как пример достаточно хорошо отработанный проект Магнитогорского меткомбината. Проектирование началось его еще в 1925 году, к стройке приступили в 1929 году. В 1929 году была построена железная дорога от Карталы. В 1931 году были запущены вспомогательные объекты - цех огнеупоров, центральная электростанция, в самом конце 1931 года выдала кокс первая построенная батарея, началась сушка домны. Думаете, даже эти объекты были построены самими? Всего же на строительстве Магнитки трудилось более 800 иностранных специалистов и высококвалифицированных рабочих из США, Германии, Англии, Италии и Австрии. Центральную электростанцию подрядились монтировать немецкие специалисты из AEG, они же поставили на Магнитку самую мощную по тем временам 50−мегаваттную турбину с генератором. Немецкая фирма Krupp & Reismann налаживала в Магнитогорске огнеупорное производство, а британская Traylor — горнорудное хозяйство.

Готовую турбину, кстати, заказали в Германии в 1929 году, привезли в СССР в конце 1930 года и смонтировали в 1931 году.

Первые домны были запущены в 1932 году. В 1933 году заработали еще две домны и четыре мартеновских печи. В конце того же года был запущен обжимно-заготовочный стан немецкой фирмы Demag (он, кстати, работал до конца 2006 года), а в августе 1934 года - сортопрокатный стан "500".

Вообще же, проект ММК является одним из самых успешных в советской индустриализации в черной металлургии. Почему? Потому что советские большевики не стали тут изобретать велосипед, а пригласили на руководство проектом американскую компанию Arthur McKee, которая "взяла обязательства подготовить строительный и технологический проект с полным описанием и спецификацией оборудования, станков и механизмов, передать советскому заказчику свой производственный опыт (патенты, ноу-хау и проч.), прислать в СССР квалифицированных специалистов для наблюдения за строительством и пуском объекта, разрешить советским инженерам и рабочим осваивать производственные методы компании на ее предприятиях, а также координировать поставки оборудования для Магнитки".

Фактически, Магнитка - это модульное предприятие, скопированное почти 1:1 с завода компании US Steel в штате Индиана. Договор с Arthur McKee был подписан еще в мае 1929 года. При этом часть оборудования американцы для Магнитки просто закупили на своих же предприятиях. Тем не менее мы видим, что с момента заключения соглашения до момента пуска прокатных станов прошло 4-5 лет.

Поставлены они были чуть раньше, но никакой речи о годе или полутора не идет.

Как же быть с утверждением Верхотурова о Тракторострое? Очень просто.

1. Все успешные стройки индустриализации первой пятилетки были "модульным" переносом технологических проектов и оборудования с Запада. То есть, СССР получал уже ГОТОВЫЕ заводы, которые централизованно планировались, проектировались (той же Albert Kahn, Inc.), снабжались оборудованием, технологиями и так далее. 

2. Таким образом, если кому еще не понятно: СССР закупал на Западе как новое оборудование, которое надо было еще создать, так и целиком предприятия с их оборудованием (либо полностью, либо их комплектовали сами западники).

Проекты всех крупных тракторных заводов СССР - Сталинградского, Харьковского и Челябинского были целиком приобретены на Западе. Именно этим и объясняется относительной короткая длина цикла заказа-изготовления-поставки-монтажа оборудования. Оборудование часто вообще не надо было строить, бралось уже готовое с американских заводов. Завод комплектовался в Америке и целиком перевозился в СССР. Проектировщики делали стандартизированные проекты, что упрощало их работу.

Вот и вся разгадка секрета, почему же в ряде случаев СССР получал оборудование быстрее, чем за 2-3 года. И причина заключалась, как уже догадались многие, не в гениальности советских исполнителей, а в революционных методах американских компаний:

Американские проектные и строительные компании внедрили у себя принципиально новую организацию работ, невиданно быструю и экономичную, какой не знали ни Европа, ни Россия. Стальные и железобетонные конструкции не рассчитывались, а выпускались стандартными, промышленным способом. Их оставалось только подобрать по каталогам. Весь объем проектных и строительных работ фирма делала сама и сдавала объекты "под ключ", не привлекая подрядчиков со стороны, что давало большой выигрыш времени. Не требовались и подробные рабочие чертежи. Их быстро выполняли в карандаше, а размножали на светокопировальных машинах. Чертежи готовились и утверждались одновременно с рытьем котлована, строительные конструкции заказывали по телефону и доставляли прямо к началу строительства. Американцы экономили не на стали и бетоне, а на снижении трудоемкости работ и ускорении монтажа.

Там же кстати, мельком упомянут и масштаб сотрудничества США и России (а то мне надоело уже читать бредни про 73 всего-навсего договора):

 По данным исследовательницы из США Барбары Кугел, в 1918-1933 годах (до официального признания СССР Соединенными Штатами) около двух тысяч американских фирм заключили соглашения с советскими внешнеторговыми организациями. Некоторые оказывали услуги целым отраслям. Так, Radio Corporation of America налаживала производство радиоаппаратуры, General Electric содействовала развитию электротехнической промышленности и поставляла оборудование ДнепроГЭСу. 70% его было изготовлено в США. Поднимать химическую индустрию помогала компания Dupont de Nemours.

В феврале 1930 года между «Амторгом» и Albert Kahn, Inc. был подписан договор, согласно которому фирма Кана становилась главным консультантом советского правительства по промышленному строительству и получала пакет заказов на строительство промышленных предприятий стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в сегодняшних деньгах).

Кстати, здесь стоит отметить специально, что многие американские фирмы не РАБОТАЛИ напрямую с СССР. Они заключали договора с советско-английскими компаниями вроде Амторга и ряда других.

Отдельная тема - это реконструкция предприятий. 1500 "новых" предприятий в ходе первой пятилетки - это не только новопостроенные заводы, но и реконструированные старые. От ряда советских патриотов уже услышал бред о том, что при НЭПе "ничего не было". Это вранье. Скажу так: Россия и до Великого рывка была государством, обладающим относительно неплохой индустрией. Прежде всего, металлургией, отдельными сегментами в тяжелом машиностроении и так далее. И поэтому вся сталинская индустриализация на 60-70 процентов шла на основе реконструкции заводов, доставшихся от "мрачного царизма".

Естественно, стоимость реконструкции была дешевле, чем строительство с полного нуля, но и это потребовало больших финансовых ресурсов, а также времени. В конце-концов, при реконструкции часто приходилось создавать новые цеха, линии и переделы. Заказы на импортное оборудование для реконструкции советских предприятий стали размещаться за рубежом в 1923-1924 годах. В 1926 году импорт в СССР резко вырос по сравнению с 1925 годом (см. таблицу в предыдущем посте). В дальнейшем реконструкция предприятий уже влилась в сталинскую индустриализацию (большая часть исследователей вообще ее туда включает).

Например, вот реконструкция одного из крупнейших производителей стальных труб в СССР - ТГМЗ им. Андреева. Она велась почти 5 лет при участии германской фирмы MEER: Построенные цеха были укомплектованы новейшим на тот момент германским оборудованием. В том числе были установлены: прошивной, 2 пилигриммовых стана, редукционный, калибровочный, правильный станы, прессовое оборудование в трубопрокатном цехе. В гигантском трубоэлектросварочном цехе были установлены протяжной маятниковый трубосварочный стан, печное оборудование, гидравлические прессы, калибровочный стан, цинковальная установка. Примечательно, что многое из этого оборудования работало на предприятии долгие десятилетия – так, центробежные насосы фирмы «Бальке и Вагнер», выпуска 1927 года (установлены в трубопрокатном цехе в 1933 году) эксплуатировались вплоть до 2007 года.

Диму Верхотурова прошу еще раз обратить внимание на выделенное болдом: на завод поставлялось частично оборудование с самих немецких предприятий (то есть, демонтированное оттуда).
______________________________________________________

Отдельная тема - это финансы. Получил комментарий, в котором излагается взгляд на то, как СССР финансировал эту индустриализацию:

1. Даже по приведенным Вами (скупым, почему-то выраженным в разной валюте без указания курса и смещенным по периодам) цифрам торгового оборота можно заключить, что США играли во внешнеэкономической жизни СССР, мягко говоря, не первую роль. Если привести все данные к доллару, получится, что в 20-х годах (т.е. по большей части до индустриализации) Германия ежегодно в среднем поставляла товаров на 100 млн. $, в то время как США в 30-х годах (т.е. в разгар индустриализации) только на 60 млн.
2. По некоторым оценкам всего за период 1924-1934 гг. из США было импортировано товаров на 650 млн. $. Из них примерно половина приходилась на три года – 1929 – 1931. Следовательно, среднегодовой импорт в оставшиеся периоды составлял примерно 45 млн. $. Таким же (т.е. ~ 45 млн., если судить по Вашим данным) он был и в 1932-1940 гг. Отсюда можно заключить, что «излишек» импорта 1929-1931 гг. составлял ~ 210 млн. $. Очевидно, это и есть примерная оценка американского «сверхвклада» в индустриализацию. Кстати, всего, по некоторым оценкам, СССР импортировал за 1924-1934 гг. продукции на 6,5 млрд. $.
3. Характерно, что если рассчитать среднегодовую величину импорта из Германии без учета пиковых 1930-1932 гг. (это ~ 78 млн. $), получим что немецкий «излишек» для первой пятилетки составит ~ 220 млн. $. Цифра близкая к американской.
4. В статье об экспорте золота, ссылку на которую Вы дали, указывается, что в период 1923-1931 гг. в Германию было перечислено около 1 млрд. марок. Эта величина сопоставима с разницей импорта и экспорта в 1925-1933 гг. (726 млн. марок).
5. Там же указано, что в США и Скандинавию было перечислено тогда же около 650 млн. марок. (~ 160 млн $). В принципе порядок величин совпадает с оценочным дефицитом торговли СССР с США: (44 (ср.год.имп.) – 20 (ср. год эксп.) ) * 9 лет = 216 млн. $.
6. Ну и в заключение: общая оценка «сверхимпорта» связанного с индустриализацией может составлять ~ 600 млн. $. Эта величина соответствует совокупному среднегодовому импорту 1924-1934 гг. Наверное, она могла бы быть обеспечена долгосрочными кредитами. Только вот по оценке сделанной в 1934 году в справке Наркомвнешторга общая задолженность перед США по импортным поставкам составляла всего 21 млн. $. А остальные 200, очевидно, выжали из крестьян за три-четыре года коллективизации. Ими и расплатились. И никакой конспирологии.


1. Странно. Справочник 1937 года содержит данные в советских рублях (что такое был тогда советский рубль, говорить не буду, но как источник индикативных данных он может быть полезен). Второй момент - статистика баланса торговли СССР и США (кстати, прошу специально учесть - в этот баланс НЕ ВХОДИЛИ контракты американских фирм и их оплата через Амторг и другие "советские" компании в США, в эти балансы НЕ ВХОДИЛИ расходы или доходы от облигационных займов!) взята по данным НКВТ и НКИД и отражена в долларах.

И в разгар индустриализации только за три года США импортировали в СССР на сумму в почти 346 миллионов долларов. Дефицит советского торгового баланса с США составил за 1929-1931 годы более 285 миллионов долларов.



По данным НКВТ, только в 1929 - 1938 годах дефицит советской торговли с США составил более 507 млн. долларов

Таким образом, получается, что СССР в разгар индустриализации (1929-1931 годы) получил от США только по статистике НКВТ, в которую НЕ ВХОДИЛИ контракты с Амторгом и другими организациями, не входили кредиты Экспорт-импортного банка США (это касается уже после 1933 года, конечно) в среднем в год не 60, а почти 116 миллионов долларов.

В 1929-1940 годах один только дефицит внешней торговли СССР с США составил более 605 миллионов долларов (добавьте к данным НКВТ за 1929-1938 годы данные по 1939-1940 годам). То есть, только усредненное превышение объема поставок из США в СССР в денежном выражении в среднем за год составляло порядка 56-57 миллионов долларов.

Наконец, можем взять данные по торговле и за 20-е годы, они не секретны.

  Exports to U. S. Imports from U. S.
1913 $7,290,000 $40,730,000
1923-24 4,377,500 49,955,000
1924-25 14,471,500 103,618,000 (1)
1925-26 15,810,500 62,881,500
1926-27 11,962,900 74,998,400
1927-28 14,368,500 96,717,000

Если брать 1923-1928 годы, то получается, что американский экспорт в СССР составил 388 миллионов долларов. Порядка 78 миллионов долларов в год в среднем. Также обращу внимание на то, какой всплеск был торговли в 1924-1925 годах.

Дефицит советского оборота - минус 327 миллионов долларов. Как уже писал выше, в 1929-1931 годах дефицит составил 285 миллионов долларов. Итого получается в 1923-1931 годах - 612 миллионов долларов дефицит.

Всего же дефицит внешней торговли СССР с США в 1923-1940 годах составил порядка 1 миллиарда долларов.

Вот такие вот пироги.

Так что, по пункту 1 есть серьезные возражения.

2. Уже писал выше - в 1929-1931 годах "излишек" был выше - 285 миллионов долларов. Важно также понимать, что еще раз скажу: статистика по торговле между разными ведомствами "плавала". Но гораздо хуже, то, что в нее не включались денежные расходы, кредиты, обязательства, стоимость консалтинговых услуг, поставок оборудования, которые оказывались СССР не напрямую, а, допустим, через тот же Амторг. К примеру, у фирмы Кана, которая проектировала предприятия в СССР договор был с Амторгом и платил ей сам Амторг. Так что эти 285 миллионов долларов за 3 года как дефицит - лишь вершина айсберга.

Кстати, всего, по некоторым оценкам, СССР импортировал за 1924-1934 гг. продукции на 6,5 млрд. $.

- странно, а почему не сразу 10 или 20 миллиардов? Мой оппонент наглухо забыл о том, что внешнеторговый баланс СССР даже до индустриализации был, как правило, отрицательным. В 1924-1932 годах, согласно Статсправочнику 1937 года, дефицит внешней торговли СССР составил почти 3 миллиарда (2,94 миллиарда) рублей. Из них на 1924-1928 годы пришлось почти 1,17 миллиарда рублей.

Кроме того, цифра в 6,5 миллиардов долларов экспорта за 10 лет выглядит ненадежной, поскольку это означает, что в среднем СССР вывозил за границу на сумму в 650 миллионов долларов. Между тем, уровень экспорта (оценочный, поскольку надо переводить из золотых рублей в доллары в золоте) был в полтора-два раза ниже:

В переводе на доллары в 1928 году экспорт из СССР составил 327, 43 млн. долларов США (без экспорта золота), а импорт - 422, 35 млн. долларов США (по другим данным – 405 и 487 млн. долларов соответственно). Разница частично покрывалась за счет продаж золота (в 1927 - 1929 годах его вывезли на 390 млн. рублей), что давало в грубом исчислении около 195 млн. долларов за три года.

Пик советского экспорта пришелся на 1930 год, а затем последовало его резкое падение - как я уже писал, связано это было с катастрофической ситуацией в ценах на сырьевые товары, которые преимущественно поставлял на мировой рынок СССР. Даже по Статсправочнику видно, что в 1930-1934 годах объем экспорта упал почти в три раза.

Так что, если хотите доказать, что СССР каким-то чудом вывозил из страны аж на 650 миллионов долларов, то я не против. Только желательно с документами. :) Экспорт СССР в Германию и США - основные страны, на которые приходилась львиная доля его экспорта, известен. Порядка 70-150 миллионов долларов усреднено в Германию (1924-1934 годы) и 15-25 миллионов долларов в США.

Впрочем, помимо Германии или США, с которыми торговый баланс был, как правило, остро-дефицитным, баланс с Великобританией, например, демонстрировал часто некоторый плюс. Например, в 1932 году в пересчете на марки плюс был в размере 46 миллионов (как я понимаю, это порядка 20 миллионов долларов), а в 1933 году - 56 миллионов марок (25 миллионов долларов).

3. Ну, с Германией все проще. В 1925 - 1935 годах Германия выдала только кредитов СССР на сумму в 900 миллионов марок (да, гитлеровский Рейх тоже кредитовал СССР), что составляет около 340-360 миллионов долларов без учета процентов (около 6-8 процентов там было, если не ошибаюсь).



K. Mueller. Aussenhandelssystem und Industriepolitik Russlands waehrend des ersten und zweiten Fuenfjahrplanes in ihrer Bedeutung fuer die deutsch-russischen Wirtschaftsbeziehungen. 1934.


В 1929-1933 годах дефицит внешней торговли СССР с Германией составил порядка 825 миллионов марок, что составляет порядка 330 миллионов долларов. Если рассмотреть все на длинном периоде 1925 - 1933 годов, то получится, что дефицит внешней торговли СССР с Германией составит около 727 миллионов марок. До начала индустриализации у СССР в целом был небольшой профицит в торговле с Германией. С учетом кредитов дырка получается в размере где-то 1,4 миллиарда марок (последний кредит 1935 года я тут не считаю). Или почти 560 миллионов долларов.

4. К этой статье я бы отнесся очень аккуратно. Если верить ей дословно, то СССР должен был вывозить ежегодно из страны по 100-150 тонн золота, что было просто нереальным, такого количества металла не было в стране (годовая добыча только к середине 30-х годов вышла на уровень в 100 тонн). Поэтому я и написал - что-то еще "сверху".

5. Опять же, все та же статья. Величина золотого запаса страны во второй половине 20-х годов известна. Уровень золотодобычи, пусть и по косвенным данным, тоже. Не получается таких цифр, увы, никак. В 1927-1929 годах вывоз золота из СССР составлял в среднем всего около 60 миллионов долларов.

6. Ну как же так. Дыра только с США и только по прямым контрактам в 1929-1931 годах была 285 миллионов долларов. С Германией в 1925 - 1933 годах - почти 560 миллионов долларов. Наконец, не понятно, на чем базируются сведения об экспорте СССР в размере 650 миллионов долларов? Такого экспорта у СССР не было никогда. При этом бесполезно даже переводить с советских рублей на доллары - рубль после 1928 года стал чисто номинативной валютой. На бирже в Варшаве в 1931-1932 годах за 1 американский доллар давали по 50-60 рублей. Если даже использовать такую методику, то видно, что экспорт СССР тянул в лучшем случае на 100-120 миллионов долларов (в разгар коллективизации). Но я думаю, что оценка биржи тут уже крайний случай, реально цифры были все же раза в два-два с половиной больше.

Теперь приплюсуем сюда расходы СССР на обслуживание облигационных займов, которые он размещал на Западе, прямых кредитов, расходы на оплату договоров и поставок оборудования, которые шли через офшорные компании, а также внешние компании вроде Амторга. На самом деле в оборот нашими историками большая часть этих документов не введена.

Хотя достаточно посмотреть газеты США и Англии 20-30-х годов и там часто публиковались сведения о советских внешних займах с указанием объемов, процентов и обеспечения (например, золото из СССР вывозилось не столько для покрытия внешнего дефицита, сколько для обеспечения своих займов по облигациям). Доходность "золотых" облигаций СССР была около 8-9%.

По моей оценке, в 1924-1933 годах только дыра СССР по внешней торговле была, КАК МИНИМУМ, около 1,5 миллиардов долларов. Чем СССР мог закрыть эту дыру? Если не считать бреда про годовой экспорт в 650 миллионов долларов, то источников у СССР было лишь два:

1. Экспорт.
2. Займы.

1. Как уже писал выше, объемы экспорта в 1930-1934 годах упали в три раза, если верить Статсправочнику в рублях. При этом пик поставок в СССР пришелся на 1931 год.

Поэтому мне совершенно не ясно, как в условиях резкого падения экспорта (а надо смотреть в долларах) СССР мог закрыть эту дыру. Единственный способ это сделать - это облигационные займы. И СССР массово размещал их в 30-х годах за рубежом. Через Госбанк, через Внешторгбанк и так далее. В 1933 году СССР оказался ВДРУГ заинтересован взять у США до 1 миллиарда долларов кредита, правда, такую сумму большевикам не дали.

Поэтому с советской статистикой надо работать крайне аккуратно не только потому, что в 30-х годах ее качество серьезно ухудшилось, но и потому, что рубль перестал быть валютой, как таковой. Советские статисты играли курсами рубля так, как им было нужно, в итоге получалась фантасмагория, которую я подробно разбирал тут.

Поэтому хоть как-то пролить свет на проблему внешней торговли (Бог с ними с Амторгами и т.п.) могли бы лишь документы, в которых выражено все в валюте. Но таких документов в научном обороте кот наплакал.
engl

Советская индустриализация IV: Великая депрессия



В предыдущем посте ряд юзеров с удивлением заявил, что впервые слышат о несвязанности Великой депрессии и сталинской индустриализации. Также вызвал ряд недоумений и мой тезис о том, что оборудование под Великий рывок 1929-1932 годов стали заказывать начиная с 1927 года, если еще не раньше.

Самое интересное, что при самом Сталине в 30-х годах несвязанность депрессии и индустриализации не была секретом. И доказательства этого были опубликованы открыто в Статистическом сборнике внешней торговли в 1937 году. Любой мог взять и посмотреть. Странно, что наши коммунисты и сталинисты не удосужились этого сделать. Но сначала пару слов об оборудовании.

Долго ломал голову над причиной вопиющего невежества советских патриотов, потом пришел все же к выводу о том, что большинство из них никогда не то чтобы не работало на производстве, но даже близко к нему не подходило. То есть, что такое прокатный стан, формовочный агрегат или трубоволочильный стан объяснять им бесполезно. Проще объяснить устройство стегозавра (его они иногда видели в кино или на картинках). При этом люди с таким бэкграундом почему-то уверены, что промышленное оборудование 20-30-х годов - это совершенно убогое, примитивное, несложное устройство, с которым может совладать даже неграмотный крестьянин (да, так прямо и писали).

Насчет примитивности спорить смысла нет, можно порекомендовать хоть справочники почитать или со специалистами проконсультироваться, отмечу лишь, что "примитивное" оборудование работало после своей поставки в СССР на предприятиях не один десяток лет. Например, некоторые станы на Магнитке отработали порядка 70 лет. Станы по производству труб на Синарском заводе и заводе имени Андреева в Таганроге (немецкие) были выведены из эксплуатации лишь в 2004-2006 годах. Электрооборудование немецких и американских фирм до сих пор работает на многих уральских предприятиях, на Амурстали и так далее.

В условиях советской эксплуатации это означает очень и очень высокую надежность этого оборудования. Что касается "примитивности", то достаточно почитать воспоминания некоторых советских инженеров или западных, работавших в СССР, которые прямо свидетельствовали, что заказывалось новейшее и сложное оборудование. И главной бедой индустрии СССР в первую пятилетку (да и вторую тоже) была острейшая нехватка квалифицированных кадров, которые могли бы работать с этими станками. Ведь даже советский пэтэушник 70-80-х годов по сравнению с бывшими полуграмотными крестьянами, согнанными на заводы, был светилом (у него было хотя бы 8 полноценных классов школы).

Теперь возьмем краткую хронологию мирового кризиса, поскольку наши сталинисты не помнят даже ее. В 1925 году в СССР было оформлено политическое решение о начале индустриализации, к весне 1929 года был создан и принят первый единый план. Разработка отдельных планов была завершена еще раньше (хотя их показатели здорово прыгали). Как свидетельствует тот же Орлов, вал заказов пошел с 1927 года.

Граждане, все это было ДО начала Великой депрессии. Для тех, кто не умеет читать, выделил это болдом. Подумайте. Депрессия началась, как принято считать, в "черный четверг" 24 октября 1929 года. Конечно, некоторые кризисные явления были до этого дня. Например, объем строительства в США в 1927-1929 годах стагнировал. Но по сути, никакого "краха капитализма" не было. Более того. Полноценный кризис в экономике западных стран начался лишь во второй половине 1930 года, когда в США и ряде стран Европы прокатилась волна банкротств банков и бегства денег вкладчиков.

Вот именно тогда и стало реально плохо. Еще хуже стало после второй волны банкротств весной 1931 года.

Но откуда об этом могли знать большевики или те, кто им помогал в индустриализации? Кто из них знал, что стоимость сырья, сельскохозяйственных товаров, нефти и так далее в 1930 году резко упадет в несколько раз? И что у СССР не станет даже того тощего ручейка доходов, который формировали экспортные поставки? Поэтому индустриализация в СССР планировалась и начиналась ДО Великой депрессии. И поэтому никаким средством по ее преодолению она быть и не могла.

Как преодолевать то, чего нет?

Второй миф тут - это то, что благодаря Великой депрессии СССР получил по "дешевке" оборудование и специалистов вкупе с технологиями. Но почему никто из сторонников этого тезиса не обращает НИКАКОГО внимания, ровно никакого внимания на то, что товары экспорта СССР  - зерно, яйца, масло, пушнина, шерсть, нефть, лес и так далее, из-за депрессии резко подешевели?  Если перевести стоимость бушеля пшеницы на Чикагской товарной бирже в 1929-1931 годах в тонны, то можно увидеть, что произошел настоящий катастрофический обвал.

Стоимость тонны с 68-74 долларов в 1928-1929 годах упала к началу 1931 года до 10-12, а местами и 8 долларов! Цены биржи я привожу специально, поскольку это объективные данные, которые элементарно проверяются. Маловероятно, что СССР продавал свое зерно по ценам существенно выше этих. И что у нас в итоге получается?

А получается у нас следующий гамбит.

1. Индустриализация в СССР была задумана до Великой депрессии и без какого-либо ее возможного учета (ибо никто о ней не знал). Косвенным подтверждением этому служат также мегаломанические планы. Поэтому никаким средством борьбы с ней она не могла быть.

2. Заказы на производство промышленного оборудования для СССР были сделаны за несколько лет до начала Депрессии (об этом ниже).

3. Как только началась Депрессия в мире, советская индустриализация была свернута. Свернута была потому, что СССР не мог уже оплачивать своим экспортом проценты по кредитам, ибо стоимость экспорта упала в разы. Как следствие, большевикам пришлось отложить или заморозить огромное количество промышленных объектов, запланированных еще в 1929 году (уже перечислял некоторые из них).

Лучшая иллюстрация всему этому находится в сталинском справочнике внешней торговли СССР 1937 года. Данные там в рублях и они индикативные, но как тренд они хорошо бьются с известными архивными данными НКВТ и НКИД.




Видно, как с 1925 года в СССР резко вырос импорт. Это было достигнуто за счет прироста импорта средств производства (продукции машиностроения). Пик импорта пришелся на 1931 год, а уже в 1932 году он упал по сравнению с предыдущим годом на почти 40 процентов. В 1933 году он составил менее 30 процентов от уровня 1931 года. В 1934 году - лишь около 20 процентов от уровня 1931 года. Напомню еще раз, основную часть советского импорта - 88-93 процента от его объема - составляло именно оборудование, материалы, агрегаты и т.п. И вот именно оно резко обвалилось с конца 1931 года.

Также видно, как Великая Депрессия ударила и по советскому экспорту. Он в 1930 году достиг пика, а уже в 1931 году упал на почти четверть (23 процента). В 1932 году объем экспорта в денежном выражении составил лишь 55 процентов от уровня 1930 года, в 1933 году - 47 процентов и так далее до дна в 1936 году. Именно поэтому с 1931 года большевикам пришлось корректировать свои планы, немалое количество строек новых объектов было либо отложено, либо заморожено.

Если рассуждать совсем просто, именно Великая депрессия поставила подножку сталинской индустриализации.

Теперь еще раз вернусь к оборудованию. Станки, ввезенные в СССР в 1930 или 1931 году были заказаны заранее. До начала Великой депрессии. Именно поэтому и получается, что во всем мире бушует кризис как бы, а в СССР ломится вал промышленного оборудования.

Однако поскольку правило лага в 2-3, может, по ряду видов оборудования в 4 года, соблюдается, то что мы видим? В 1933 году в СССР должно было прийти оборудование, заказанное не позднее середины 1931 года, край - конца того же года. А в мире уже кризис. И денег у СССР нет вообще, экспорт просел. И мы видим с вами, как импорт промышленного оборудования резко просаживается. В 1934 году он падает еще глубже.

Почему я говорю о том, что промышленное оборудование заказывается всегда заранее, поскольку именно этот момент ввел в ступор ряд читателей этого блога? Понимаю, многие завод видели только на картинке, поэтому постараюсь как можно доходчиво объяснить:

1. Машиностроение, прежде всего, производство средств производства - это отрасль с ДОЛГИМ циклом. Инвестиционным и производственным.

2. Производство средств производства не надо путать с каким-нибудь мебельным заводом, которые клепает 4 вида шкафов и 5 видов табуреток. Здесь продукция изготавливается под каждого клиента. Завод по производству клетей для прокатных станов, допустим, по заказу итальянского клиента сделает одну клеть, по заказу советскому клиента - совершенно иную. Это не конвейер, чтобы понимали.

3. Машиностроение средств производства всегда работает с портфелями заказов. Даже если вы прибежите на такой завод и дадите денег, вас все равно поставят в ОЧЕРЕДЬ. Это объясняется также и тем, что для выполнения вашего заказа машиностроителям надо разместить заказы у смежников и поставщиков - например, на те или иные виды марок стали, проката, электрооборудования и так далее. У них свой цикл производства. Какие-то вещи можно достать стандартизированные, но многие надо делать отдельно.

Какое оборудование поставлялось в СССР? Масса. Верхушка айсберга - это станы, прокатные станы всех видов. Это прессы. Обжимные станы. Доменное оборудование.  Клети для станов, рольганги, масса машиностроительного оборудования - по сгибке листов и т.п. Вес каждого из этих агрегатов - не одна тысяча тонн металла. Прокатный стан крупного металлургического завода весит с учетом допоборудования десятки тысяч тонн. Наконец, поставлялись краны, экскаваторы, конвертеры, станки. Что такое станок, допустим, простейший фрезеровочный? Это несколько сотен килограммов металла. А ввозились десятки тысяч таких станков.

Все это оборудование, если не считать каких-нибудь стандартизированных небольших станков (по которым наши патриоты судят вообще обо всем прочем оборудовании) заказывалось под каждый конкретный проект и каждое конкретное предприятие. Сколько будет длина стана? Сколько клетей? Как будет спроектировано здание под него и подъездные пути? С каким типом металла он будет работать? Какова точность? Какова скорость, какова производительность, каково энергообеспечение? Поэтому каждая единица такого оборудования часто была уникальной.

Как патриоты себе представляют, заказ у какого-нибудь Круппа или Freyn прокатного стана? Типа, пришли в магазин, выбрали и заверните вот это, да? Нет, товарищи, вам надо сначала составить для машиностроителей четкое техзадание (а до этого вам самим надо понимать, что хотите), заключить договор, внести предоплату. Согласовать график платежей. Потом принять оборудование. Затем его надо будет погрузить на судно или в поезд, если влезет, везти до СССР, там, если пароход, переваливать в порту, снова везти иногда через всю страну, там выгружать, монтировать, налаживать, запускать.

Само по себе производство сложной машиностроительной продукции даже сейчас занимает годы - я говорю о тех же металлургических агрегатах и станах. Не надо путать это с дешевой китайской бижутерией в области электронных гаджетов! Плюс накиньте логистику и все остальное. Сложное оборудование для крупных, средних и малых заводов (кстати, с чего решили, что такого не было на малых заводах?) заказывали даже не за год или два, а за три-четыре года.

Если для кого-то эти банальные факты являются открытием, то можете считать их конспирологией и продолжать пребывать в уверенности, что машиностроительные заводы являются чем-то вроде пекарен или столярных артелей.
engl

Сталинская индустриализация III: заговор



Продолжу некоторые мысли по затронутой теме индустриализации. В предыдущем посте я бегло и поверхностно выбросил ворох тем и вопросов, которые связаны с этим явлением. Естественно, не для того, чтобы показать "единственно-верную точку зрения", чем грешат многие блогеры, а наглядности ради. Главный же мой постулат заключается в том, что СССР не имел денег на проведение индустриализации. Более того - этих денег не дал ему и режим сверхэксплуатации населения, сознательного снижения уровня потребления в 2-3 раза по сравнению с НЭПом, инфляция, а также продажа золота и предметов искусства.

Проще говоря, баланс банально не сходится. Это если начинать копаться в архивных документах НКВТ и НКИД, становится сразу же понятно. Если бы фонды Амторга и других организаций были бы открыты, то ситуация была бы более ясной.

Мое мнение о том, что индустриализация СССР была проектом, достаточно высоко скоординированным со стороны Запада и, по всей видимости, это требовало некоего единого (или единых) подходов и планирования, вызвало типичные упреки в "конспирологии". Соответственно, люди стали выражать и сомнения в том, что ужесточение диктатуры коммунистов и ограбление ими населения было делом не "сопутствующим", а запланированным (можно как компромисс назвать это запланированно-сопутствующим явлением).

Давайте пойдем с азов по первой части. Опять же, все бегло, ибо нет времени поднимать и сводить кучи данных, но в любом случае определенная часть фактуры, дающая некоторое понимание, выложена в сообществе su_industria.

Для начала хотел бы очень порекомендовать всем, интересующимся темой, две статьи достаточно авторитетных в стране исследователей индустриализации:

И.Б. Орлов. "Противоречия индустриализации". Из сборника "Россия НЭПовская. Исследования", М., 2002. Часть I
И.Б. Орлов. "Противоречия индустриализации". Из сборника "Россия НЭПовская. Исследования", М., 2002. Часть II
И.Б. Орлов. "Противоречия индустриализации". Из сборника "Россия НЭПовская. Исследования", М., 2002. Часть III


С.А. Петроченков. "В поисках выхода из НЭПа". Из сборника "Россия НЭПовская. Исследования", М., 2002. Часть I
С.А. Петроченков. "В поисках выхода из НЭПа". Из сборника "Россия НЭПовская. Исследования", М., 2002. Часть II

Вкратце обрисую узловые проблемы СССР 20-х годов в плане экономики и индустриализации (прошу учесть, что в статье Петроченкова относительно неверно интерпретируются некоторые факты, а Орлов вообще умудрился начало кризиса в мире отнести на 1927 год):

1. Отсутствие внутренних источников финансирования для промышленного рывка. Накопления населения в конце 20-х годов в СССР были мизерными (уже давал цифры, есть и аналогичные). Оценки дают (экономисты, ГПУ и так далее) от 100 до 150 миллионов рублей золотом.

Сырьевой экспорт СССР во второй половине XX годов достиг некоего предела, а внешнеторговый баланс СССР все равно был остро дефицитным (даже с учетом неплохих цен на его продукцию в мире). Промышленность была сильно изношена (несмотря на вывод ее к 1928-1929 годам на уровень 1913 года - хотя это спорно: Промышленное производство в 1928 году достигло лишь 75,5% довоенного времени), а себестоимость ее продукции выросла в 2-2,5 с лишним раза по сравнению с 1913 годом, но при этом качество продукции резко упало. "Наследство" Российской империи в виде золотого запаса, конфискованных у буржуазии и церкви материальных ценностей и т.п. вещей, было вывезено на Запад (в том числе и путем настоящих компрадорских авантюр в духе 90-х годов, имею в виду сделку по заказу паровозов в Германии и Швеции) и там же исчезло еще в начале 20-х годов. Вывоз золота и драгоценностей продолжался и все последующие годы. Для финансирования дефицита баланса и оплаты по займам использовался золотой запас Госбанка. По данным Орлова и Осокиной, только в 1927-1929 годах он сократился с 300 до почти 90 миллионов золотых рублей. Кроме того, "по книгам Госбанка за 9 лет, с 1923 по 1930-31 гг., Рейхсбанк получил от нас золота свыше 1 миллиарда марок, английские банки - на 600 млн. мар., скандинавские и американские - на 650 млн. марок".

Это притом, что золотодобыча в СССР в 20-х годах не превышала 30-45 тонн в год. Например, в 1927 - 1929 годах золота вывезли на 390 млн. рублей (195 миллионов долларов). То есть, это означает, что СССР еще до начала Великого перелома отправлял за рубеж не только ВСЮ свою золотодобычу, но и еще что-то солидное сверху.

Про внутренние займы говорить не буду, у Орлова все прекрасно написано.

2. Первоначальные планы индустриализации подразумевали 2 основных источника: увеличение финансовой  (налоговой) нагрузки на население и расширение экспорта. Одновременно к 1927 году большевики пришли также к пониманию, что необходимо и понижать уровень потребления населения, а также снижать импорт товаров т.н. "народного потребления". Поскольку советская промышленность не производила их в должном количестве и ассортименте, это означало тотальный дефицит по ряду видов ассортимента. Вообще же, ситуация была непростой: СССР в 20-х годах даже уголь закупал в Великобритании для Петрограда. Но опять же, даже тот импорт товаров "народного потребления", который был при НЭПе, был в реальности в 10 раз ниже, чем в 1913 году. Это к тому, что "зазор" для игры на этом рычаге был крайне маленьким. Ресурсы брать было просто неоткуда, а те источники, что были еще, являлись крайне слабыми. Не было в стране ни буржуазии (частники, нэпманы, спекулянты и мешочники были сущим мизером), не было серьезных накоплений, уровень потребления итак был более чем скромным (см. подробнее планы по их оценке).

Как итог оказалось, что уже к 1927-1929 годам в стране, где была постепенно введена карточная система, резко ограничено потребление, шла успешная борьба с кулаками и частными торговцами, все равно не было средств для масштабных планов индустриализации страны. Соответственно, это и был тот самый "тупик НЭПа", о который лбом билась во второй половине 20-х годов внутрипартийная дискуссия.

Эта дискуссия вообще крайне важна для понимания. Дело в том, что ситуацию в стране большевики в лице руководства прекрасно видели и из этого понимания и исходили "правые" взгляды ряда лидеров (Каменев, Томский, Рыков, ранее т.н. "троцкистско-зиновьевский блок"). При этом считается, что Сталин и его союзники, настаивавшие на форсированной индустриализации, считали, что из сельского хозяйства и из населения можно выкачать дополнительные ресурсы (как за счет изъятия продукции, так и налогообложения и т.п.). Правда, серьезных расчетов по этой теме я не видел.

3. Теперь представим себе, что было бы дальше с СССР, если бы он начал форсированную индустриализацию по-сталински?
Если кто ознакомился с планами ВСНХ, Госплана и т.п. по индустриализации, то увидел бы одну деталь, точнее, несколько. Во-первых, планы мегаломанические, во-вторых, практически не проработан вопрос их финансирования, в-третьих, самое важное, они были оторванными от реальности, то есть, их авторы исходили из голых цифр и этими же цифрами упивались. Тяжпром - 50 процентов или 100? Пиши 130. И так далее.

Поэтому с точки зрения планирования, советские "документы" - это писульки детей, которым пообещали поход в магазин. Наконец, с высоты времени мы можем проанализировать, к чему бы это привело. Допустим, благодаря карточкам, росту цен, дефициту в коммерческой торговле, уничтожению частников (большей частью экономическому), сокращению импорта "тнп", повышенному изъятию зерна у крестьян и увеличению налогообложения (одни "добровольные займы" что стоили) Кремль получает дополнительно пару-тройку сотен миллионов рублей в золотом эквиваленте.

Может, и полмиллиарда. Даже если и миллиард. Вы можете предлагать свои цифры, но это моя оценка исходя из совокупности факторов, которые приносили доход в 1929-1931 годах (я ее увеличил даже).

Итак, у нас есть миллиард рублей золотом. Это 500 миллионов долларов или около того. В принципе, я не особо настаиваю на достоверности моей оценки, просто для понимания  - это почти полтора объема годового экспорта страны в чистом виде.

Теперь давайте считать. Реконструкция Макеевского металлургического комбината - 40 миллионов долларов.
Горьковский автозавод (данные разные, беру усредненно у сталиниста Хохлова) - минимум самый, 80-90 миллионов долларов (в рублях там было около 350 миллионов рублей, минимум, но с курсом можно играться до бесконечности).
Два крупнейших предприятия тяжелого машиностроения - Уралмаш и Новокраматорский завод. Строительство практически с "нуля" (Уралмаш был более дорогим проектом) - по 30-50 миллионов долларов, как самый минимум (это я специально упрощаю). Хотя НКМЗ только по первой очереди обошелся в почти 600 миллионов рублей...

Наших 500 миллионов долларов хватит на 60-70 средних предприятий или 10-15 крупных заводов с "нуля". Или чуть больше. Это я еще очень оптимистично считаю. А дальше что?

А дальше получается вот что. В следующем году надо снова выжимать из населения все соки, чтобы отправить на Запад побольше на экспорт. Чтобы под него купить оборудование. Вопрос: смогут ли итак обедневшие и живущие в ряде мест впроголодь люди что-то еще дать? Однозначного ответа тут нет. Но дело даже не в этом. Что даст увеличение экспорта, если цены на него рухнули? Все, получается замкнутый круг. Советская индустриализация форсированного типа а-ля Сталин с опорой на внутренние силы и увеличением экспорта заходит в тупик даже не за 2-3 года, а буквально за год или чуть более. Страна оказывается разоренной и без промышленности (несколько десятков заводов сходу погоду не сделают).

Идем на следующий уровень.

II. Итак, с 1925 года большевики стали составлять планы индустриализации. Окончательный план был сверстан к началу 1929 года, затем и он неоднократно менялся. Как правило, в пользу увеличения объемов. Также, где можно, составлялись конкретные планы и по главкам наркоматов. Они тоже менялись. Росли объемы и так далее. Более того. Даже принятый весной 1929 года "план" был откровенно недоработанным, сырым, сшитым буквально на живую нитку.

Как дальше объясняет чудеса планирования советская пропаганда? Никак. СССР принял план и... правильно, начал клепать заводы.

Стоп. А заказывать оборудование и технологии под заводы, обеспечивать финансирование под запланированные производства КОГДА начали?

Надеюсь, дураков тут нет и все понимают, что заказывать промышленное оборудование принято ЗАРАНЕЕ. Ибо таков цикл машиностроительной отрасли. Это не печка по выпечке пирожков. Захотел товарищ Сталин современные металлорежущие станки, и бац, у него они тут, как тут. Или доменное оборудование. Или готовая агломерационная фабрика. Как на Керченском металлургическом комбинате (к нему еще вернусь). Поэтому, заказывать оборудование под индустриализацию, которая должна была начаться в СССР (имею в виду Великий перелом) в 1929-1930 году надо было в 1925-1927 годах. Край - первая половина 1928 года, и то далеко не по всякому оборудованию.

Орлов прямо пишет о росте заказов с 1927 года. И опять же по-дурацки прикрывает это де "кризисом". Господа, не было ни в 1927, ни в 1928, ни в первой половине 1929 годов никакого кризиса в мире. Все было хорошо, аккурат как у нас до 2008 года. Отдельный вопрос: ОТКУДА деньги на предоплату оборудования под Великий рывок? Ведь речь шла о массовом заказе оборудования. А в стране еще - НЭП. А в стране еще нет колхозов. В стране еще 50 товарно-сырьевых бирж, нэпманов еще никто не отправляет массово на "расколку" в ГПУ.

И что получается. Сами большевики худо-бедно сверстали свои планы хоть в каком-то виде к весне 1929 года. Но скверные планировщики оказались гениальными провидцами - они еще за 3-4 года точно подсчитали, что нужно! Понимаете, не бьется тут все это. Никак. Если я не знаю, что я строю и на какой объем продукции, то как под это заказать оборудование? Дайте всего и побольше? Мне сколько электрогенераторов заказывать? Турбин для ТЭЦ? Котлов? Два или четыре? Или сразу десять? А может, и одним обойдемся? Вчера завод был запланирован на 100 тысяч тонн стали, сегодня на 300 тысяч, а завтра гениальные планировщики выпишут цифирь в 700 тысяч (я о реальных случаях говорю)?

Но это все ерунда. Мало ли. Можно возразить, что раз большевики еще с начала 20-х годов грезили индустриализацией, то они и представляли примерно себе, что нужно (конкретно, гениальные люди знали, сколько по каждому заводу каких станков, каких фирм, по какой цене и так далее). Вопрос следующий, более важный. Как правило, при торговле машиностроительным оборудованием СНАЧАЛА всегда заключается контракт, далее решается схема финансирования, платится ЗАДАТОК.

Ну, и кто у нас это делал? Имею в виду платил задаток? НКВТ, ВСНХ, Политбюро, НКТП, главк, торгпредство, офшор или еще какой-нибудь орган, который сам толком не знал, что делать?

К чему я веду здесь речь. Я веду речь к тому, что аккурат после одобрения плана индустриализации в СССР в 1929 году в страну хлынул поток техники, оборудования, специалистов и материалов (но поток пошел еще до утверждения плана!). И все это было подготовлено заранее. Спонтанно такие вещи не делаются, во всяком случае СО СТОРОНЫ того, кто будет поставлять оборудование и решит вопросы с финансами (СССР я не имею в виду, ибо с финансами у него было плохо).

Пусть над этим вопросом поразмыслят те, кто в прошлом посте предлагали не уходить в "конспирологию". Пусть доходчиво и понятно объяснят, каким образом большевики, не имея конкретного и окончательного плана, не имея финансирования, не проведя работу по заказчикам (кстати, тендеры были? вопрос на засыпку), еще до составления окончательного плана получили приток оборудования и техники, а затем вдруг одномоментно (в течение 2-3 лет) оказались буквально завалены западной индустриальной продукцией.

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, приведу два графика внешней торговли СССР с США и Германией. Конечно, надо бы в довесок такие же сделать по Великобритании, Франции, Италии, Швеции, Нидерландам и Бельгии, как минимум, но...

Особая оговорка - эти графики охватывают не ВСЮ торговлю СССР с этими государствами, поскольку часть операций шла через офшоры.



Это торговля с Германией. Основа ее экспорта - промышленное оборудование в СССР. С 1927 года виден резкий и плавный прирост экспорта Германии на 30-50 процентов по сравнению с 1925 годом. В 1931 году - бум. И в 1932 году тоже. Резкий спад  - 1933 год.  Однако мы знаем, что уровень взаимодействия между СССР и зарубежными странами тоже несколько менялся. Если Германия показала пик в 1931 году, то вот США (данные в миллионах долларов) - в 1930 году. Это означает, что предзаказ в США с учетом дальности доставки, сложности логистики должен был происходить ну никак не позднее 1927 года.



Впрочем, это все конспирология, и станки у нас летают по воздуху. Перейдем еще к одному аспекту. Этот аспект называется строительство (реконструкция) предприятия. Предприятия, конечно, союзного значения, были на особом контроле, а если статус завода был ниже, то заведовал планированием и снабжением завода импортным оборудованием уже часто какой-нибудь главк в наркомате. Вот мой любимый пример - Керченский металлургический завод, который должен был стать в СССР комбинатом №1 в черной металлургии. По ссылке можно посмотреть на уровень планирования у советских.

Там же дается краткий перечень участников из-за рубежа: Cintering Corp. из США поставила оборудование для аглофабрики, французская «Дистикокс» строила коксовые батареи, экскаваторы для Новокарантинного рудника завозились из Германии и США, из Северной Америки поступила документация на домны, оборудование для электростанции поставила фирма Krupp.

То есть, завод, если не считать стройматериалов и труда людей, создан на основе сочетания оборудования из США, Германии, Франции и, видимо, ряда других стран. Что сие означает.

У нас в Югостали должны работать люди, прекрасно не только владеющие языками, но и хорошо разбирающимися в продукции всех западных фирм, свободно ориентирующиеся в каталогах и так далее. Допустим, такие были.

В процессе им надо было понять, какое оборудование лучше, изучить все каталоги и предложения, обсудить вопрос цены, организовать график заказов, график отгрузки, график финансирования и так далее. Работа гигантская. И это только по одному предприятию. А у главка таких предприятий - десяток, если не два (разного калибра, но со своей спецификой каждое). А у Наркомата тяжелой промышленности - уже сотни и даже тысячи. А у ВСНХ - десятки тысяч. Компьютеров, замечу, еще нет.

Как это все делалось на практике? Я думаю, Запад, конечно, не мог контролировать советское творчество применительно к каждому конкретному случаю (упаришься). И вот что получалось:

Ключевой ошибкой в планировании завода стало мнение Гипромеза и инженеров предприятия в том, что домны «американского типа» смогут перерабатывать фосфористые и пылеватые руды Керчи. Все три домны были рассчитаны на 330 тыс. чугуна в год, однако реальная их производительность оказалась ниже. Причина – неудовлетворительная работа аглофабрики, где постоянно ломалось оборудование. Разумеется, советские инженеры всю вину свалили на поставщика оборудования, однако не стоит забывать, что техзадание на покупку аглофабрики составляли в тресте «Югосталь» с учетом рекомендаций самих заводских инженеров.

Или еще стандартный случай уже с другого первенца советской индустриализации - НКМЗ (гигантского предприятия, между прочим):

К примеру, на предприятие в механический цех №1 был поставлен уникальный многофункциональный станок Schiess-Defriez (Германия), способный точить, фрезеровать, строгать и растачивать детали длиной до 12 метров и массой до 100 тонн. Стоимость этого оборудования, по отрывочным данным, составила порядка 300 тыс. рублей золотом. Однако из-за невысокой квалификации советских специалистов и откровенного головотяпства закупщиков, станок поступил на завод без…режущего инструмента и дополнительного оборудования. Инженерам на НКМЗ пришлось немало поломать голову, чтобы исправить ошибку и самим соорудить обдирочный резец.

Но другого выхода у них не было. Наркомат тяжелого машиностроения и партия требовали скорейшего пуска предприятия в эксплуатацию, однако как выяснилось, за новым и сложным оборудованием, которое завезли на НКМЗ американцы и немцы, работать было некому. Для обслуживания станков пришлось привлекать даже немногочисленных квалифицированных инженеров.


Естественно, на тех стройках, где помимо импортного оборудования участвовали и западные инженеры-проектировщики, а также уже рабочие, инженеры-производственники, технологи и т.п. результаты были получше (хотя бездумный аврал и азиатская штурмовщина и там процветали).  Вот далеко не полный список иностранных компаний на Магнитке: Arthur McKee of Cleveland (главный проектировщик), Freyn Engineering Corporation, The Coppers Corporation of Pittsburgh, General Electric, Demag AG, Krupp AG, German Koppers AG engineers. В ряде случаев, как на Кузнецком металлургическом комбинате (а это был старый и "хорошо", по-советским меркам, спланированный объект, который, правда, все равно не достиг первоначальной цели, ибо огрехи планирования были все же огромными) планирование, поставка оборудования и непосредственное руководство строительством ключевых производств (мартеновский цех, инструментальные цеха и т.п.) находились под прямым управлением американцев из Freyn.

Если же говорить об отраслевом планировании, то и здесь есть немало странных вещей. Например, два крупнейших металлургических комбината страны - Магнитогорский и Кузнецкий, строили в рамках абсурдного проекта "Урал-Сибирь". Вкратце, напомню, о чем речь. Кузнецкий комбинат в Сибири закладывался в расчете на поставки железной руды с Урала - конкретно, из региона, в котором был построен Магнитогорский комбинат. Плюс предполагалось, что КМК сможет работать и на местной руде. В свою очередь предполагалось снабжать ММК углем из Кузбасса.

План хороший, красивый даже. Только одно но: оценка запасов железных руд в Магнитогорске была скверной, а запасы угля на тот момент в Кузбассе вообще толком известны не были (как и железной руды). Но поскольку нет на свете таких преград, то строить гигантские предприятия стоимостью только по оборудованию в десятки и даже сотни миллионов долларов все равно начали. В результате железную руду и даже уголь на Магнитку пришлось завозить из Украины, поскольку в Сибири так и не было до войны найдено и разработано ни одного крупного месторождения. Руду с Украины возили и на КМК. Плечо транспортных перевозок каждый может оценить сам.

При этом большевики крайне слабо осваивали Центральную металлургическую базу (Курская магнитная аномалия) и явно недостаточно инвестировали в самую успешную базу - Южную. Подробнее тут: http://community.livejournal.com/su_industria/2814.html и http://community.livejournal.com/su_industria/32757.html 

Наконец, о чем говорить, если у нас уже открыта информация о том, что абсолютное большинство советских предприятий в 1929-1932 годах было спроектировано фирмой американского инженера Альберта Кана (тоже интересный объект), который вообще создал в СССР целую школу промышленного проектирования. Почему это не удивляет тех, кто считает мои представления конспирологией? Как СССР собирался строить сотни и тысячи промышленных предприятий, если у него не было своих кадров для их проектирования? То есть, управляющий проектированием предприятий индустриализации "орган" никого не смущает.

К чему все это я пишу. Да к тому, что сам СССР не мог осилить своими силами весь этот огромный процесс от планирования, расчета, поиска подрядчиков, заказчиков, выбора оборудования, создания графиков его поставок, финансирования, архитектурного проектирования и так далее. Предел уровня советского планирования в 20-30-х годах ПРЕКРАСНО виден по документам: на производстве аврал и штурмовщина, а в планировании - детская игра в магические цифры.

Поэтому везде, где иностранцев не было или было мало, количество ляпов и провалов доходило до просто критического уровня. Вот, как пример, строительство Нижне-Тагильского меткомбината в начале 30-х годов:

Помимо нехватки рабсилы, большие сложности возникли с согласованием деталей проекта, который, как мы помним, был одобрен лишь в 1931 году. Из Ленинграда и Москвы постоянно поступали новые уточнения, и из-за этого нарастала неразбериха. Характер изменений часто был настолько серьезным, что будущий завод то становился гигантом советской металлургии, то – чуть ли не заурядным заводиком областного масштаба. Так, согласно первоначальному плану, НТМК должен был быть вторым по объему производства предприятием черной металлургии в СССР после Магнитки и в два раза мощнее Кузнецкого металлургического комбината, строительство которого при широком участии иностранцев – американцев и немцев - параллельно шло в Сибири.

В составе комбината должно было быть шесть доменных печей, 20 мартенов и две группы прокатных станов: сортовая - блюминг и четыре среднесортных и мелкосортных стана, и листовая - слябинг с тремя листовыми станами. Кроме того, были запланированы цех холодного проката листа и листоотделка. Общая мощность НТМК могла составить по стали более 2 млн. тонн в год, что для страны, производившей тогда лишь 6-8 млн. тонн было очень много.

Строительство предприятия было начато не только при отсутствии ТЭО, в частности, при отсутствии данных о сырьевой базе. Что для металлургического предприятия чрезвычайно важно. Только в 1933 году советские планировщики сподобились таки произвести комплексный учет и анализ рудных запасов Тагило-Кушвинского района (к которым, собственно, и привязывали будущий комбинат). Оказалось, что эти запасы скромны, а сами руды – бедны и насыщены вредными примесями. В силу этого был урезан первоначальный план комбината – теперь в его составе оставили «всего лишь» четыре домны, 11 мартеновских печей, прокатный цех с блюмингом-слябингом, а также крупносортный, универсальный и средне-листовой станы.

Дефекты советского планирования сказались и на обеспеченности будущего комбината железорудным сырьем. Вплоть до разработки Качканарского месторождения в 50-х годах НТМК испытывал определенный недостаток руды. К 1936 году стали известны и результаты экспериментов по использованию уральских углей в производстве. Изначально планировалось, что НТМК будет целиком работать на местном сырье. Если с рудой выход все же был найден в затратной агломерации и обогащении бедных руд Тагило-Кувшинского района, то с углем дела были совсем плохи: выяснилось, что уральский сернистый и зольный уголь абсолютно не пригоден для использования в шихте коксовых батарей.

В итоге в проект будущего комбината вписали поставку угля из Сибири. В 1935 году практически замороженную стройку посетил Г.К. Орджоникидзе и после его визита план по строительству НТМК был снова «уточнен» - то есть, опять поставлен с ног на голову. Комбинат не был предназначен для производства спецсталей, но высшее руководство распорядилось приступить к строительству на предприятии в первую очередь бандажного и колесопрокатного цехов. Следовательно, необходимо было закупать новые агрегаты, причем поскольку такого оборудования в СССР не производилось, речь шла о закупках за границей. В итоге произошла очередная ломка проекта.


Проще говоря - не имея никаких достоверных данных о ресурсной базе, большевики бросились в тайге строить огромный комбинат. Проект завода стал составляться УЖЕ после начала его строительства (а каково будет дело с заказом оборудования, представили?). Завод во время строительства был неоднократно перепрофилирован. И так далее. Поэтому я и пишу, что на этом фоне Кузнецкий меткомбинат выглядит просто образчиком. Впрочем, в Кузбассе еще с начала 20-х годов по согласованному с конгрессом США решению существовала американская производственная колония.

О том, сколько вообще иностранцев работало в СССР сказать сложно. Реально, речь идет о десятках тысяч специалистов. Вот тут есть краткие сведения по иностранцам в системе НКТП, однако они совсем не полные. Всем этим людям надо было платить. СССР, несмотря на все попытки обеспечить жизнь иноспецов по "высшему разряду", не мог часто их удержать. Тем не менее, у нас в литературе господствует часто идиотские представление, что в СССР летели аки мотыльки на свет лампочки "идейные" социалисты и коммунисты, которые спасались от кризиса. Конечно, такие люди были, но речь шла о простых рабочих, как правило. Крупные инженеры, технологи и квалифицированные специалисты ехали за деньгами. Сколько могла стоить их работа? Ведь никто из исследователей индустриализации не пишет об этом всерьез. Перечисляют пайки, нормы довольствия в рублях (потом, кстати, СССР из-за нехватки валюты вообще перестал их конвертировать). А вопрос простой. Сколько в долларах или в золоте?

В сообществе я приводил данные с ссылкой на архивные документы по ряду случаев на эту тему, вот еще раз повторю:

В начале 1933 года между советским правительством и американской компанией Nitrogen был заключен договор на оказание технической помощи в синтезе аммиака, который включал в себя консультационное содействие в строительстве колонн синтеза и цехов катализаторов синтеза на Бобриковском и Березниковском комбинатах. Согласно договору, фирма должна была обучить советских специалистов самостоятельному производству катализаторной массы, а также дать "Химстрою" Наркомата тяжелой промышленности (по мысли советской стороны, в договоре это не было прописано) способ изготовления катализаторов "в условиях СССР".

Контракт с фирмой Nitrogen действовал с июня 1933 года по август 1934 года включительно. За свои услуги фирма получила вознаграждение в размере 840 тыс. американских долларов, которые платились траншами по 60 тыс. долларов ежемесячно. Стоимость закупаемого в США и Европе оборудования в стоимость контракта не входила.


То есть, консалтинговая работа нескольких специалистов была оценена за год чуть ли не  в миллион долларов. Конечно, этот случай может быть исключением, я не настаиваю. Но порядок цифр все же понятен. Скорее всего, подобное было в тех отраслях, которые приходилось создавать заново - в химической, автотранспортной, спецсталях и так далее.

Поэтому я все-таки рекомендовал бы вдумчивым людям всерьез отнестись к этой тематике и перестать городить чушь о "друзьях СССР" (друзья, да, были, хех), популярности СССР, бесплатном труде на благо социализма, о гениальности советских планировщиков и так далее.

По поводу вопроса об ужесточении режима  - были высказаны здравые мысли о необходимости получить трудовые резервы и ужесточении дисциплины. Пока, думаю, можно остановиться и на них.

P.S. Специально для камрада Пробежего отвечаю на вопрос о том, можно ли было сделать индустриализацию без этой сталинщины? Можно. Но это заняло бы на несколько лет дольше. Результат, как минимум, был бы не хуже, скорее, даже лучше. Вместо капиталовложений в тяжпром, который даже по советским стандартам был планово-убыточным все 30-е годы, инвестиции (не все, но 60-70%) надо было бы направить в легкую, пищевую, текстильную, горно-рудную промышленность, в геологоразведку, в разработку золотых месторождений, добычу нефти. Спустя 3-4-5 лет можно было бы потихоньку ставить и тяжпром. Но уже вдумчиво. Анализируя все предложения. Проводя тендеры. Отбирая поставщиков на лучших условиях. И так далее.

Впрочем, это идеалистический план с учетом исторического контекста. Тем не менее, обращу внимание сторонников СССР, если они будут меня читать, на одну деталь: если вы соберете фактуру по 10-20 заводам, то увидите, что реально их работа или строительство резко улучшались, когда руководство принимало решение о переходе на сдельную оплату. Я могу такие примеры приводить десятками. Они лишь доказывают, что труд хорошо стимулированного материально человека на порядок более эффективен, чем идеологическая штурмовщина из-под палки. Люди, все-таки, не идиоты. Как только на каком-нибудь КМК человеку начинали платить от объема, моментально вырастали стены цехов.

Скажу также еще одну крамольную вещь. Если бы Советская Россия отказалась бы от живодерской сталинской индустриализации, то и войны бы не было. Может быть, в том виде, в каком она была - с 30 миллионами погибших, с позорным 65-летием "побьеды" в холодной и вымирающей стране и так далее. Отдельно потом как-нибудь распишу.

Возвращаясь к индустриализации без такого прессинга. Давайте возьмем золото. Например, Торгсин, который выкачивал у советских граждан за продаваемый им в 2-3 раза ВЫШЕ мировой стоимости хлеб золото, ювелирку и драгоценности, накачал за 5 лет своего существования ровно столько, сколько давала советская золотая промышленность в году так 1934. Вопрос: на хера так было измываться над собственным народом?  Если вы знаете, что из Америки придут драги и другое оборудование, а также инженеры, которые за год-за два даже с учетом дебильной сталинской организации труда увеличат вам добычу золота в 2-3 раза? Или в чем смысл увеличивать экспорт продовольствия, если цены на него на мировых рынках рухнули в 2-6 раз? Если вся индустриализация итак идет под кредиты?

Вот тут и надо подумать о том, что есть конспирология и теория заговора.
engl

Сталинская индустриализация II








В литературе и мифологии утвердился следующий перечень причин условий-причин успешности (я без всякой оценки пишу) индустриализации:

1. Индустриализация была оплачена резким понижением уровня жизни и уровня потребления населения даже по сравнению с годами НЭП.

2. Чтобы оплатить индустриализацию СССР старался как можно больше выкачать из страны и продать это на Западе.

3. На Западе начался жестокий экономический кризис, и капиталисты были заинтересованы в сбыте своей продукции в СССР. Благодаря кризису СССР удалось получить массу оборудования и привлечь десятки тысяч иностранных специалистов.

4. Благодаря первым двум фактам, а также практически бесплатному труду миллионов людей, многие из которых просто бежали на стройки социализма из голодающих деревень, удалось построить в первую пятилетку до 1500 промышленных предприятий.

Соответственно, весь сыр-бор вертится вокруг этих постулатов. На мой же взгляд, это совсем не главные условия при проведении индустриализации. Кроме того, некоторые из них не совсем адекватно представляются. Мои комментарии:

1. Абсолютно согласен. Уровень жизни населения в 1930-1935 годах даже по сравнению с "кризисными" 1927-1929 годами упал в два-три, а то и четыре раза. Однако значение этого факта я бы не стал возводить в абсолют. СССР 20-х годов - это бедная страна, чей жизненный уровень на треть в среднем уступал даже показателям 1913 года. Серьезных накоплений у населения не было.


2. СССР торговал сырьем. Пока этот факт не осознают те, кто говорит об индустриализации, дальнейшее обсуждение просто невозможно. До 1930 года цены на зерно, лес, меха, продукты питания и т.п. был в мире относительно высоким. Но уже со второй половины1930 года началось их обвальное падение. К 1931 году цены упали по ряду видов продукции до 6-8 раз. В такой ситуации можно было гнать сколько угодно сырья, но выручка оставалась все равно низкой.

Теперь бегло факты.


  1. Золотовалютные запасы СССР с 1927 по 1929 годы с 300 миллионов рублей сократились до 90.

  2. Добыча золота в год тогда составляла в СССР от 15 до 45 тонн. В 1935 году было добыто чуть менее 100 тонн, с учетом Торгсина получилось около 107 тонн.

  3. Объем экспорта СССР в год составлял от 350 до 450 миллионов долларов (специально беру самую высокую оценку).

  4. К 1929 году (до начала индустриализации!) задолженность СССР только перед американскими частными фирмами составлял не менее 350 миллионов долларов.

  5. Экспорт СССР состоял из зерна, лесоматериалов, пушнины, мехов, золота, нефти и так далее.

  6. Золотой запас, доставшийся от РИ, был вывезен на Запад еще к 1921-1922 годам окончательно. Тогда же за границу ушла львиная доля культурных и материальных ценностей.

  7. Продажи предметов искусства, украшений, картин и тому подобного с 1929 года давали мизерную выручку – несколько миллионов долларов в год.

  8. Внутренние резервы по золоту и валюте (на руках у населения) к 1929 году оценочно составляли 100-120 миллионов рублей (оценка ГПУ). Это около 55 миллионов американских долларов – стоимость лишь нескольких крупных предприятий. Практически все это было изъято в 1929-1933 годах.

  9. Доля СССР в международной торговле составляла 1,7 процента в среднем (у РИ – около 3,5-4 процентов).

  10. В 1930 году рухнули цены на сырьевые товары.

  11. Экспорт из СССР сырья и зерна носил часто демпинговый характер, товары нередко продавались по ценам ниже рыночных, часть товаров портилась из-за нарушений условий складирования, воровства и так далее. Это приводило часто и к международным скандалам.

  12. Тем не менее, ряд стран Запада, например, Великобритания, старалась приобретать иногда некоторые товары из СССР (зерно) по ценам более высоким, чем у внутренних производителей или Канады. Это несколько раз приводило к скандалам.

  13. Доля СССР в импорте промышленного оборудования в мире стала заметной только один раз – в 1931 году, когда по ряду видов продукции СССР занял до 25-40 процентов мирового импорта (краны, прессы и т.п. оборудование). В другие годы доля СССР в мировом импорте машиностроительной продукции не превышала 5-8 процентов (основными приобретателями были Китай, Япония, ряд европейских стран, Бразилия и так далее).

  14. Мировой кризис привел к резкому падению цен на сырье – в 2-8 раз. Цены на технологическое оборудование снизились в среднем лишь на 15-35 процентов.

В СССР в несколько лет было построено 1500 новых предприятий. Даже если статистика врет, то можно взять и 1000. Если каждое предприятие обошлось хотя бы лишь в 1 миллион долларов (оборудование, проектирование, услуги инженеров, рабочих, перевозка и т.п.), это означало бы затраты в размере 1 миллиарда долларов. Или двух миллиардов рублей (золотом). Но это минимальные цифры, ниже плинтуса. Крупнейшие тракторные заводы, металлургические комбинаты вряд ли стоили дешевле 20-40 миллионов долларов (и то, это минимум).

Сопоставив все эти данные, не сложно прийти к выводу, что никакое сталинское «выжимание соков» из населения, гонка зерна за границу и продажа картин не могли бы обеспечить такой приток оборудования, технологий, специалистов, да еще в сжатые сроки – 1929-1932 годы. За три с небольшим года.

Также не выдерживает критики и постулат, что изнывающий от кризиса Запад начал сбывать свою машиностроительную продукцию в СССР в погоне за деньгами. У СССР ДЕНЕГ НЕ БЫЛО. Да и доля СССР в импорте машиностроения все же была не такой уж и значимой в мире тогда.

Секрет «сталинской» индустриализации в ТОМ, что Запад принял стратегическое решение накачать Россию индустриальным и технологическим фаршем. Только благодаря этому и получились те пресловутые 1500 предприятий в первую пятилетку. Не будь этого решения, СССР в лучшем случае к 1935 году вышел бы на уровень плюс 25-30 процентов от уровня 1913 года, например, по выплавке металла (на уровень 1913 года вышли в 1928-1929 году – около 4 миллионов тонн стали) - около 5-5,5 миллионов тонн. Пусть будет даже 6 миллионов тонн.

Чем было мотивировано решение Запада? Это неизвестно. Зато известно, что никакой блокады СССР со стороны Запада никогда НЕ БЫЛО. СССР имел возможность покупать (за счет американского государства, которое КРЕДИТОВАЛО советские закупки в США, а также в Великобритании, допустим) современное оборудование, технологии, покупать под «ключ» сотни предприятий и даже ОТРАСЛЕЙ. С самого начала 20-х годов СССР создал в США сеть компаний, которые занимались закупками техники (в том числе и военной) и привлечением кредитов. СССР массово выпускал на Западе облигационные займы под залог имущества и доходов ряда своих отраслей и предприятий.

Теперь мое ИМХО, зачем это нужно было Западу.

Западу это могло быть нужным по ряду причин.

1.        Советская Россия под «мудрым» руководством большевиков без западной технологической помощи прямо вырождалась – говоря уже современным языком и исходя из знаний последующей истории – в нечто среднее, между Камбоджей Пол Пота («товарища №1») и Северной Кореей. Это в случае крайнего неадеквата. В случае же линейного «нормального» развития СССР через 15-17 лет после Октября стал бы мелкобуржуазным государством. Собственно, это была позиция «правых уклонистов», которые (не зная о РЕШЕНИИ Запада) всерьез полагали, что надо и далее развивать НЭП эволюционно (и нельзя сказать, что они были идиоты, ситуацию в целом по стране они видели).

2.        Соответственно, такой СССР мог либо развалиться, либо стать жертвой соседних государств. Режим в СССР – это хунта моторизованных чекистов. Чекисты без моторизации – это уже не то.

3.        Западу был выгоден советский режим в России (долго объяснять, почему), и он выступил за его УЖЕСТОЧЕНИЕ. Сталинские концлагеря, издевательства над людьми, голодоморы, колхозное рабовладение и так далее – это все с полного одобрения Запада.

4.        Все это в совокупности только усиливало колониальную зависимость СССР от Запада, делая его развитие в той или иной степени прогнозируемым и даже управляемым.

5.        Наконец, есть версия, что СССР и Германию накачивали для будущей войны между ними. Возможно. Но есть одно. Тесное сотрудничество американцев, англичан, немцев и т.п. с большевиками началось еще в годы Гражданской войны, с начала же 20-х годов Запад сказочно обогатился на ограблении Советской России. Одна маленькая Чехословакия вывезла из России столько золота, что безбедно прожила 20 лет. Проще говоря – советский проект был начат до Гитлера, когда никакого Гитлера еще не было.

Что касается денег и вопросов, зачем Запад кредитовал кровавую хунту изуверов и подонков в СССР, зачем расчетливые капиталисты тратили свои деньги, то тут есть один ответ. Дело в том, что на определенном уровне деньги перестают восприниматься как деньги. Для отдельного человека 1 миллион долларов – это все. Здоровье, уровень жизни, богатство, уверенность в завтрашнем дне, отсутствие необходимости унижаться и так далее. Для суверенного государства-эмитента миллион – это еще не деньги, а миллиард – уже не деньги.

Запад вкачал в СССР и его индустриализацию от 2 до 5 миллиардов долларов (беру минимальную и среднюю максимальную оценку) за несколько лет. Часть денег была оформлена кредитами, часть еще как-то. Но, по сути, индустриализацию оплачивало американское и отчасти британское государства (при некотором участии и Германии).

И это ведь не просто взяли из экономики и вынули деньги. СССР, конечно, не был лидером в машиностроительном мировом импорте, но заказы от него попали в реальную экономику, государство допечатало денег, выплатило зарплаты, заплатило смежникам, дало гарантии по кредитам и так далее. В общем, поэтому для Запада советская индустриализация была совсем не накладной.

В принципе, скажу даже больше. Эту индустриализацию можно было провести СПОКОЙНО без коммунистического зверинца, издевательств, убийств, депортаций, концлагерей и так далее. Даже, полагаю, эффективность была бы в 2-3 раза больше.

Почему не провели так? Потому что, это мое ИМХО, РЕШЕНИЕ об индустриализации в СССР было в одном пакете, как уже писал выше, с ужесточением режима. Вот и все.

Урал против Юга

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket
Молодой строитель Магнитогорского меткомбината, 1931 год

В конце 20-х годов XX века почти три четверти производимого металла в СССР приходилось на т.н. Южный промышленный район - Донбасс и Украину. Дискуссия о необходимости иметь вторую металлургическую базу в лице Урало-Сибирского комбината в дополнение (а также, возможно, как и противовес Украине) привела к политическому решению о создании на Урале и в Сибири новых железорудных и металлургических производств, прежде всего, Кузнецкого и Магнитогорского меткомбинатов.

Экономические расчеты, проведенные Госпланом Украины в 1925-1927 годах, показали, что себестоимость восточного металла будет выше, чем южного. Однако большого значения эти данные не возымели и создание восточного промышленного района было одобрено окончательно в 1928 году. Впрочем в первом пятилетнем плане, утвержденном в апреле 1929 года в сторону Юга все же был сделан большой реверанс - большевики запланировали там реконструкцию существующих и строительство нескольких новых, мощных комбинатов - будущей Азовстали, Криворожстали, Запорожстали и расширение Днепровского металлургического завода. В результате, к второй половине 30-х годов Юг превратился в полноценный советский "Рур": недорогая и качественная руда Криворожского бассейна, дешевая электроэнергия ДнепроГЭСа, Зуевской, Дзержинской и Штеровской ГРЭС, а также великолепные коксующиеся угли Донбасса при постоянном росте производственных мощностей определили сохранение приоритета Южного промышленного района в металлургии.Collapse )

О сокращении персонала

Приказ по Наркомтяжпрому СССР о наказании директора Челябинского цинкового завода за недостойное отношение к иностранному специалисту.

29 марта 1936 г.

На новый Челябинский цинковый завод был послан НКТП крупный американский инженер Гиллис в качестве технического директора. Инженер Гиллис в своей работе значительно помог организации и наладке всего производства на ЧЦЗ. Однако за последнее время работа инженера Гиллиса затруднена неправильным отношением к нему со стороны директора завода тов. Луцука, вследствии чего завод не достиг заданных ему технических показателей, не выполняет программы и имеет даже после сокращения излишний персонал как в конторе, так и в цехах и обслуживающем хозяйстве при настойчивом требовании инженера Гиллиса дальнейших сокращений.

Ввиду этого приказываю:

1. Тов. Луцука, не обеспечивающего нормальную работу инженера Гиллиса на заводе, от работы освободить.
2. Впредь до назначения директора завода заместителю начальника "Главцветмет" тов. А.М. Буш временно вступить в исполнение обязанностей директора.
3. Челябинский цинковый завод изъять из состава "Уралцветмета" и подчинить непосредственно "Главцветмету".

Заместитель Народного комиссара тяжелой промышленности Ю. Пятаков.
РАГЭ. Ф. 7297. Оп. 1. Д. 133. Л 7.