Tags: memory

Незабудка

Каравайчук (1927-2016)

Для меня Каравайчук всегда был одним из символов Комарово. Встретишь его изредка по дороге со станции, и как-то всегда от этого приятно и уютно на душе. Не смотря на то, что он уже очень старенький был, хрупкий, худой, было в нем что-то такое могучее и яркое. Земля пухом.
Незабудка

Борис Немцов

Слушала две передачи на Эхе с ним на этой неделе. Вот только что сегодня одну из них. Какое-то тупое и больное ощущение от происходящего. Просто нет слов. Страшно.
Незабудка

Не стало Антона Буслова

Почти два года мы следили за тем, как он боролся с болезнью. Талантливый, фантастически трудолюбивый, никогда не отчаивающийся. В самых тяжелых ситуациях, несмотря на самые пессимистичные прогнозы он продолжал работать, не терял чувство юмора, вел колонку в The New Times, писал блог и, я уверена, вдохновлял многих на на борьбу. Он победил рак, но не смог оправиться от последствий лечения. Светлая память.
Незабудка

Балабанов

Мы смотрели почти все его фильмы. Кроме, наверное, самых ранних, до 90-х годов. Никто как он не умел так отчетливо и честно рисовать нашу разруху. Страшный промышленный район с его дымящимися трубами, серым воздухом и громыхающим через него полуразвалившимся трамваем, забытый богом и людьми Кронштадт с выбитыми стеклами и разбитыми улицами, глухая пропадающая и спивающаяся деревня. И везде люди. Потерянные, не нужные.

Я не понимаю, как один и тот же человек мог снять Брата и Войну, с одной стороны, и Груз 200 и Про уродов и людей, с другой. Из всего, что мы смотрели, мне не понравился, пожалуй, только Морфий. Осталось посмотреть последний фильм. Теперь уже точно последний.

Я помню, когда погиб Бодров. Было какое-то тупое тяжелое ощущение того, что ушел парень, который бы еще горы свернул. Просто не успел. Сколько фильмов с ним смотрела - веришь каждому слову, как будто это он сам там - живой, настоящий. Балабанов много успел. Очень много. Но я ждала следующего фильма. И следующего.

Он умер в Солнечном. Может, похоронят в Комарово.
Незабудка

Борис Стругацкий (1933 - 2012)

Стругацкие гении, конечно. Своего рода символы эпохи. Даже не символы, а голоса. Я немножко поздновато родилась, чтобы в полной мере оценить все то, что они создали, но это скорее моя проблема. Были и книги, которые оставалсь и остаются абсолютно современными и актуальными сейчас. Совершенно гениальный аудиоспектакль записало Эхо Москвы по "Трудно быть богом". Всем, кто не слышал, очень рекомендую. Это про то, как мы сейчас живем.
Незабудка

Ray Douglas Bradbury (1920 — 2012)



Когда-то я была маленькой девочкой, и Бредбери был моим любимым писателем. Прочитала, наверное, все, что было на тот момент в библиотеке, и многое по нескольку раз. А потом я выросла, и мне довелось большое счастье перевести несколько рассказов из его нового сборника, когда тот готовился к изданию на русском языке. Вот так. Человек эпоха. В его рассказах будущее и фантастика никогда не перекрывают человеческое, которое пробирает до глубины души. Любимый рассказ из детства Forever and the Earth, вольно, но гениально переведенный как "О скитаниях вечных и о Земле". Из того, что переводила сама - на близкую тему - "Последние почести".