?

Log in

No account? Create an account

_devol_


Devol's Zeitschrift

Eile mit Weile


Анатомия Навального
engl
_devol_
Навальный – лидер потенциальной мелкобуржуазной революции в России. И симптоматично, что этот человек – носитель генетической памяти о жирном украинском чернозёме, полуевропейской окраине восточнославянского мира. «Горилка, кабанчик, вышиванка»: тощая, дерново-подзолистая Россия истосковалась по Кулаку.



И в этом смысле он – безусловно, шаг вперёд в политической России. Украина – эта такая полуевропеизированная Россия, первый университет там открылся на 200 лет раньше, чем в России, а крепостничество, причём в более мягкой форме, – на те же 200 лет, но позже. Борис Ельцын – это месть обиженного субэтноса за 400 лет гонений, Владимир Путин – финно-угорский, северный и холодный порядок охотничье-собирательского образца, Дмитрий Медведев – мультяшный тип какого-то персонажа из «Незнайки на Луне», оторванный от реалий жизни (выращенный где-то в пробирке). А вот Навальный – это украинская витальность, крестьянская радость жизни, с дионисийскими мистериями: карнавалом, едой от пуза, свальным грехом, плясками до упаду под мандолину. Но в то же время он человек, четко отделяющий время дела от часа потехи. Ведь второй тип хорошо питающегося украинского хозяина – Старшина. Строгий дядька с густыми усами и хитринкой в усах в армии и в ГУЛАГе, прораб и мастер – в цехах и на стройках. Недаром русские северА, все эти нефте- и газоносные провинции в 1960-80-е осваивало очень много украинцев – людей умеющих и любящих работать в любых, даже экстремальных условиях.

Узкий исторический вопрос II
engl
_devol_
Камрад nikolamsu в предыдущей ветке УИВ  напомнил справедливо о трактовках историков. В предыдущем примере явно подложную или спустя столетия слепленную грамоту Всеволода Мстиславовича новгородской церкви Ивана на Опоках из I Новгородской летописи, которую датировали в периоде 1127-1134 годов академик Янин творчески отнес к 1219 году - мол, летописец ошибся. Впрочем, ключевой проблемы этой "грамоты" решено так и не было - ипрское сукно появилось в Новгороде все равно более чем столетие лишь спустя.

Но у академика Янина есть и настоящие кавалерийские атаки на здравый смысл ради борьбы за торжество "единых и нерушимых" трактовок.

В 1981 году в Новгороде на раскопках в Славенском конце была найдена берестяная грамота №590. Ее текст гласил: «Литва встала на Корелу», т.е. литовцы напали на карел. В.Л. Янин и А.А. Зализняк изначально датировали ее 1175-1200 годами на основе принципов новгородской археологии (датировки в т.ч. по мостовым, базирующиеся на дендрохронологии).

Спустя 10 лет после находки грамоты,  ее датировка была уточнена: П.Г. Гайдуков привязал находку к срубу, дата постройки которого была определена им второй половиной XI века, предпочтительно 1065-1085 годами. То есть, как мы видим, гибкая новгородская дендрохронология позволяет спокойно перемещать предметы по шкале на столетие. Но - только вниз, в сторону удревнения.

Ничтоже сумняшеся таким вот обстоятельством, историки принялись придумывать новые обоснования новой датировке грамоты. Проблема была в том, что берестяные грамоты считаются источником достоверным, правдивым, но с другой стороны - в русских летописях и прочих источниках никакой информации о войне между литовцами и карелами не было. Задачка была непростая.

Янин начал "научную подводку" с рассуждений о походе немцев на Водскую землю в 1240 году: «казалось бы, первое столкновение карел с литвой могло произойти только в 1240 году». Академик ссылается на летопись о походе немцев и чуди (почему-то вместе с литвой, хотя в большинстве новгородских летописях факт их участия в этом походе не отмечается) на новгородские земли (Копорье, Тесово и т.п.). Далее, В.Л. Янин приводит сногсшибательное «доказательство»: «Все-таки от Копорья до Карелии не столь далеко». Действительно, недалеко. Порядка сотни с небольшим километров по прямой по лесистой, болотистой местности, где отсутствуют дороги.

Как видим, в конкретном случае летописное свидетельство, где ни словом не говорится про карел, историку не помеха. Но, допустим, какие основания есть у Янина для такого утверждения? Может, летописцы банально спутали эти народы? В новгородских летописях финно-угорские народы, жившие к западу и северо-западу от Новгорода – водь, ижора, карелы, лопь и т.п. – никогда, как правило, не смешиваются. Более того, западные соседи Новгорода – поселившиеся в Прибалтике немцы, также не путали эти, будем честными, небольшие финно-угорские народы. 

В немецких (орденских и ганзейских) документах четко различаются даже водь и ижора, которые жили рядом:  Engeren – ижорцы, Engera – река Ижора, Wa(е)tland – Водская земля, Wa(e)ten – водь. Таким образом, только одно вышеупомянутое рассуждение В.Л. Янина содержит два недостоверных и одно малодостоверное утверждения.

Малодостоверное утверждение:

В.Л. Янин ссылается на летописную заметку (из ПСРЛ 1915 года) о том, что в 1240 году в походе на Водскую землю принимали участие «чудь, немцы и литва». Между тем в Новгородской Первой летописи старшего извода содержится иное сообщение:

«Тои же зимы придоша Немци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на нихъ възолжиша, а городъ учиниша в Копорьи погосте. И не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче; а семо Лугу и до Сабля».

Литовцев тут нет. Более того, показано даже направление набега – от Водской земли на восток и юго-восток вплоть до Новгорода. В противоположную от карел сторону! Да и маловероятно, чтобы литовцы, которые – как известно – были врагами немцев, вдруг участвовали с ними в походе на Водскую землю. С чего бы это?

Недостоверные утверждения:

1. «От Копорья до Карелии недалеко». Да, по прямой от Копорья до нынешней южной Карелии чуть более 100-120 километров – плюс-минус. Более трети пути приходится на воды Финского залива. Значит, надо его пересекать. Если идти в обход него, то путь удлиняется в 2,5-3 раза (еще раз замечу – по болотистой и лесистой местности). Не так уж и близко.

2. В.Л. Янин прямо не говорит, но возможно подразумевает, что летописи могли спутать народы (предположим такое). Однако, ни одного случая в русских летописях, где путались бы карелы с водью, не зафиксировано.

Но это еще не все. Грамоту, как помним, датировали XI веком. В.Л. Янин приходит к умозаключению, что конфликт между литовцами и карелами был связан с походом изгнанного из Киева полоцкого князя Всеслава в октябре 1069 года. Этот поход закончился битвой на Гзени (23 октября), в которой Всеслав потерпел поражение. Хронология предшествующих событий, которую В.Л. Янин реконструирует частично по летописям, такова:

 - 2 мая Изяслав Ярославович изгоняет Всеслава из Киева, и тот бежит… на север, вероятно, в Полоцк. После чего Всеслава изгоняют и из Полоцка. «Таким образом, местом, где он оказался после изгнания из Полоцка, была Водская земля», пишет Янин.

- завершив свой анабасис, Всеслав собирает войско из води и «пограничных ей карел» (В.Л. Янин считает карел граничащих с водью, забыв о том, что между ними вообще-то воды Финского залива). Далее следует еще один шокирующий вывод:

 - после этого в войске Всеслава случается конфликт между карелами и литовцами!

Стоп, а откуда там еще и литовцы? В.Л. Янин терпеливо объясняет это тем, что «наличие литовцев в войске полоцкого князя более чем естественно».  А вдруг это не естественно?

 Тут уместно будет задать следующие вопросы В.Л. Янину:

 - откуда в войске Всеслава литовцы, если он в мае 1069 года был изгнан из Киева (а до этого успел там еще посидеть в тюрьме), бежал в Полоцк и тут же был изгнан оттуда, бежал в Водскую землю, откуда направился против Новгорода в октябре 1069 года? Как он успел их набрать за столь короткий промежуток времени?

 - как и когда Всеслав успел набрать за столь короткое время в свое войско «соседей води» - карел? Лично плавал через залив и ходил по лесам в поисках наемников?

Ответов на эти неудобные вопросы, само собой разумеется, нет и не будет. Как говорит Михаил Диунов, главное - это непротиворечивая картинка. Пара-тройка высосанных из пальца "вученым" утверждений и, вуаля, картина нарисована. А ведь ради научной честности можно же было просто признать - ну, не знаем мы трактовки этой берестяной грамоты. Неужели было бы хуже? Но нет, труба битвы за историческую легенду зовет в бой. В итоге - бредовое и глупое объяснение. Так работают светила российской исторической науки.