?

Log in

No account? Create an account

_devol_


Devol's Zeitschrift

Eile mit Weile


Previous Entry Share Next Entry
Не все переживут закат
_devol_
1340507843_060_pics

Отрадно видеть, как до отдельных представителей нашей интеллигенции, медленно, шажочками, но все же доходит простая мысль: никакого постиндастриала в Ресурсной Федерации, увы и ах, не будет. Ну, почти не будет, если не считать пару-тройку локаций, где этот самый постиндастриал будет друг у друга на головах сидеть.

Некая Алла Боголепова пишет о закате "офисного планктона":

Герой нашего времени — это 35-летний менеджер с высшим экономическим и свободным английским, лежащий на более или менее минималистичном диване и качающий «Игры престолов» в оригинале. В активе у него диплом невнятного постсоветского вуза, годы работы на еще менее внятной работе в богатой компании и амбиции Дональда Трампа. Менеджер, уволенный по сокращению, вяло просматривает предложения на профильных сайтах и закрывает те, что кажутся ему «шагом назад». Менеджер ждет. Офисный планктон умирает как класс. Медленно угасает в ожидании чуда — высокооплачиваемой работы, на которой можно не работать. Пойти слесарем? Мне, выпускнику РГГУ, десять лет отработавшему в пиаре? Никогда. Лучше умереть на диване, чем жить в автосервисе.

Тут вопросов нет. Постиндастриал начинается там, где один конкретный работник производит такое количество продукции, которое позволяет обществу в конечном итоге содержать всю "надстройку" (если грубо и примитивно). В одном из своих интервью Тило Саррацин метко заметил, что один немец, занятый в машиностроении, кормит себя и свою семью, а также еще три-четыре-пять-шесть немецких семей (смежники и постиндастриал), не считая мини-аула трудолюбивых турецких гастарбайтеров, занятых приготовлением вкусных и нужных для экономики донер-кебабов. В России даже в самых "денежных отраслях" - добыча, переработка и транспортировка углеводородов, цветных металлов и  т.п. производятся крохи. Плюс львиная часть этих "крох" еще и самым беспардонным образом либо тупо прожирается (тратится на потребление), либо вывозится в неизвестном направлении. Проще говоря, сырьевая экономика даже без примеси азиатчины и клептократии - экономика с низкой прибавочной стоимостью. А в РФ ситуация еще хуже, ибо не хватает даже на инвестиции в поддержание существующего уровня!

Поэтому разумно существуют в этой нише только страны с маленьким или небольшим населением. Катар, Бахрейн, Норвегия, Бруней и так далее. А вот зато у Венесуэлы, Ирана, РесФеда и даже Казахстана ситуация уже не столь кефирная. Заслуга Кощеева в том, что при нем был создан, воленс-ноленс, скажем так, появился определенный сегмент пост-индастриала в виде выросших как грибы после дождя ТРЦ, офисных центров класса B,C и даже (чем черт не шутит!) А, сопутствующей сферы услуг, продай-купи контор, студий дизайна и прочего фарша в некоторых локациях. Это Москва, ЯНАО, ХМАО, Петербург отчасти, и уже совсем понемногу в относительном исчислении города-миллионники.

Но все это - тонкая пленка на сырьевом "благополучии". Причем не спасают даже цены на комоды: начинает государство тратить баблос направо-налево, возникает дефицит, а постиндастриал идет первым под нож (хипстеры, креаклы и прочие первыми замечают это на себе). Потому что сырьевая, или аграрно-сырьевая экономика (а это магистральный путь Ресурсной Федерации), еще раз повторю факт, не нуждается в сколько-нибудь широком сегменте пост-индустриала по причине собственной невысокой маржинальности и железной необходимости инвестировать в собственное поддержание.

Однако, дойдя до первого логичного умозаключения, Боголепова совершает ошибку, полагая, что слесари и прочий рабочий люд выжить может. Это также не так. В условиях экономики РесФеда, которая ритмично сокращается везде, где не нужно (промышленность, транспорт, сельское хозяйство, наука и так далее), несмотря на отдельные, локальные спросы, в целом потребность в рабочих нисколько не растет. А даже очень снижается. И поэтому преимуществ у слесаря по сравнению с менеджером относительно немного. Работа если для него и есть, то весьма низкооплачиваемая.

Вот относительно объективное исследование по токарям. Забавно, что две трети вакансий - это вахтовики. Уже кое о чем заставляет задуматься. Далее - зарплата. В Москве и Петербурге - 40-45 тысяч рублей, в хинтерланде почти в 2 раза меньше. Судя по комментариям к исследованию, даже эти данные чуть-чуть завышены. Но, допустим. Токарь в Москве сейчас получает от 40 до 80 тысяч рублей (в широком спектре). Безусловно, в комментарии сейчас заявятся потомственные токари с окладами в 150 тысяч, но я не про них. :)

А сколько токарь получал в 2003 году в Москве? Около 15-25 тысяч рублей. Плюс-минус. А теперь сделаем простое упражнение: подсчитаем инфляцию за прошедшие 10 лет. Получится что-то около 100%. А потребительская была еще выше. Что в итоге? А то, что зарплата рабочих нисколько не выросла, а тупо стагнировала и даже сократилась. Это в Москве, прошу заметить, где средняя зарплата составила в 2013 году около 45-50 тысяч рублей (ну, если верить московскому правительству). Взял зарплаты в "Норникеле" в 2007-2012 годах - такая же картина. Как была средняя (без учета Москвы) около 1000 долларов, так и осталась такой же. Если же считать с учетом инфляции и курса доллара, то вывод очевиден.

При всем этом в промышленности идет сокращение рабочих мест. Вкупе с падением заработной платы (реальной) это дает совсем неутешительный вывод: в сокращающейся как шагреневая кожа промышленности не нужны рабочие руки. На них нет ГЛОБАЛЬНОГО спроса. То есть, локальный спрос может быть (вахтовики и так далее), но и только. А вот как обстоят дела в провинции в бывших промышленных кластерах - например, на Алтае. Зарплаты в 15-20 тысяч рублей, обвальное сокращение рабочих мест, на оставшихся работают старики под 60-70 лет:



Это картина бурного роста экономики, сколенвставания, ЖУТКОЙ нехватки рабочих рук и прочего, если кто не догадался. Понимают ли олигархи, промышленники, экономисты на местах все это? Конечно. Но, во-первых. Все они жили и живут последние 20 лет не только за счет советского инфраструктурного капитала, но и за счет человеческого. От СССР в наследство дерипаскам, керимовым, махмудовым, усмановым, сечиным и прочим деятельным гражданам цветущей Многонационалии достался огромный трудовой ресурс, часто имеющий вполне себе нормальную квалификацию. И все это время этот ресурс "проедался".

Во-вторых, естественное снижение этих "трудовых запасов" происходит параллельно со снижением числа рабочих мест. Например, в ГМК "Норникель" в 1993 году работало около 160 тысяч человек, сейчас - около 80 тысяч. На Златоустовском метзаводе, который сейчас был закрыт, работало более 12 тысяч человек, сейчас - около 4200.

Это позволяет легко компенсировать естественную убыль трудового капитала. Конечно, при запуске каких-то новых проектов возникают неизбежные сложности. Но перестроить сознание людей, привыкших к наличию ресурсов, очень сложно. "Северсталь" и НЛМК намерены, например, построить новые шахты на Усинском поле в Воркуте, где будут добывать миллионы тонн угля коксующихся марок. Но есть беда - на этих шахтах НЕКОМУ работать. Точнее, нужны 5-6 тысяч НОВЫХ шахтеров. В самой Воркуте шахтерский трудовой капитал, оставшийся с советским времен, практически исчерпан. Что делать, где их взять? Уже сейчас сроки ввода в строй новых шахт отодвинуты с 2015-2016 годов на 2018-2019 годы.

Население Воркуты за прошедшие 20 лет, ВНЕЗАПНО, сократилось вдвое - с 117 до 64 тысяч человек (если считать по "большой Воркуте" - то почти в три, с 245 до менее 75 тысяч). В НЛМК и "Воркутауголь" (входит в группу "Северсталь") всерьез обсуждается проект приглашения работать на будущие шахты Усинского поля... трудолюбивых. Тех, без которых Россия, как нас уверяют айдеры муджабаевы и нюты федермессер, неизбежно сдохнет в ацких корчах. Вопрос пока открыт, поскольку пробные "заявки" с зарплатами в 25-30 тысяч рублей... никого так и не привлекли (немного вообще о жизни там, в Воркуте).

И вот что прикажете делать олигархам? Хех.


  • 1
Возможен вариант европейской Канады.

  • 1