Tags: holland

смайл

Зюйд Вест



Оказалось, что последний паром из Энкхойзена в Ставорен уходит в половину шестого (а мы прибыли значительно позже), что хостелы там есть только теоретически и что это маленький декоративный городок, где отдыхают достопочтимые бюргеры, у которых все в жизни удалось, яхтсмены в белых штанах, Марии-Антуанетты которых плещутся тут же в гавани, а над всем этим великолепием каждые полчаса колокол отбивает национальный милый мотивчик. Динь-дон. Нам удалось в конце концов снять последний номер в отеле, но всю ночь нескончаемый Беверли Хиллс жужжал вокруг мотоциклами тинейджеров и хохотками джентельменов с дамами, в садах горели свечи и шуршал гравий. Весь Энкхойзен искрился, как рождественнская елка. Рано утром мы сбежали в Ставорен паромом к копченому угрю и настоящим фризам и там наконец расслабились.

Collapse )
love

В сторону моря



Примерно здесь мы, отчаявшись найти уже водоем, который должен быть вроде как недалеко, между пятым и шестым полем мы остановили пожилую чету на велосипедах и спросили, где мы можем найти море.

Море? - спросил дед
-Да! Вы можете нам помочь?
-Вы хотите видеть море. (на английском особенно выразительно прозвучало :)). Но оно, понимаете,оно того..это
-Ушло?
-Да! Оно ушло!

Но мы успели. Сидели потом на землистом берегу и смотрели, как море метр за метром отступает, меня линию берега.
В этом был какой-то смысл и бесконечность.

В этом месте можно заняться традиционным "утаптыванием грязи" - это когда совершаешь долгую прогулку (лучше с проводником, там нет ориентиров) по илистому дну, которое только что было покрыто водой.

Collapse )