?

Log in

No account? Create an account

_devol_


Devol's Zeitschrift

Eile mit Weile


Previous Entry Share Next Entry
Пьянство на ММЗ "Серп и Молот" в советское время
_devol_
Photobucket

Неоспоримым фактом рассматриваемого времени (50-80-е годы) является рост пьянства на производстве, несмотря на то, что это считалось грубейшим нарушением трудовой дисциплины. Усилия заводских пьяниц были сосредоточены на проносе спиртных напитков на территорию завода для совместного распития их в стенах предприятия. Память об арестах за ранний уход с работы и страх перед прогулом, по-видимому, были не последними обстоятельством в стремлении соединить физиологическую потребность в выпивке с присутствием на рабочем месте. Коллективистский дух советской производственной среды также играл определенную роль в том, что в недрах этой среды формировались устойчивые коллективы собутыльников.

Рабочие с завидным упорством пытались пронести спиртное на завод и, уже выпив, шли за следующей бутылкой в соседний магазин, чтобы «добавить». Представляется, что в такой стратегии их поведения отражался целый комплекс характерных особенностей советской повседневности вообще и производственной повседневности, в частности, начиная с того, что спиртные напитки продавались с 11 часов, то есть после начала рабочего дня, и заканчивая проблемой внутрисемейных отношений, выраженной В. Высоцким точной фразой: «Приду домой — там ты сидишь».

Большинство материалов завода изобилуют фактами, красноречиво свидетельствующими о том, что пьяницы чувствовали себя в стенах завода вольготно. Так, в отчете по работе с кадрами за 1957 г. отмечалось, что «начальник смены копрово-шихтового цеха Гаевский П.С. 03.11.1957 г. был на работе в нетрезвом виде. Электрик калибровочного цеха Донской А.А. 06.11.1957 принес в цех вино и распивал его на производстве». Примечательно, что перечисление случаев распития спиртных напитков заканчивается упреками профсоюзной организации и администрации цехов в слабой воспитательной работе с пьяницами. Начальник отдела кадров завода с сожалением констатировал, что «при беседе с рабочим сталепроволочного цеха Ширяевым выяснено, что о совершенном им прогуле с ним не беседовал никто из профсоюзной организации».

Вопиющий случай, характеризующий моральное разложение среди рабочих завода, описывается в приказе директора от 7 февраля 1983 г.207 «О грубом нарушении трудовой дисциплины, правил и инструкций по т/б на ж/д транспорте локомотиво-составительской бригадой железнодорожного цеха»:

«11 января 1983 г. около 6 часов 30 мин. тепловозом № 856 были разбиты ворота в листопрокатном цехе при следующих обстоятельствах... Бригада., выполнив заданную работу, поставила тепловоз у утла холодного отдела листопрокатного цеха на пути, идущем в горячий отдел листопрокатного цеха. Машинист тепловоза Федосеев И.П., будучи в нетрезвом состоянии, ушел с тепловоза в помещение 2-ой станции, не убедившись в надежности установки тепловоза на тормоза. Оставшийся на тепловозе пом. машиниста Панин П.Р., будучи также в нетрезвом состоянии, уснул и не мог следить за состоянием тормозной системы. Ненадежно заторможенный тепловоз самопроизвольно начал движение под уклон в сторону листопрокатного цеха, наехал на ворота и разбил их, остановился, зажатый воротами».
Наказание за такое «нарушение» оказалось весьма либеральным: машинист был переведен на нижеоплачиваемую работу сроком на 3 месяца, а помощнику машиниста был объявлен строгий выговор. Обоим участникам происшествия по итогам года также была снижена на 50% надбавка за выслугу лет.

Пьяницы чувствовали полную безнаказанность со стороны руководителей среднего звена и не боялись быть застигнутыми за распитием спиртных напитков. В результате, основные конфликты между администрацией и заводскими алкоголиками разворачивались на проходной. Либеральное отношение к пьяницам приводило к тому, что они уже не просто распивали спиртное, но и оказывали физическое сопротивление бдительным заводским охранникам, встававшим на их пути. В приказе директора от 23 января 1960 г. на заводе было зафиксировано «празднование» старого Нового года. Из-за сменного графика работы его отмечали с 11 по 14 января. Так, «модельщик мартеновского цеха № 2 Милехин Н.А. 11 января с/г пытался пронести через проходную № 6 спиртные напитки, но был задержан постовым. В момент задержания Милехин оказал физическое сопротивление бойцу т. Рыкову СП. На что был составлен акт и дело передано в тов. суд».

Похожим образом вел себя токарь ремонтно-механического цеха А.Ф. Шурмин, который «14 января пытался пройти в нетрезвом виде через проходную № 1, но постовой его не пропустил. Тогда Шурмин перелез через забор, но был задержан другим постовым. При задержании Шурмин оказал сопротивление и нанес постовому удары по лицу, за что Шурмин народным судом был осужден за мелкое хулиганство.

Порой на заводской проходной разыгрывались настоящие драмы. Так, 7 января 1977 г. волочильщик калибровочного цеха Фомичев, находясь в нетрезвом состоянии, упорно пытался пройти на территорию завода и пронести бутылку водки. При задержании на проходной он «оказал физическое сопротивление и нанес побои стрелкам Васильевой М.И. и Шадобову Ф.И., а также рабочим модельного отделения, которые пришли на помощь вахтерам». После такого вопиющего хулиганства Фомичев устроил настоящую «акцию протеста» — разбил бутылку водки, разорвал свой пропуск, продолжая при этом угрожать стрелкам физической расправой. Приказом директора Фомичев был лишен премии за январь и вознаграждения по итогам года. Материалы были пере¬даны следственным органам о привлечении Фомичева к уголовной ответственности.

По тому же сценарию развивались события 23 апреля 1977 г., когда сразу же после открытия магазина, в 11 час. 30 мин. сортосдатчик калибровочного цеха Селифанов пытался пронести на территорию завода бутылку вина. При задержании на проходной он «оказал физическое сопротивление, толкнул вахтера Максимову А.И., которая упала на мостовую и разбила голову. Селифанов убежал в цех, где был задержан и передан в 35-е отд. милиции».

Менее одиозные случаи такого же характера были зафиксированы в приказе от 20 октября 1978 г. Так, правильщик калибровочного цеха Носов при задержании на проходной оскорбил постового нецензурными словами, другой рабочий устроил скандал на КПП № 4, хулиганил, выбил три доски из двери проходной. Следует отметить, что общая мо-ральная деградации и полной мере проявилась в том, что в момент задержания рабочих сами охранники были в нетрезвом состоянии!

С 70-х годов помимо охраны, для борьбы с пьянством и хулиганством стали привлекаться добровольные народные дружины (ДНД) время от время проводившие инспекционные рейды по заводу. В приказе от 4 марта 1976 г. отмечалось, что за пронос спиртных напитков было задержано 9 человек. Задержанные находились в нетрезвом состоянии, а двое, кроме того, пытались проникнуть на территорию завода в неположенных местах. 21 июля того же года в ходе очередного рейда было задержано 8 человек, пытавшихся пронести спиртное на завод, из которых двое было в нетрезвом виде. Особо отмечалось, что «продолжают иметь место случаи хождения по ж/д путям, проникновения на завод через ограждения, проделывания проломов в заборах».

Распивали спиртные напитки не только рабочие, но и бригадиры, мастера, начальники смен. «Порой руководители и старшие товарищи не только не одергивают других, но и сами участвуют в пьянках». «Мастера часто не только не ведут борьбу с нарушителями дисциплины, но и сами ими являются», — писала газета «Мартеновка». В приказе по заводу от 19 апреля 1962 г. директор отмечал, что «имеют место факты, когда начальники смен и мастера вместо того, чтобы принимать решительные меры в борьбе с прогулами, воспитывать свой коллектив в духе коммунистического отношения к труду — сами пьянствуют на производстве и тем самым в корне подрывают трудовую дисциплину». Явное недовольство рабочих вызывало то, что «проступки начальников не обсуждаются на собраниях, не разбираются на товарищеских судах, а за закрытыми дверями». Это, кстати, указывает на причины снижения числа коммунистов среди прогульщиков, так как подавляющее большинство «начальников» были членами партии.

Не способствовало сокращению пьянства и распространение в этом I вопросе среди рабочих принципа солидарности. Видимо, в порядке " «шефства» обрубщик ЭФЛЦ В.В. Быковский «со товарищи» распивали «красное» на территории близлежащей к заводу школы. Задержанный милицией в пьяном виде Быковский на заводском товарищеском суде дал обещание не пить, но товарищей не выдал. Случаи «благородного», по их мнению, поведения, демонстрировали и другие пьяницы. В сортопрокатном цехе, например, имела место практика коллективного поручительства: если прогульщик допустит новое нарушение, то всю вину цех брал на себя. Рабочий, который повторно напился и прогулял, дабы не подвести товарищей по цеху, принес фиктивную справку о бытовой травме.

Photobucket

Кампании по борьбы с пьянством предпринимались неоднократно, но давали мало эффекта. Так в 1976 г. ЦК КПСС, Совет Министров СССР и ВЦСПС приняли очередное постановление «О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в на¬родном хозяйстве». В соответствии с этим постановлением на «Серпе и молоте» была создана комиссия по борьбе с пьянством и алкоголизмом. После приказа по Министерству черной металлургии от 25 апреля 1978 г. заводская администрация перешла от спорадических кампаний по борьбе с пьянством к организации принудительного лечения алкоголизма на заводе. В приказе от 30 мая 1978 г. отмечалось, что на заводе «нередко допускается снисходительное отношение к пьяницам и попустительство им».

Линия на принудительное лечение алкоголизма среди рабочих стала определяющей для заводской администрации на рубеже 1970—1980-х гг. Начиная с осени 1981 г., принудительное лечение проводилось в дневном наркологическом стационаре при медсанчасти, открытом после решения Моссовета от 17.08.1981. Более того, в организацию принудительного лечения рабочих была вовлечена вся заводская администрация, что закреплялось соответствующими служебными инструкциями. Так, директор завода приказывал начальникам цехов и отделов «повышать требовательность к ИТР по борьбе с пьянством и алкоголизмом в вопросах выявления и привлечения к лечению больных хроническим алкоголизмом». Заместителю директора завода Ларкину А.П. вменялось в обязанность «ужесточить контроль за выявлением лиц в цехах и отделах, страдающих заболеванием алкоголизма». Таким образом, выявление алкоголиков среди рабочих становилось служебной обязанностью представителей заводской администрации всех уровней и инженерно-технического персонала со всеми вытекающими из этого последствиями.

Несмотря на все эти меры, положение с дисциплиной труда, как на заводе, так и во всей стране, становилось все хуже и хуже. Пьянство среди рабочих приобретало огромные масштабы. Так, в 1976 и 1977 гг. с улицы в медвытрезвитель попало по 219 рабочих. За нарушения общественного порядка в нетрезвом виде было привлечено к ответственности в 1976 г. — 503 чел., в 1977 г. — 496 чел. «По состоянию на первый квартал 1978 г. на заводе было выявлено 126 чел., систематически злоупотребляющих алкоголем». Хотя для лечения заводских алкоголиков при медсанчасти и был открыт наркологический кабинет, на учете там состояло только 56 чел. В приказе директора отмечалось, что «из числа хрон. алкоголиков 7 человек нуждается в принудительном лечении в ЛТП, но ни один из них на это лечение не направлен». Указывалось на отсутствие «принципиального подхода к тем, кто нарушает порядок, склонен к злоупотреблению спиртными напитками в комсомольских организациях ЭФЛЦ, сортопрокатного, листопрокатного, калибровочного цехов».

«Прогулов много, — писала газета "Мартеновка", — а совершают их одни и те же люди. Из-за них страдают бригады. Горе-рабочих невозможно уволить. Есть возможность перебежать в соседний цех, затем в другой, третий... После прогула дают бюллетень по поводу "обострения" болезни. И ничего этот "больной" не теряет: ни зарплаты, ни стажа "горячего", ни льгот по пенсии. Нужны более решительные меры». В качестве такой меры предлагалось усилить борьбу с пронесением спиртных напитков на проходной.

По поводу того, что прогулы совершают одни и те же люди, газета находилась в заблуждении. Контингент пьющих неуклонно расширялся. В материалах завода отмечается растущее число старых кадровых рабочих среди них. Ежегодно, говорил в своем выступлении начальник отдела кадров Говердовский, сотни рабочих попадают в вытрезвитель, не только молодежь, как укоренилось считать, но и кадровые рабочие. В 1980 г. на заводе было зарегистрировано уже 220 алкоголиков, в 1982 г. — 274. Газета «Мартеновка» выражала свое сожаление по поводу увольнения из-за пьянства рабочего Гордеева, имевшего 25 лет стажа, ранее ударника коммунистического труда.

Эпоха М.С. Горбачева тоже началась с кампании борьбы против пьянства и алкоголизма. По отношению к прогульщикам она не была особенно жесткой. Акцент переносился на выявление пьяниц, обличение их через стенную печать, проведение воспитательных мероприятий. Рабочий Бачурин, например, в результате неоднократных пьянок и прогулов был уволен приказом. Однако решением заводской комиссии по борьбе с пьянством и алкоголизмом был восстановлен и взят на перевоспитание. От прогульщиков требовалось признание вины и обещание не делать этого впредь. Принимаемые меры принесли кое-какие результаты, однако вне стен «Серпа и молота». После октября 1985 г. число извещений об антиобщественном поведении работников завода уменьшилось с 488 до 453. Но на самом заводе реальной борьбы против пьянства не велось. В заводской газете приводился характерный случай. Из милиции неоднократно поступали письма о задержании «по пьянке» рабочего калибровочного цеха Корячкина с просьбой принять меры. Каждый раз администрация цеха сообщала, что меры приняты. И только после получения очередного послания, выяснилось, что Корячкина на заводе нет, так как он давно уже уволился.

В связи с антиалкогольной кампанией следует упомянуть об организации на заводе первичной организации Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость, учрежденной 14 ноября 1985 г. В целом конференция была совершенно формальным мероприятием, проходила строго по шаблону, докладчики говорили по большей части общие слова о «необходимости формирования трезвого образа мыслей». Но даже и в такой обстановке довольно четко обозначилась тенденция к борьбе с алкоголиками. Особо подчеркивалось, что необходимо усилить принудительное лечение алкоголизма. В прения посадчик сортопрокатного цеха Г.В. Орлов прямо говорил, что «многие из них [алкоголиков] не пьют, только находясь в принудительной изоляции от спиртного... Поэтому неподдающихся лечению мерами общественного воздействия и наркологическими стационарами следует рассматривать как людей, идущих на преступления, со всеми вытекающими отсюда последствиями... Наказание пьяниц в судебном порядке важно прежде всего для сохранения и продолжения их жизни. Их надо изолировать от спиртных напитков на то время, чтобы они окончательно и бесповоротно отказа¬лись от употребления спиртного раз и навсегда».


Маркевич А.М., Соколов А.К. "Магнитка близ Садового кольца": стимулы к работе на московском заводе "Серп и Молот" в 1883-2001 гг. М., РОССПЭН, 2005. С. 270-275.


  • 1
Интересно, а какой это процент относительно численности рабочих?

как я понял, записных алкоголиков и прогульщиков было около 4-7% от общей численности.

(Deleted comment)
да, но дело не в абсолютном количестве. 5-7% алкоголиков и нарушителей - вполне достаточно, чтобы дестабилизировать всю ситуацию. А с учетом того, что 5-7% алканов волнообразно влияли на 10-20% "добропорядочных" выпивох, а те в свою очередь - еще на 30-40% коллектива, картина получается безрадостная. Хуже всего то, что в советское время уволить прогульщика и алкоголика с завода было крайне сложно и не всегда выгодно для самого руководства. Поэтому и процветало такое.

(Deleted comment)

Спирт как валюта

Интересное наблюдение.

Re: Спирт как валюта

Это не наблюдение. Это было статус кво, практически повсеместное и полуофициальное. На эту тему есть много анекдотов, первым на ум приходит баянистый:

-- Михалыч, а вот как ты к подорожанию водки относишься?
-- Да никак, все равно мне.
-- А если будет 20 рублей бутылка? (Московская "с козырьком" - 4.12)
-- Ну и что?
-- А 50?
-- Да пох..
-- А если бутылка 100 рублей будет стОить? (120 - зарплата молодого специалиста)
-- Ну, смотри, Петрович (достает из кармана подшипник). Вот он как стОит бутылку водки, так и будет стОить...

Re: Спирт как валюта

В эпоху "борьбы с алкоголизмом" "жидкая валюта" была вообще самой твердой в СССР! На нее можно было приобрести ВСЁ.

(Deleted comment)

Re: Спирт как валюта

Виноват! :) Но после 1985-го она "потяжелела" окончательно.

Re: Спирт как валюта

Поговорил с отцом на эту тему, он говорит, что у них на Ижорском заводе в 70-80-х жрали со страшной силой. После получки уходили в загул на два дня стабильно. В общежитиях пролетариата каждые выходные была пьянка. Допивались до белочки. На рабочем месте пили меньше, но пили. Тащили через заборы и проходные. ДНД боролись, но бестолку. Так как сам не пил, то причин такого поведения, не знает.

Что скажете о причинах Вы как психолог?

Re: Спирт как валюта

У Жванецкого была фраза: "Советский человек как никто уверен в своем завтрашнем дне... Именно это его больше всего угнетает".

В этой фразе - ключ. Отсутствие перспектив, принудиловка, невозможность проявить инициативу, общая скудость существования - то же более развернуто.

Re: Спирт как валюта

Да уж, в динамике получается, что чем ближе к коммунизму, тем больше пили.

Re: Спирт как валюта

Во многих советских художественных фильмах культивировалось употребление алкоголя и табакокурение. В советское время - пьянство, как умение выпить много, было наиболее популярным способом проявить свою духовную силу. С появлением демократических свобод - как отрезало, в смысле: сейчас несравнимо, с тем, что было при Советской власти. У людей появились многие другие сферы приложения духа: деньги, религия.

некоторые рабочие держали подпольные магазины по торговле, мастер обычно был в доле. месячный доход был примерно равен зарплате. в случае засветки обычно увольнение с записью в трудовой.

На режимных предприятиях с ответственными производствами обычно вместо спирта использовался авиационный керосин Б-70 - именно, чтобы не пили. Аналогично, керосином вместо спирта пользовались для дезинфекции в армейских госпиталях. У нас на местном ящике при СССР массово использовались дихлорэтан, трихлорэтан, метиловый спирт - каждый год было минимум два случая тяжелых отравлений. Самый тяжелый случай - четверо собутыльников хлебнули метилового. Трое в могилу, один - тяжелейший инвалид.

Сейчас на предприятии, где работаю, выделяется спирт для технических нужд. На складе смотрел паспорт на бочке - "Спирт пшеничный, двойной ректификации" - т.н. "медицинский". А вот трихлора, хоть и нужен до зарезу, нету - такова политика ТБ на производстве. При этом у нас в отделе, при норме в 15 литров в месяц, расходится не более 7-8, народ разбирает на настойки-наливки, но не очень активно. А уменьшить требования никто не хочет, потому что уменьшить выдачу легко, а увеличить - сложно. Смешно, но начальник однажды обязал всех забрать по литру "куда хотите", потому что хранить негде. Уже скоро год, как стоит в кладовке, никому не нужный.

Ну так цена - даже 4.12, была явно неадекватной. Сейчас же на любой вкус и карман. На крайний случай аппараты в магазине продаются:)

Я очень люблю на этом факте попускать хулителей новой экономической формации :) Встречаются такие кадры, которые до сих пор ностальгируют об колбасу по 2.20. Типичный диалог:
-- Мля, все такое дорогое теперь! Вот раньше...
-- Ты на тогдашних своих 160 рэ сколько водки мог взять?
-- 35 пузырей.
-- А на теперешних 1500 грн?
-- 180... (дешевая без изысков - 8грн с копейками)

"Гидрашка" (гидролизный спирт) при СССР имел себестоимость что-то около 20 коп за литр.

Еще в наших краях был картофельный - крахмал кислотой пробивали до патоки, которую потом сбраживали. Этот был дороже, но от водки на его основе голова болела сутками.

так как раз поэтому и приходилось держать "магазин" - проносили магазинную водку через проходную, после 1991 начали совсем внаглую через забор перетаскивать, а к 1994 году уже все предприятия встали. "бизнес" умер.

С моим дедом году в 60-каком-то на тепловозе приключилась ровно такая же история, как здесь описана. И наказание аналогичное - штраф, профсобрание и перевод в помощники машиниста на некий срок. Не знаю насколько уж действенны такие советские методы, но пьяным с тех пор он не был ни разу.

Вот если бы армию непьющих бесперспективных инженеров и научных работников перевести тогда на соответствующие их уровню должности слесарей выше 4 разряда для выполнения заказов способных итр и учёных,глядишь,и не отстали бы мы так от развитых стран.

любопытный материал. мне кажется несколько академическим, ибо мой отец всю жизнь проработал на этом заводе (в качестве зам.нач.цеха как раз занимался такими проблемами). многие персонажи знакомы, а боец рыков с.п. - отец моего товарища тех лет:-)
насчет роста пьянства на проиводстве я бы поспорил.
самое смешное, что все эти якобы=меры (как мне тогда казалось) - парткомы, пропесочивания, невозможность уволить (перевоспитывайте!) оказались ... верными. сейчас, проходя мимо лавочек серповского дома, с отцом здороваются те, что безможно квасил на производстве и кого отец с помощью коллектива:-) перевоспитывал. нормальные, не спившиеся в итоге люди, аккуратно одетые, поговрить с ними можно... а вот, уволил бы - и где бы они оказались?

в статье не проходят краной нитью случаи, котрые меня будоражат до сих пор. например, несчастные случаи по пьяни. и не несчстнные тоже. так, один товарищ, представился корреспондентом, прошел в цех и ... прыгнул в лаву горячего металла. от человека остался ... парок. машинстка тогда получила инфаркт. аналогична судьба героя соццтруда петухова.


  • 1