October 27th, 2005

Фердинанд

После окончания института я его больше не видел. Изредка узнавал о нем лишь со слов других, которые его также не встречали, но что-то слышали. Версии были одна другой причудливее. Якобы он записался в армию колумбийских повстанцев, то ли был арестован в поезде Днепропетровск-Москва с двумя килограммами анаши, то ли публиковался в одном глянцевом журнале для скучающих домохозяек. При этом был награжден орденом "Слава России" союза истинных белых монархистов и подрабатывал в Новом Орлеане уличным фотографом.

Жизнь между тем бежала, сырая осень сменялась дряблой и серой зимой, кучки грязного снега на тротуарах неохотно таяли и уступали место асфальту, по которому потом дробно застучали женские каблучки. Думать о Фердинанде было некогда. Работы, бабы, съемные квартиры, метро, пахнущее давно немытыми людьми, чья-то золотая фикса, заблеванные подъезды.

Поезд лишь однажды сделал остановку. Зимой после работы я пристрастился заходить в небольшую кафе-стекляшку, стоявшую на углу двух кривых улиц. Там было тепло и разрешалось курить, всегда наливали пиво и варили сделанные нелегалами-узбеками пельмени. В тот день на улице было зябко, а с неба падал мокрый снег. В кафе я поискал взглядом свободный столик и, отыскав его, вздрогнул - в углу сидела странная парочка. Фердинанд и какая-то баба, уткнувшаяся в стол.
Collapse )